- Вадим Владиславович, мэр Одессы Геннадий Труханов, которому власть предъявляет обвинения в уголовных преступлениях и которого хочет посадить, сказал, что у него нет денег на внесение залога, потому что он всего лишь городской чиновник. А почему Вадим Новинский, у которого никогда не было никаких интересов в Одессе, вдруг взял и внес 30 миллионов гривен залога за чиновника Труханова? С чем это связано?

— Вы правы, у меня нет абсолютно никаких бизнес-интересов в Одессе, и в этих действиях нет абсолютно никакой коррупционной составляющей — мол, я хотел каким-то образом понравиться мэру, и что это проявление моей лояльности к нему.

У меня с Геннадием Трухановым давние отношения. Мы были с ним депутатами Верховной Рады VII созыва. Я просто отношусь к нему с уважением.

Цель — уход Зеленского. Как Ахметов воюет с президентом Украины
Цель — уход Зеленского. Как Ахметов воюет с президентом Украины
© РИА Новости, коллаж Украина.ру

На протяжении последних нескольких лет, когда появляются уголовные дела с политическим подтекстом и с явной политической мотивацией в отношении тех или иных граждан Украины, я старался и стараюсь помогать им. Я неоднократно вносил залоги за различных политических деятелей, которых власть преследовала по абсолютно надуманным причинам из-за их политической позиции.

Вот и в случае Геннадия Труханова есть политический аспект. Центральная власть, таким образом, борется с сильными мэрами. Сильными мэрами крупных городов. Дело против Труханова длится, начиная с 2016 года. По тем уголовным статьям, которые ему сейчас инкриминируются, можно предъявить претензии к абсолютно любому мэру любого города, большого или маленького.

В деле Геннадия Труханова видна политическая мотивация, политический подтекст, поэтому я и принял для себя такое решение, предложив ему свою помощь.

- А вы не боитесь, что из-за того, что вы предложили свою помощь Труханову, и против вас будут открыты или вновь возобновлены уголовные дела, которые были заведены против вас еще при Порошенко?

— Что касается уголовных дел против меня, тогда доходило до смешного. Меня преследовали, обвиняли за якобы похищение некого церковного деятеля, который сейчас перешел в структуру так называемой ПЦУ.

Смешно! Это сказки, правда, не Ганса Христиана Андерсена, а сказки тогдашнего генпрокурора Юрия Луценко. Вот и в случае Труханова абсолютно нет никаких законных оснований вручать ему подозрение, преследовать его по тем «фрагментам», которые ему инкриминируются.

Так можно любого мэра взять, и любому мэру можно предъявить претензии. В итоге все встанет и работать не будет.

На мое решение внести залог за Труханова повлияло еще и то, что Труханов достаточно немало делает для Одессы. Он достаточно успешный мэр. За него на последних выборах проголосовало большинство одесситов.

Мы видели, что во втором туре выборов была очень серьезная борьба, причем с представителем ОПЗЖ, Николаем Скориком. Во втором туре Труханов вчистую выиграл.

-Как вы считаете, эпоха политических репрессий, которая была при Порошенко, сейчас возвратилась, или пока рано об этом говорить?

— Она начинает возвращаться. Возвращаться через те же самые санкции. Сейчас придумали новый механизм внесудебных, а значит незаконных расправ — санкции Совета национальной безопасности и обороны Украины. СНБОУ подменил собой суд, принимаются решения, абсолютно не имеющие отношения к украинской законности.

Можно относиться по-разному к тем людям, против кого вводились санкции. Я достаточно критически отношусь к деятельности Виктора Медведчука как политика, но то, что к нему были применены абсолютно незаконные санкции, это факт. Я убежденно говорил это сразу тогда.

Сейчас власть продолжает ту же политику в отношении политиков, которые настроены оппозиционно по отношению к ней, и которые ее критикуют. Ничего нового мир не придумал, все то же самое.

- А вы не боитесь, что эти незаконные внесудебные расправы, которыми являются санкции СНБО Украины, будут применены к вам и к вашему другу и партнеру Ринату Ахметову?

— Я точно ничего не боюсь, я только Бога боюсь. Санкций я точно не боюсь, это не то, чего надо бояться. Конечно, это может вносить дискомфорт. Но ничего страшного — проживем и с этими санкциями, какая проблема!

Олег Царев рассказал, кто победит в противостоянии между Ахметовым и Зеленским
Олег Царев рассказал, кто победит в противостоянии между Ахметовым и Зеленским
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

Если власть думает, что нас такими угрозами можно запугать, то она глубоко ошибается — нас не запугаешь! Если власть предержащие думают, что таким образом можно заставить ходить всех по одной линии, то пусть знают: не заставят. Никто не будет брать под козырек, когда власти что-то надо.

- В прессе проходила информация о том, что в августе этого года к вам обращался высокопоставленный представитель Офиса президента, чтобы вы повлияли на то, чтобы с улиц столицы были убраны пикеты верующих УПЦ, которые протестовали против приезда в Киев патриарха Варфоломея. Вы отказали…

— Я пока не хочу это комментировать. Пока еще рано. Было много разных разговоров, было много разных звонков от представителей различных структур в тот момент. Я просто не хочу пока это комментировать.

Могу сказать только одно: это были верующие, представляющие общественную организацию «Миряне». Она состоит из тех прихожан православных храмов, которые были отняты в результате беззаконного решения патриарха Варфоломея о предоставлении томаса. Они подвергались репрессиям и гонениям со стороны президента Порошенко. У них забрали храмы, их били, их выгоняли из храмов, подвергали унижениям.

Они пришли встретить патриарха Варфоломея и высказать ему свою позицию в отношении тех постыдных событий, которые с ними происходили.

Они, стоя в пикетах, не совершали никаких незаконных действий. Это было 21-22 августа этого года. В Киеве царило напряжение все время, пока в нем находился патриарх Варфоломей. Они высказывали свою позицию, указав, что у них нет других предстоятелей церкви кроме блаженнейшего митрополита Онуфрия. Верующие действовали в рамках абсолютно всех украинских законодательных норм.