Долинский пояснил Институту нацпамяти, куда «уехали» 20 тысяч евреев Тернополя
Долинский пояснил Институту нацпамяти, куда «уехали» 20 тысяч евреев Тернополя
© Journalist Today
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

В среду, 22 сентября, Верховная Рада приняла закон о предотвращении и противодействии антисемитизму в стране, решение поддержали 283 парламентариев при необходимом минимуме в 226 голосов. Проявлениями антисемитизма, согласно закону, являются: призыв, сокрытие или оправдание убийства, высказывание ложных сведений, ненавистнических заявлений о лицах еврейского происхождения, отрицание Холокоста, изготовление, распространение любых материалов с антисемитскими высказываниями.

— Эдуард, это показуха или действительно действенная мера по борьбе с антисемитизмом?

— Мы можем только поприветствовать этот закон. Это практическое воплощение готовности и решительности в борьбе с проявлениями антисемитизма. Принятие такого закона ставит Украину в лидирующее положение в Европе. Будет ли этот закон соблюдаться — время покажет. Тем не менее, мы с оптимизмом на это смотрим.

— У Порошенко уже осудили этот закон, сказав, что он будет использоваться «российской пропагандой» для создания фейков о «якобы угрозе антисемитизма на Украине». Почему же, на ваш взгляд, украинская власть все это время не боролась с откровенными проявлениями бандеровщины и петлюровщины, и сама давала повод «российской пропаганде»?

— Одно с другим не связано. То, о чем вы говорите, прокомментировал бывший директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович, который стоял за героизацией участников Холокоста. Неудивительно, что это прозвучало из его уст. Это лишний раз показывает его истинное лицо.

Что касается героизации нацизма, она не имеет никакого отношения к этому закону. Он конкретно об антисемитизме. А то, о чем вы говорите, в большей степени относится к отрицанию Холокоста.

—  Около трёх лет назад вы говорили в интервью, что Украина не больна антисемитизмом, но есть некое активное меньшинство, на действия которого власти не реагируют. Изменилась ли ваша оценка ситуации за это время?

— Нет, не поменялась. Большинство украинцев не является никакими антисемитами и никакой государственной политики антисемитизма нет. Но есть некоторые политические деятели и отдельные граждане, которые позволяют себе подобные высказывания. Именно слабость правоохранительной системы и законов позволяет им это делать. Мы надеемся, что с принятием такого закона эти люди три раза подумают, прежде чем что-то подобное сказать или сделать.

— Сильны ли сейчас миграционные настроения среди евреев Украины?

— Большинство евреев Украины, России, Белоруссии и других бывших советских республик уже уехали за 30 лет. Та община, которая осталась — это основной костяк, который, скорее всего, сохранится. Все, кто хотел уехать — уехали.

— Как вы оцениваете позицию Израиля по осуждению проявлений антисемитизма на Украине? Он делает достаточно или он мог бы действовать более активно?

— Израиль неоднократно очень остро реагировал на эти проявления. Недавно было жесткое заявление посла Израиля по поводу названия стадиона в Тернополе именем Шухевича. Это происходит регулярно. В рамках дипломатической практики Израиль реагирует. Можно ли сделать что-то еще? Не знаю.