Игорь Тулянцев: кто он
Игорь Тулянцев: кто он
© Sputnik / Miroslav Rotar
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее представители партии «Действие и солидарность» (PAS), которую до своего избрания президентом Молдавии возглавляла Майя Санду, вышли на митинг у здания Конституционного суда в Кишиневе. Они протестуют против двух постановлений, принятых 23 апреля в парламенте. Речь идет о постановлении об отмене решения парламента от 16 августа 2019 года о назначении судьей Конституционного суда Домники Маноле, а также о новом назначении судьи КС. Майя Санду охарактеризовала действия парламента как неконституционные, обе стороны обвиняют друг друга в узурпации власти.

- Игорь, кто же все-таки узурпировал власть, и чем этот политический кризис вообще завершится?

— Я неоднократно говорил о том, что любые политики, которые имеют хоть какое-то отношение к государственной власти, — априори узурпаторы. Потому что все играют по правилам Плахотнюка, начиная от президента и заканчивая парламентом.

Майя Санду играет по правилам Плахотнюка, исходя из антиконституционного переворота, инициированного Конституционным судом, в результате которого выдуманная формула Плахотнюка была использована на президентских выборах, когда президента якобы должен избирать народ. (У нас парламентская республика, и раньше президента избирал парламент.)

Еще в 2016 году, когда проходили массовые протесты против Плахотнюка, олигарх понял, что может потерять власть, и выбросил протестующим кость в виде прямых выборов президента. Хотя он провел это решение через Конституционный суд, у КС нет таких полномочий. Это должно было решаться парламентом. С тех пор президентские выборы проходят по правилам Плахотнюка, несмотря на то что его уже в стране нет. С этой точки зрения мы можем считать президента нелегитимным. Или, когда мы высказываемся в прессе, мы используем формулировку «так называемый президент».

Что касается парламента, то там есть некая группа, которая довольно серьезно себя дискредитировала. Это те же люди Плахотнюка, которые голосовали за закрытие российских телеканалов и создали ситуацию, когда видные общественно-политические деятели из России не могут посещать нашу прекрасную и открытую страну. При Плахотнюке Молдавия действительно стала захваченным государством.

Корнел Чуря об итогах 2020 года: Молдавия находится в преддверии значительных событий
Корнел Чуря об итогах 2020 года: Молдавия находится в преддверии значительных событий
© © Sputnik / Rodion Proca
Сегодня эти люди в парламенте снова поднимают голову, меняют позицию, строя из себя людей, которые готовы выстраивать отношения с Россией. Мы слышали, что люди на некотором уровне в России встречались с этими персонажами, но, на мой взгляд, общение с подобными элементами — ошибка. Потому что в той ситуации, которая сложилась сегодня в Молдавии, виноваты именно эти депутаты.

- Нужно ли в этой ситуации проводить досрочные выборы как можно скорее?

— Да, нужно. И в этой связи мне непонятна позиция Игоря Додона, потому что он должен был поднять знамя борьбы за досрочные парламентские выборы. Дело в том, что его социалисты тоже голосовали за декларацию о «захваченном государстве», которая фактически была направлена на все институты власти, в том числе на парламент, где сидели люди, представляющие главное зло в нашей стране.

Эти люди писали законы по приказу Плахотнюка, эти люди продавались и покупались, как петрушка на базаре, переходя из фракции во фракцию (все в Молдавии знают, кто из них сколько стоит). Депутатский корпус превратился в некий бордель, где покупают более понравившихся заказчику депутатов.

Поэтому чем быстрее парламент будет распущен, тем лучше для страны, и тем лучше для этих партий, которые смогут обновиться и избавиться от наследия Плахотнюка.

На мой взгляд, в этой ситуации Игорь Николаевич пошел немного не тем путем. Ему пришлось оказаться в одной лодке с «Шором» и остальными негодяями из группировки Плахотнюка, чтобы противостоять Майе Санду.

А если бы Додон после президентских выборов попытался бы объединить вокруг себя все оппозиционные партии, и сделал бы так, чтобы в Молдавии прошли досрочные парламентские выборы, и Додон, и все другие левые силы от этого бы только выиграли.

- Почему же, несмотря на внешнеполитический консенсус, Молдавию все равно не удалось избавить от Плахотнюка?

— Потому что никто не собирался с ним бороться. Все только хотели стать Плахотнюком. Вообще то, что произошло, в Молдавии называют «революцией послов», потому что внутренних сил явно не хватило бы для того, чтобы избавиться от Плахотнюка.

Молдавский эксперт сказал, как Додон и Плахотнюк обманывали Россию и пророссийских граждан
Молдавский эксперт сказал, как Додон и Плахотнюк обманывали Россию и пророссийских граждан
© Sputnik / Miroslav Rotar
В первую очередь это стало возможным благодаря России в лице Дмитрия Козака и внешнеполитическим партнерам Молдавии (США и Евросоюз), которые тогда выработали единую позицию в отношении Плахотнюка. Тогда под нажимом удалось выдавить его из страны, но внутри страны никто не способен был отрастить Плахотнюка от власти.

В этой связи со всей ответственностью заявляю вам следующее: в стране остался «коллективный Плахотнюк». Никто из людей Плахотнюка не был удален из системы власти, система не очищена.  Поэтому сегодня со всей смелостью можно утверждать, что в стране правит «коллективный Плахотнюк»: те же судьи, те же прокуроры,

Правда, генерального прокурора все же поменяли, и это большая победа. У нас сейчас действительно достойный прокурор, который борется со всей этой системой, оставленной Плахотнюком. А то вообще было бы «весело», если бы еще и прокурор Плахотнюка остался. А так депутаты, министры, второй эшелон, советники — все остались от Плахотнюка.

Поэтому для него не представляет никакого труда дергать за ниточки тех людей, которые остались в Молдавии после его отъезда. И именно для того, чтобы очистить систему, нужно провести досрочные парламентские выборы и сформировать новое правительство.

У тех, кто борется с системой Плахотнюка, есть для этого все необходимое. Это декларация о «захваченном государстве», за которую проголосовало парламентское большинство. Тогда за нее голосовали и партия Майи Санду (PAS), и ПСРМ Додона. Силами внешних партнеров удалось посадить за один стол переговоров и «проевропейскую», и «пророссийскую» партию.

- Майя Санду уже почти полгода находится на посту президента. Как ее деятельность оценивается в обществе?

— Да никак ее деятельность в обществе не оценивается. У президента нет полномочий. Поэтому мне непонятно, почему вокруг института президентства в Молдавии создают столько шума и пыли. У нас президент — это как английская королева. Полномочия президента достаточно ограничены.

Президент может много заявлять, раздавать медали, организовывать званые ужины, много ездить по миру, встречаться со своими партнерами, но на этом его полномочия заканчиваются.

Президент имеет реальное влияние тогда, когда его или сотрудничающая с ним партия имеет большинство в парламенте. Президент может влиять только через парламент, главный орган страны. Поэтому ждать что-то от президента в данном случае нет смысла.

- Вы весьма критически относитесь к Игорю Додону, но, тем не менее, он привез с собой из Москвы партию вакцины Sputnik V. Может ли это ему добавить электоральных очков?

— Я отношусь критически не только к Игорю Додону. Я отношусь критически ко всему политическому классу, потому что я смотрю на результаты, а не на заявления.

Что касается Sputnik V, то я хорошо знаком с небольшой частью политического класса РФ. Исторически Россия протягивала руку помощи не только Молдавии, но и всем своим партнерам и друзьям. Россия не раз спасала народы мира. Такая у России судьба.

Я уверен, что молдавский народ будет благодарен в первую очередь именно РФ. К сожалению, молдавские политики могут пытаться заработать на этой теме политические очки. Это касается не только Игоря Додона, но и Майи Санду. Одни выстраивают пиар на «европейской» теме, а другие — на «пророссийской теме». Но народ Молдавии стал разбираться, и он будет очень благодарен за эту помощь именно России.

Я уверен, что в этой ситуации имидж России в Молдавии, конечно, возрастет. А рейтинги каких-то политиков — вряд ли.

- Сейчас очень тяжелая ситуация складывается в железнодорожной сфере Молдавии: сократились междугородные перевозки, большие задолженности по зарплате, протесты рабочих. Можно ли вывести отрасль из того положения, в котором она оказалась?

— Опять же, я хочу обратить ваше внимание, что все проблемы идут от людей, которые занимаются государственным менеджментом — правительство, парламент и другие органы власти.

«Скажите, а вы нас уже сдали?» Ищенко о будущем Приднестровья без российских миротворцев
«Скажите, а вы нас уже сдали?» Ищенко о будущем Приднестровья без российских миротворцев
© РИА Новости, Сергей Кузнецов / Перейти в фотобанк
Пока мы не проведем очищение, пока коррупция и воровство останется в Молдавии проблемой номер один, пока во всех сферах и органах люди Плахотнюка будут выкачивать деньги из финансовых артерий страны, мы нигде ничего не сможем — ни в железнодорожной отрасли, ни в медицине, ни в образовании, ни в культуре.

Вся проблема идет оттуда.

- Сейчас в связи с обострением в Донбассе стали звучать разговоры, что и Приднестровье будут поджигать с более тяжелыми последствиями для региона. Эта тема вообще сейчас неинтересна для Молдавии, или при желании возможно все?

— Во-первых, приднестровского конфликта просто не существует. Конфликт — это когда есть противостояние не только среди политического класса, но и среди населения. Никакого противостояния правого и левого берега Днестра нет. Ежедневно, по крайней мере, до пандемии, десятки тысяч людей приезжали с одного берега на другой. Люди поддерживают родственные связи, выстраивают семьи, занимаются бизнесом.

Никакого противостояния и конфликта нет. Но есть некая договоренность местных элит с правого и левого берега о распиле материальных благ. И на этих противоречиях они разводят и одних, и других, делая себе «прибавку к пенсии», которой хватило бы на всю страну. Поэтому я сомневаюсь, что что-то серьезное между левым и правым берегом может произойти.

Понятно, что если кому-то захочется что-то разжечь, это можно сделать где угодно и как угодно. Мы с большим опасением смотрим на ситуацию, которая сегодня сложилась на Украине, и очень надеемся на то, что благоразумие восторжествует, и политики сделают все возможное, чтобы на этой территории сохранился мир.

Мы очень хорошо помним войну, которая была в начале 90-х годов, и тогда Россия снова протянула нам руку помощи. Миротворческий контингент, который находится на берегах Днестра, позволяет нам с уверенностью утверждать, что именно благодаря России за все это время не было сделано ни одного выстрела, и конфликт был исчерпан.

Мы очень надеемся, что на Украине тоже воцарится мир, ситуация будет улажена, и эта проблема не коснется Молдавии. А сам по себе приднестровский конфликт, как его принято называть, не начнется. Это 100%. Потому что никакого конфликта между людьми с левого и правого берега Днестра нет.