Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

В Минске 11 и 12 февраля состоится Всебелорусское народное собрание (ВНС), которое рассмотрит и предложит стране внесение изменений в Конституцию. Эти изменения, как предполагают эксперты, должны помочь Белоруссии преодолеть политический кризис и, возможно, обеспечат законодательный переход к Союзному государству с Россией.

- Василий, какие надежды вы связываете с этим форумом?

— Одна из целей — показать, что в обществе есть какая-то консолидация и идет разрешение внутриполитического кризиса. Часть населения эту картинку примет, но другую часть это только разозлит, потому что в этом собрании в основном примет участие властная вертикаль.

- Вы полагаете, что ВНС не поможет разрешить политический кризис в стране?

ВНС преткновения. Байден заговорил с Лукашенко языком ультиматумов
ВНС преткновения. Байден заговорил с Лукашенко языком ультиматумов
© REUTERS, Leah Millis
- Только в том случае, если там будет заявлено что-то такое, чего никто не ожидает. Например, отпустят всех политзаключенных, хотя официальная власть обычно не использует такой термин. Это было бы первым шагом, но есть сомнения, что так будет…

- Какие вопросы вы хотели бы задать президенту Александру Лукашенко, если бы у вас была такая возможность?

— У меня была такая возможность в 2019 году в прямом эфире. Я хотел узнать, будет ли в Белоруссии амнистия капитала. Крупные бизнесмены по разным причинам прячут свой бизнес в структуры на Кипре и так далее. Одни это делают из-за того, что не хотят оставлять здесь все налоги, другие боятся, что государство отнимет у них бизнес, а если главная контора где-то за рубежом, то сделать это проблематично.

Это может быть связано и с политикой. Многие бизнесмены недовольны властью из-за каких-то ее действий, которые касаются регулирования бизнеса, поэтому не доверяют и держат капитал за рубежом. Если происходит движение навстречу друг другу, то есть государство объявляет амнистию капитала, а бизнес вкладывает в то, во что он раньше не вкладывал, то это способствует стабилизации обстановки в стране. Это могло бы разрядить обстановку.

В ответ мне было сказано, что над этим думают, вопрос прорабатывается, и будет лучше, чем в России и других странах. Но пока я не вижу изменений.

Мне кажется, что весь кейс с Виктором Бабарико связан именно с этим. Я не знаю, нарушил он закон или нет, но он точно имел структуры за рубежом. Если бы была амнистия, он, может быть, вывел капиталы сюда, и не было бы причины для ареста.

- Что, на ваш взгляд, мешает создать полноценное Союзное государство? Разница в экономическом потенциале?

- Российский бизнес иногда неуспешно заходит в Белоруссии. Дело в том, что, когда крупные игроки приходят в какой-то регион, они не всегда понимают, по каким законам он работает, поэтому срываются сделки по покупке активов. Либо срывается сам бизнес. Российские инвесторы не всегда учитывают конъюнктуры рынка, не понимают, какие здесь традиции. Если в России свои «офшоры», а здесь их нет, то есть разница в регулировании тоже мешает.

Хотя у нас есть Оршанский район, где создана особая экономическая зона. Но, видимо, не сделано что-то еще, чтобы инвесторы стали доверять больше и массово пошли туда.

- То есть российскому бизнесу не создают достаточные условия для работы в Белоруссии?

— Это происходит с двух сторон. Он тоже не создает себе условий. Понимаете, нужно снимать пробковый шлем, въезжая на территорию. Это не Ост-Индская компания, это государство с похожим менталитетом, но все-таки с другим, с другим регулированием. Здесь есть свои особенности.

- Эксперты утверждают, что за последние 10 лет РФ вложила через различные финансовые инструменты, цены на газ и нефтепродукты в Белоруссию почти 200 млрд долларов. Зачем это нужно было России?

— Это инструмент влияния на соседа. По-моему, это нормально, когда более крупная страна хочет иметь лояльного соседа. Как сосед воспользуется этим подарком, это его дело.

- Следует ли нашим странам продолжать стремление к интеграции? Выгодно ли это Москве и Минску?

— Выгода может меняться от сиюминутных условий. А здесь вопрос стратегического выбора. Этот вопрос означает не экономический выбор, а цивилизационный. Для Белоруссии важна военная составляющая. У России есть ядерный зонтик, подводные лодки, которые могут наносить удар из любой точки океана, и другие виды вооружений, которые мы никогда не сможем получить.

- А зачем России нужна Белоруссия в таком случае?

— Часть российской власти пытается продвигать концепцию русского мира. Например, для Франции инструмент влияния — франкоязычные страны. Франция создает для них программы культурного обмена, строит предприятия. На это сообщество, которое говорит по-французски, можно влиять информационно. У России есть большое русскоязычное сообщество.

Только для своих. Зачем Лукашенко Всебелорусское народное собрание
Только для своих. Зачем Лукашенко Всебелорусское народное собрание
© БелТА | Перейти в фотобанк
Если Россия хочет иметь такое же влияние, как у Франции и Великобритании через культуру, бизнесы, она должна иметь такие форпосты. В противном случае эти форпосты будут отходить к другим крупным державам.

- Следует ли ожидать, что в новом проекте Конституции будет закреплено создание Союзного государства и особая роль российско-белорусских отношений?

— Это слишком похоже на вассальные отношения, как в Средние века, когда мелкий князь писал, что московский князь будет мне, как отец. Это другая степень подчиненности, чем старший брат и младший. Строить отношения можно в рамках Евразийского союза, главное, чтобы это не выглядело как вассалитет, потому что это населению очень сильно не нравится. Человеку хочется хотя бы формально чувствовать себя гражданином другого государства, а не просто придатка.