- Владимир, как Прибалтика, и в частности ваша родная Латвия, перенесли первую и вторую волну COVID-19? 

— Первая волна прошла почти незаметно. Причина, на мой взгляд, не в каких-то особенных мерах властей, а в очень низкой плотности населения.

Со второй волной дела похуже. Выявилось, что койко-мест для больных ковидом не хватает. Звучат призывы перейти к практике «медицины катастроф», когда пациенты делятся на три группы: легкие, средние и тяжелые — и основная помощь оказывается средним, а тяжелые (пожилые, как правило) оказываются за бортом. Но пока до этого не дошло.

Писатель Лукьяненко предсказал появление «удостоверений COVID-переболевших»
Писатель Лукьяненко предсказал появление «удостоверений COVID-переболевших»
© Sputnik / Перейти в фотобанк

На днях продлена чрезвычайная ситуация до 11 января. Комплекс мер стандартный: маски, дистанция, закрытые кафе и спортзалы, школьников на удаленку и т. п. Из непонятного: запрет торговать табаком и алкоголем в выходные дни.

- Насколько серьезны потери для экономики? 

— Экономика, конечно, страдает. Рухнул туризм и связанные с ним сферы бизнеса: гостиницы, кафе, международные перевозки. Правда, Евросоюз подбросил Латвии несколько миллиардов евро на борьбу с пандемией, так что некоторые образовавшиеся дыры правительству удается заткнуть.

- Что говорят местные правительственные чиновники и независимые экономические эксперты: когда Прибалтика и Латвия смогут выйти на прежний уровень?

— Прогнозы строить бессмысленно, потому что много непредсказуемого. Когда закончится пандемия? Возродится ли в мире международный туризм в прежнем объеме? Сохранится ли в ЕС свободный рынок рабочей силы, позволяющий Латвии и другим странам Восточной Европы сбрасывать свое безработное население в Германию, Голландию, вышедшую из ЕС Англию? На эти вопросы никто сейчас уверенно ответить не может.

Одно могу сказать точно: пока длится холодная война между США и Россией, Запад не бросит Прибалтику умирать с голоду. Сейчас ей отведена роль форпоста Западного мира. А вот если градус холодной войны существенно снизится (что не исключено), тогда… тогда начнется другая история.

- Как Прибалтику, Латвию и Европу изменила пандемия? Они с ней справились? Какую истину вы обрели в связи с ней? Есть такая поговорка: те препятствия, которые нас не убивают, делают сильнее. Прибалтика и Латвия выходят из пандемии сильнее?

— Это слишком пафосная постановка вопроса. Практический вывод для человечества может быть только один: надо форсированно развивать биологию, вирусологию, генетику, медицину и т. п. Выяснилось, что в этих областях наши знания катастрофически скудные.

Сильные страны, которые могут себе это позволить, сейчас начнут вкладывать большие деньги в эти направления. Возможно, начнется новое состязание, как в свое время «битва за космос» между СССР и США. Ну а страны послабее, если у их руководителей хватит ума, просто попытаются вписаться в процесс с выгодой для себя.

- Как в связи с фактической победой Байдена изменится внешняя политика Латвии и Прибалтики в отношении России, Белоруссии и Украины? Станет более жесткой? Или она вообще не изменится?

— Трамп очень нервировал правящих латвийских политиков. Хотя у него есть и симпатизанты из их числа, в основном радикальные латышские националисты. Ни сам Трамп, ни представители его администрации не приезжали в Латвию, не хлопали ободряюще по плечу местных ВИПов — мол, не сс…, от страшной России мы вас по-любому защитим.

Вообще Трамп сделал американскую внешнюю политику по-деловому практичной. Он сосредоточился на нескольких приоритетах: Китай, Иран, «Северный поток – 2», мексиканская стена и еще пара-тройка приоритетов. Прибалтика в число этих приоритетов не попала. Что и вызывало у местных властей нервозность.

Каких-то особых изменений в политике прибалтийских стран с приходом к власти Байдена, полагаю, не произойдет. Если Байден возобновит прежнее, дотрамповское, регулярное дружеское похлопывание прибалтов по плечу, то его обязательно наградят орденом Трех звезд (высшая латвийская государственная награда).

«Задерживали меня очень кинематографично»: правозащитник Линдерман о сфабрикованном латвийскими властями деле против него
«Задерживали меня очень кинематографично»: правозащитник Линдерман о сфабрикованном латвийскими властями деле против него
© Benjamin Hahn / flickr

- Многие сейчас критикуют Россию за то, что у нее слабая «мягкая сила» и что она попросту не умеет работать с гражданским обществом других стран. Вы согласны с такой оценкой? Если да, то дайте совет: что Россия должна сделать, чтобы ее «мягкая сила» работала так же, как и американская?

— Чтобы российская «мягкая сила» перестала быть слишком мягкой, унизительно мягкой, нужна, во-первых, ясная стратегия: какие политические цели ставит Россия, например, в ближнем зарубежье, сопредельных странах? Такая стратегия до сих пор не сформулирована, да и существует ли она?

Если нет стратегии, то как оценивать то или иное действие того же Россотрудничества или других структур, занятых поддержкой соотечественников за рубежом? Может быть, надо отправить русским зарубежья сто тысяч балалаек? Или развивать систему «удаленного» преподавания русского языка, литературы и истории? Или попросту призвать, чтобы все русские переезжали в Российскую Федерацию? Понятно, я утрирую, но стратегия важна.

Во-вторых, нужны креативные идеи. В качестве одной из таких идей я предлагаю Россотрудничеству объявить 2021 год Годом русского космоса. Привязка к юбилею — 60-летие полета Гагарина. Повод уместный и понятный людям за пределами России. Название хорошо соотносится с формулой «Русский мир», безгранично расширяя ее рамки.

Целевая аудитория — молодежь. Объявить повсюду, куда дотягиваются руки Россотрудничества, конкурс среди школьников и студентов на лучшее эссе на тему, так или иначе связанную с понятием «русский космос». Спектр тем — максимально широкий: история вопроса, биографии ученых и космонавтов, отражение в литературе и искусстве, технических и экономических аспектов космической индустрии и т. п.

Авторам лучших эссе — награды. Для участников из стран, входивших в СССР, можно поставить обязательным условием написание эссе на русском языке. Для прочих это условие может не являться обязательным, но повышающим шансы на победу в конкурсе.

Как-то так, если схематично. Главное, что это позволит выявить и привлечь к перспективному сотрудничеству любознательную, умную русскую (и не только русскую) молодежь. Сформировать будущую «агентуру влияния» в самом хорошем смысле слова.

И еще советую приглядеться к турецкому опыту применения «мягкой силы». Я неплохо знаком с ситуацией во Франции, где турки очень активны и успешны в сферах как религиозного, так и светского воспитания молодежи. И это при том, что Турция и Франция находятся чуть ли не на грани войны! А у российских руководителей «мягкой силы» обычное унылое оправдание: в такой-то стране нам не дают работать, местные власти относятся враждебно и т. п. Известно, что мешает плохому танцору.

- Личный вопрос. Вы, пожалуй, один из самых известных в Прибалтике борцов за права русских. За это латвийская власть неоднократно «прессовала» вас с помощью уголовных дел. Какова в настоящий момент у вас ситуация? Есть ли уголовные дела? Есть ли у вас работа? Москва и Брюссель как-то вам помогают?

— В данный момент на мне «висят» два уголовных дела, возбужденных Службой госбезопасности. Одно — за «вербовку и отправку террористов на восток Украины» (официальная формулировка), другое — за мои публичные выступления в поддержку образования на русском языке в Латвии. Но и то и другое не двигаются, есть шанс, что заглохнут.

Пишу для нескольких российских СМИ, главным образом для «Спутник Латвия». Москва и Брюссель мне не помогают. Но есть добрые русские люди, которые не забывают о моем существовании.