Из СИЗО выпустили двух участников встречи с Лукашенко
Из СИЗО выпустили двух участников встречи с Лукашенко
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк
Об этом Безпалько рассказал в интервью изданию Украина.ру.

 — Богдан Анатольевич, в субботу, 10 октября, Лукашенко провел встречу в СИЗО КГБ Белоруссии, где 4,5 часа общался с фигурантами уголовных дел, заведенных в период президентской кампании. На ваш взгляд, какова была цель этой встречи?

— Сделка с оппозицией, но сделка с позиции сильного: царь-батюшка приехал, решил стрельцов некоторых помиловать в зависимости от того, как они сами проявят инициативу.

Но, безусловно, эта сделка достаточно хитрая в том смысле, что она призвана не просто заключить соглашение с определенными сидельцами в тюрьме, но также и расколоть протестное движение, потому что реакция на визит Лукашенко в СИЗО была очень разной — от того, что на этих людей надавили, до того, что эти люди — предатели, потому что пошли на соглашение.

Но, конечно, подробности некоторые выглядели чрезвычайно унизительными, когда так по-барски Лукашенко отправил двоих сидельцев в баню. Была информация, якобы они пожаловались, что не были долго в бане, и он с царского плеча решил устроить им баньку. Выглядит это чрезвычайно отвратительно, честно говоря.

- А зачем он идет на сделку?

— То, что он пошел на это, говорит о том, что положение у него не очень хорошее, не очень устойчивое. Потому что уверенные в своей победе политики не идут на сделку. И уж тем более не идут на сделку политики, за которыми стоит более 80% населения.

Вот сейчас [президент Таджикистана Эмомали] Рахмон выиграл выборы с более чем 90% — это, конечно, рекорд, а скоро он его поставит, вероятно, и по продолжительности правления. Но в любом случае то, что он выиграл у себя в Таджикистане, пока никем не оспаривается, и никаких митингов, ничего нет.

А у Лукашенко протестные акции — достаточно значимые и масштабные, что позволяет сомневаться в том, что он обладает легитимностью и одобрением населения на таком высоком уровне.

- Вы упомянули, что он идет на сделку с некоторыми оппозиционерами в зависимости от того, как они сами проявят инициативу. В чем заключается эта инициатива? Вот, например, Лукашенко отпустил бизнесмена Юрия Воскресенского, которого называют «бывшим координатором оппозиционного штаба», и директора минского офиса крупной IT-компании PandaDoc Дмитрия Рабцевича.

— Царь-батюшка! Добрый-то какой! Он их не «отпустил», как вы говорите, а всего лишь выпустил из СИЗО под домашний арест, и дела против этих людей продолжаются. Так что в реальности это все очень условные благодеяния со стороны доброго нашего царя.

Транзит власти в Белоруссии: Кто придет на смену Лукашенко?
Транзит власти в Белоруссии: Кто придет на смену Лукашенко?
© AP, Maxim Guchek/BelTA Pool Photo via AP
Кстати, когда я говорю о царе, я не преувеличиваю, потому что недавно в газетах появились статьи… Конечно, белорусская пресса и так всегда била рекорды по лизоблюдству, но уж когда там начали говорить о том, что белорусские президенты ведут свой род от русских царей, — это уже, пожалуй, перебор даже для каких-нибудь киноперсонажей.

В любом случае Лукашенко ждет от представителей оппозиции ослабления протестов. То есть что они выйдут и скажут: «Спасибо, все свободны! Мы договорились, мы ждем 2021-22 года, конституционной реформы, второй реформы, третьей реформы, расходитесь по домам».

Или же он ждет, что выйдет кто-нибудь из них и скажет, что да, мы договорились, мы не поддерживаем [лидера оппозиции Светлану] Тихановскую, мы признаем Лукашенко президентом, но при определенных условиях, что будут производиться какие-то изменения, трансформации и так далее.

Вот что нужно Лукашенко от оппозиции, ну а что нужно оппозиции от Лукашенко, тоже понятно: тем, кто сидит, — свободы, аннулирования уголовного преследования и возможности заниматься политикой.

Но сама встреча, я повторю, выглядела чрезвычайно унизительно для тех, кто принимал в ней участие. Реальный оппозиционный политик просто не сел бы за один стол в СИЗО. Как бы ему ни было плохо, под каким бы он ни был давлением, но садиться за один стол с человеком, который тебя, откровенно говоря, по беспределу посадил в тюрьму, лишил свободы, лишил возможности участвовать в политическом процессе, несмотря на то что за тобой стоят тысячи людей, с человеком, который ведет себя, как взбалмошный монарх, и сейчас он приезжает и оказывает тебе царскую милость, отпуская тебя под домашний арест…

Я бы побрезговал садиться с таким человеком за один стол.

- Как думаете, могло ли быть частью сделки некое заявление? Например, перед тем как Воскресенского освободили из СИЗО, к нему пришли журналисты, в интервью которым он заявил, что, явившись в СИЗО, Лукашенко показал себя как человек мужественный. Также отметил, что никакой цензуры на встрече не было, а власть готова к диалогу не только на словах, но и на деле.

После этого интервью дала его супруга, которая сказала, что вся эта ситуация вызвала у нее и адвоката Воскресенского много вопросов, так как, находясь в СИЗО, он жаловался на здоровье, а по телефону якобы сказал ей, что просто «не смог отказаться от предложения публично выступить на госканале».

Десятки журналистов задержаны в Белоруссии
Десятки журналистов задержаны в Белоруссии
© РИА Новости, Алексей Майшев | Перейти в фотобанк
- Ну, все это выглядит как жалкие оправдания человека, которого затравили, сломали, принудили… Его можно пожалеть, но, простите, он теперь не может быть не то что лидером оппозиции, он теперь не может вообще выступать от имени тех, кто сейчас выступает на площадях.

С одной стороны, Лукашенко приезжает в СИЗО, и некоторые люди там целуют ему ручки, а с другой — продолжается разгон протестов с применением спецсредств, перцового газа и так далее. Где же вы, всенародно избранный президент, товарищ Лукашенко? Зачем же вы своих избирателей сейчас разгоняете перцовыми баллонами? Где ваши 80%?

Понятно, что этих людей принудили, заставили, купили, но в любом случае эти люди, конечно же, говорят не то, что думали раньше. Я не могу знать их причины, потому что нужно обладать инсайдами.

Может быть, им угрожали пытками, а может, им предложили денег. Может, им просто хочется с родными увидеться и на свободу пойти с чистой совестью.

- Вы упомянули разгоны протестов. Вот казалось, что уличное насилие пошло на спад, почему силовики снова начали так жестко реагировать?

— На самом деле это уже стало фоном, рутиной. Поэтому меня волнует даже не это, а то, что сейчас резко начался рост антироссийских настроений среди протестующих, потому что они считают, что Россия поддерживает Лукашенко. Лукашенко для них — абсолютное зло, соответственно Россия для них поддерживает зло.

- Что делать России, чтобы избавиться от такого клейма?

— Работать с этими людьми, не с лидерами оппозиции, потому что лидеры оппозиции, как мы видим, не особенно-то сейчас стойкие, не имеют особого влияния и разделяли русофобские идеи задолго до протестов.

Надо дать слово людям, пусть они скажут что-то на российском телевидении. Кого мы приглашаем? Мы приглашаем придворных клоунов, говорящих попугаев из среды Лукашенко, которые в свое время, например, одобряли арест публицистов Regum, требовали их наказания, хотя эти публицисты всего лишь описывали те события, которые мы сегодня видим своими собственными глазами, причем именно со стороны Лукашенко.

Алексей Кочетков: Лукашенко надеется, что до 2022 года протесты рассосутся и всё останется по-старому
Алексей Кочетков: Лукашенко надеется, что до 2022 года протесты рассосутся и всё останется по-старому
© РИА Новости, Нина Зотина
Почему этих людей здесь у нас не слышат? Давайте им просто дадим слово. У нас-то здесь, в отличие от Белоруссии, есть свобода слова. Не оппозиция, не Координационный совет, а просто люди с улицы пусть приедут и скажут что-нибудь.

Я думаю, среди них найдутся смелые люди, которые не побоятся высказать все, что они думают, откровенно на российских телеканалах, в российских СМИ.

- Исходя из сегодняшнего положения дел, как думаете, как будут развиваться события в Белоруссии?

— Точно предсказать события, безусловно, невозможно, слишком много неизвестных факторов, но тенденции определенные я могу сказать. Лукашенко будет стараться имитировать договоренности с оппозицией, будет стараться имитировать интеграцию с Россией, но при этом держаться у власти.

В экспертной среде сейчас ходит мнение, что, возможно, он инициирует конституционную реформу для того, чтобы теперь президент избирался не всенародным голосованием, а голосованием в парламенте. В этом случае, если он сможет организовать себе подконтрольный состав парламента, этот парламент уже по новым правилам изберет его еще раз президентом страны. Чего он и добивается.

Если у него это получится, безусловно, это будет какой-то вариант белорусского халифата, когда есть престарелый диктатор, который много десятков лет находится у власти и делает со своими подданными все что хочет.

- А если у него ничего не выйдет?

— Если не получится и удастся принудить его к реальной интеграции с Россией, с одной стороны, а с другой — совершить реальные реформы, реальную трансформацию политической системы, тогда, возможно, удастся не то чтобы отстранить его от власти, но последовательно, мягко, в течение одного-двух-трех лет добиться изменения политической системы настолько, чтобы он уже не мог выступать как монарх.