В своей речи на Генеральной Ассамблее ООН, прозвучавшей в видеоформате, президент США Дональд Трамп в очередной раз обвинил Китай в распространении эпидемии коронавируса по всему миру и призвал ООН наказать власти КНР за это. Вскоре за ним транслировалось выступление председателя КНР Си Цзиньпина, в котором он, предвидя риторику американского лидера, ответил на обвинения в адрес своей страны. Китайский лидер предупредил, что любые попытки политизации или клеймения в этом вопросе должны отвергаться.

«Китай — это крупнейшая в мире развивающаяся страна, идущая по пути мирного, открытого и совместного развития. Мы никогда не будем стремиться к гегемонии, экспансии и созданию сфер влияния. Мы не собираемся вести ни с кем войну — ни холодную, ни горячую. Выступаем за разрешение разногласий и конфликтов путём диалога и переговоров. Китай также не будет стремиться к какой-либо исключительности и не следует логике «либо победитель, либо проигравший», — заявил Си Цзиньпин.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш призвал сделать всё возможное для того, чтобы избежать новой холодной войны между США и Китаем.

В интервью изданию Украина.ру китаист Николай Вавилов объяснил, к чему может привести противостояние двух крупнейших мировых держав.

- Николай, в своей речи Си Цзиньпин заявил, что Китай не собирается ни с кем вступать в конфронтацию и предпочитает разрешать все споры путём диалога. Есть ли у США возможности втянуть Китай в войну — холодную или реальную — вопреки его воле?

— Первое, что однозначно, с приходом Си Цзиньпина Китай ещё до Трампа взял курс на разворот от Америки и разрыв экономических связей, но он это манифестировал позитивной стратегией, созданием экономического пояса «Шёлковый путь», в который не вошли Соединённые Штаты. То есть изначально уже в 2012-2013 году в Китае оформилась антиамериканская позиция — позиция, которая не учитывает американские интересы в Евразии и в мире.

Новая холодная война. К чему приведёт конфликт США с Китаем
Новая холодная война. К чему приведёт конфликт США с Китаем
© AP, Andy Wong, File

Во-вторых, с приходом Трампа очевидно, что этот процесс стал уже двусторонним — со стороны США никто не хотел активно продвигать китайско-американские отношения, и Трамп начал реализовывать свою антикитайскую стратегию. На самом деле она заключается в позитивном для жителей США моменте, что приходят рабочие места, возрождается промышленность и, по сути дела, Штаты возвращаются к своему былому статусу.

По поводу того, могут ли торгово-экономические отношения перерасти в реальную войну. Они могут перерасти в войну, если ситуация выйдет из-под контроля. Такой сценарий существует, но он пока ещё недостаточно вероятен. Более вероятен сценарий начала холодной войны между Соединёнными Штатами и Китаем, и большей частью она будет по периметру Китая, то есть это будет касаться раздела сфер влияния в пограничных с Китаем территориях: в индийском вопросе, афганском и российском в том числе.

Что способствует такому нагнетанию обстановки, ухудшению американо-китайских отношений вплоть до столкновений в той или иной форме? Предвыборная кампания Трампа, она вся строится на антикитайской риторике, и победа Трампа в той или иной форме над китайцами — это вклад в его предвыборную гонку. Если (ситуация такая тоже возможна, в связи с тем, что протесты в США не идут на спад, ситуация с коронавирусом не разрешена, а социально-экономическая обстановка в целом ухудшается) шансы Трампа на победу снизятся до критических отметок, тогда ему потребуются активные внешнеполитические шаги, защита суверенитета тех или иных американских союзников в Азии, тогда действительно возможно перерастание политического и экономического противостояния в военное. Этот сценарий в долгосрочной перспективе практически 100%-ный. Почему? Потому что и Соединённые Штаты, и Китайская Народная Республика — и производители, и экспортёры, и они в перспективе после разделения их экономик будут бороться за экономику мира, за рынки сбыта, за те или иные ресурсы и давить друг другу на болевые точки. Так или иначе два гегемона начнут бороться за всё пространство мира, мировое пространство, перетягивать на себя одеяло глобализма. Сейчас это слово заменено «мультилатерализмом», но будут называть по-новому это движение, когда мир должен будет закрутиться либо вокруг США, либо вокруг Китая. Либо в краткосрочной перспективе — год — это произойдёт, либо оно неизбежно произойдёт через 5-10 лет.

- Можно ли сейчас как-то предотвратить грядущую войну?

— Многие задаются этим вопросом, в том числе в кулуарах Генассамблеи ООН. Этот вопрос витает в воздухе. Очень сложно ответить на него.
На самом деле примирительную повестку между США и КНР мог бы взять очень важный союзник Китая — это Российская Федерация. Мы могли бы при содействии, разумеется, крупных игроков Европейского союза выработать общую позицию в отношении китайско-американского конфликта. Сейчас таким посредником пытается стать Германия, но у нее всё-таки не тот геополитический вес, который имеет Россия. Но если бы Европа, включая Россию, смогли бы предоставить этим государствам не только место для переговоров, но и активно повлиять на них, то это противостояние можно было бы погасить. Однако внутриполитическая ситуация в США складывается так, что в любом случае Китай будет объектом давления, кто бы ни выиграл президентские выборы, особенно если победит Трамп, очень сложно представить рычаги давления на самую мощную ядерную державу мира — Соединённые Штаты, — поэтому я и подчёркиваю, что это должна быть коллективная позиция европейских государств: России, Германии, Франции.

- Трамп неоднократно повторял, что Китай хотел бы победы его оппонента на ноябрьских выборах. Действительно ли Джо Байден — более предпочтительный американский президент для Пекина?

— Мы должны понимать, что до Си Цзиньпина в течение 30 лет в Китае формировался вместе с США общий кластер интересов, его даже называли «Чимерика» или «Химерика». Тем не менее, когда китайские корпорации допустили на американский рынок, за это китайцы покупали долговые обязательства, то есть было очень мощное, глубокое взаимодействие. Действительно, притом что Си Цзиньпин уже давно у власти, эта проамериканская группа интересов до сих пор занимает значительное количество постов и выступает бенефициаром этого взаимодействия, которое до сих пор на достаточно высоком уровне, поскольку товарооборот составляет около $400-500 млрд, это колоссальные величины.

Майдан в Вашингтоне? В США может быть разыгран украинский сценарий
Майдан в Вашингтоне? В США может быть разыгран украинский сценарий
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Байден выступает за то, чтобы прекратить торговую войну и политику давления через тарифы. Если он придёт к власти, торговая война и декаплинг — разделение американской и китайской экономик — остановится, но будет нанесён удар по нынешней партийной элите, которая пришла с Си Цзиньпином к власти в 2012 году, потому что она — ярко-выраженная антиамериканская группа. Их позиция будет отодвинута, они представляют, соответственно, и пророссийскую, лояльную России группу, тогда мы потеряем в том числе. Но группа, которая представляется Си Цзиньпином, проармейская, и, судя по всему, она не ставит на Байдена, она предпочитает его поражение, ждет победы Трампа, предпринимает определённые действия и готова к негативному сценарию (когда Байден выиграет) и давлению на Китай.

- Какую роль в противостоянии США и Китая играет личность лидеров? Если в обеих странах сменятся руководители, есть ли шанс на улучшение двусторонних отношений?

— Для России ничего хорошего от смены лидеров США и Китая не последует.

Если к власти в США придёт Байден, то и в Китае произойдёт перебалансировка политических сил. Байден выступает за сокращение военных бюджетов, за большую роль НАТО и союзников США по всему миру и отказ от активных боевых действий, но если посмотреть на реальную практику демократических президентов, они используют войну как средство  и практику «оранжевых революций». То есть на смену войне придёт «оранжевая революция» в Китае, если к власти придёт Байден.

- Насколько «оранжевая революция» в Китае реальна, насколько устойчива политическая система страны?

— «Оранжевая революция» реальна, потому что в Китае были вопиющие события 1989 году на Тяньаньмэнь, когда продемократические силы вступили в противостояние на центральной площади страны с частями Народно-освободительной армии Китая. Такие же силы остались в Китае сейчас, в стране за последние полгода зачищено политическое поле, совершенно одиозные оппозиционеры, которые выступали за смещение первого лица страны, получили тюремные сроки, среди них крупные бизнесмены, миллиардеры, которые пытались бросить вызов Си Цзиньпину. Мы не освещаем этого в нашей прессе, но это есть, это очень мощная политическая оппозиция.

- Очагом «цветной революции» станет Пекин, Гонконг или какой регион?

— Китай очень большой, это полицентричная страна, есть несколько крупных центров. Если вспомнить события Тяньаньмэнь, то они вообще в глубинке начались — в долине реки Янцзы, перекинулись на Шанхай, и уже в своём апогее студенты начали занимать площадь Тяньаньмэнь.

Неоднозначный Тяньаньмэнь: майдан, который не произошёл в Китае
Неоднозначный Тяньаньмэнь: майдан, который не произошёл в Китае
© AP, Liu Heung Shing

Конечно, революция будет поджигаться по краям, наиболее оппозиционным центрам, и региональная элита даст волю этим оппозиционерам.

- Революция произойдёт только из-за внутриполитических проблем или американцы уже ведут какую-то работу в этом направлении?

— Корень революции всегда находится во внутриполитических факторах, но если у протестующих будет мощный союзник в лице демократа Байдена, который будет с трибуны поддерживать, если будет открыто посылать сигналы оппозиции и противникам политики Си Цзиньпина, это, конечно, возымеет очень мощный эффект, они будут чувствовать поддержку Соединённых Штатов. Я напомню, чтобы не быть голословным, реальный исторический пример — никто из руководителей восстания на Тяньаньмэнь не получил реальных тюремных сроков, они все переехали в США, они все отучились в Гарварде, это очень состоявшиеся солидные люди. США показали, что заботятся о каждом революционере Китая.