- 7 сентября исполняется ровно год, как ты по обмену вышел из украинской тюрьмы. Давай вспомним, как ты туда попал и как произошло твое освобождение?

— Я попал в плен 6 июня 2015 г. Ехал из Дебальцево в Новоазовск по гуманитарным вопросам. Навигатор повел меня по шоссе Донецк — Мариуполь. Крайний наш блокпост по какой-то роковой случайности не предупредил, что я выехал на подконтрольную Украине территорию Донецкой области. И минут через пять я заехал на украинский блок-пост в районе населенного пункта Березовое Волновахского района, где и был задержан оперативной группой СБУ. Тогда у меня мелькала мысль, что неспроста сотрудники «избушки» там оказались. Сейчас уверен — меня ждали.

Кимаковский: Мы с Шейниным и Вышинским решили помочь украинским политзаключенным
Кимаковский: Мы с Шейниным и Вышинским решили помочь украинским политзаключенным
© vk.com, Игорь Кимаковский

Дальше были допросы с пристрастием в подвале мариупольского СБУ, тюрьма, следствие, бесконечные суды и этапы, более трех лет «крытки» (самый строгий режим содержания в тюрьмах), две голодовки, бесконечные ожидания обменов и их постоянные срывы… И президентский обмен 35 на 35, на который я уже идти не хотел. Собирался дальше бороться в украинских судах и до конца отстаивать своё честное имя. Но наша сторона и очень уважаемые мной люди настояли на моём возвращении на большую Родину, в РОССИЮ (именно так — большими буквами).

19 августа 2019 года меня очередной раз этапировали на суд. Судьи, которые до этого постоянно продлевали мне содержание под стражей, потупив взгляды, изменили мне меру пресечения на подписку являться в суд по первому требованию, понимая, что я физически не смогу этого сделать. Сотрудники СБУ вывели меня из зала суда и отвезли под Киев, где собирали людей для обмена.

Обмен несколько раз переносился. Отказывался идти на обмен Кирилл Вышинский. Он тоже хотел отстаивать своё имя в украинском суде. Отказывался и я. Из-за того, что из списков вычеркнули Руслана Гаджиева, который провел в плену более пяти лет. Так же украинские «партнёры» не хотели отдавать похищенного сотрудниками спецслужб Украины на территории ДНР Владимира Цемаха, которого огульно обвиняли по делу сбитого самолёта рейса MH17.

Обмен переносился трижды. А 6 сентября сказали собирать вещи и готовиться выехать в аэропорт Борисполь в 8 часов утра.

Помню, все испытывали радостное предвкушение обмена. А у меня в душе была пустота. От разочарований. От потерь нескольких лет жизни. От сорвавшегося для россиян декабрьского обмена 2017 года.

Потом уже в самолёте поделился своими мыслями с Кириллом Вышинским, с которым после возвращения подружились и плотно сотрудничаем.

День обмена помню по минутам. Особенно последние мгновения перед взлетом. И… первые дни на родной земле. Душа начала заполняться яркими красками, теплом друзей и надеждой…

Встреча после нескольких лет лишений казалась царской. Правительственный самолёт. Вкусный обед. Санаторий. Медобследование. Выплата подъемных. И… новая жизнь. Фактически с нуля…

- Чем ты занимался этот год? Где работаешь? Где сейчас живешь?

— Этот год вышел насыщенным. На первое время меня приютил видный российский психиатр и писатель Владимир Леонидович Жовнерчук. За что я ему очень благодарен.

Первые звонки поддержки были от писателя, ветерана-афганца Кошелева Владимира Михайловича и петербургского издателя и фотографа Дмитрия Гранта. С ними долгие годы тюрьмы я вел интенсивную переписку. И благодаря Дмитрию освоил профессию журналиста.

Уже на третий день меня пригласили на Первый канал, в программу «Время покажет». Сложно передать чувства от первой встречи с Артёмом Шейниным, который много раз в программе рассказывал о моей судьбе.

Коллектив программы «Время покажет» отчасти заменил мне на этот год семью. После тюрьмы от травм и лишений я плохо ходил. Совсем не ориентировался в новой для себя жизни. Ведь за эти годы наша страна далеко ушла вперед. А они первые недели постоянно мне звонили. Интересовались здоровьем. Подвозили. Помогали материально. Редактора программы Эка и Екатерина на долгие месяцы стали моими ангелами-хранителями.

После первых эфиров меня пригласили в программу экспертом по украинской тематике.

За это время были встречи и интервью на радио «Комсомольская правда» с Александром Коцем и Еленой Афониной, с Владимиром Соловьевым и Анной Шафран на «Вести ФМ».

Запись программы «Люди Донбасса» с Кириллом Вышинским. Участие в съемках документального фильма «Позывной «Донецк». История Дебальцевского котла». Участие в программах на «Звезде».

В новогоднем итоговом выпуске программы «Время покажет» рассказали о моей судьбе. В студии присутствовал основатель телеканала «Царьград ТВ» Константин Валерьевич Малофеев. В одном из перерывов он пригласил меня на канал ведущим. Сейчас веду авторскую программу «Русская правда».

Также работаю экспертом по вопросам устойчивого развития в Центре социально-консервативной политики.

Принимаю участие в качестве консультанта в работе гуманитарной подгруппы Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе.

Планирую заниматься научной деятельностью в университете, в котором работал до украинского плена.

Пока живу в общежитии, потому что служебную квартиру потерял за время плена. Спасибо друзьям. Не оставили в беде и подыскали мне кров.

Были и те, кто предал меня, кто обманул мое доверие. Но не стоит вспоминать недостойных людей. Ведь тех, кто помог мне встать на ноги и заново обрести себя, гораздо больше!

- Нет ли желания выпустить свои воспоминания об украинской тюрьме?

— Есть. Сейчас рассматриваю все предложения и обдумываю концепцию. В планах написать воспоминания. Совместно с опытным автором и журналистом Дмитрием Грантом планируем написать книгу по мотивам нашей многолетней переписки.

Практически готов очерк об обмене 27.12.2017. Скоро я вам его покажу.

Политзаключенный Кимаковский: В самолёте нам сказали: «Ребята, летим на Родину!» Мы выдохнули и зааплодировали
Политзаключенный Кимаковский: В самолёте нам сказали: «Ребята, летим на Родину!» Мы выдохнули и зааплодировали
© vk.com, Игорь Кимаковский

Буквально на днях обсуждали совместный проект с Кириллом Вышинским. С ним мы планируем прочитать цикл лекций о цветных революциях и их последствиях.

- Много ли еще украинских политзаключенных томятся в украинских тюрьмах?

— Для нас, бывших политзаключённых, много, когда и один человек находится в узилище. Но а если говорить языком статистики, то ситуация по сравнению с 2015-2016 годами стала лучше. В те годы томились в плену более полутора тысяч.

Сейчас Донецк разыскивает примерно сто пятьдесят человек, Луганск — около пятидесяти. Но за каждым таким случаем таится своя боль. И наша обязанность — достать из тюрем всех. До одного.

Но есть ещё более сотни человек, которые сидят в тюрьмах и лагерях Украины по политическим статьям. Но они планируют остаться на Украине, и поэтому вынуждены вести свою борьбу самостоятельно.

- Посещаешь ли ты Донбасс? Как часто? Чем там занимаешься?

— Донбасс — это моя малая Родина. И ты знаешь, как я трепетно отношусь к этой земле. И ты был свидетелем моей первой встречи с главой Донецкой Народной Республики Денисом Пушилиным в первые дни моего освобождения. Встретились как старые добрые друзья. Перед Днём Победы взял большое интервью у Дениса Владимировича для телеканала «Царьград». По его приглашению я посетил республику. Побывал в Дебальцево.

А вот после началась работа. Я взял на себя пока маленький, но ответственный участок деятельности — оказывать посильную помощь политзаключенным, вернувшимся из плена. Трижды был в республике. Правда, коронавирус помешал многим планам. Границы закрыты. Но надеюсь в скором времени возобновить работу в этом направлении. Слава Богу, есть понимание у людей и желание помогать…