В воскресенье, 23 августа, десятки тысяч противников президента Александра Лукашенко прошли по центру Минска к Дворцу Независимости. Акция прошла мирно, хотя белорусский лидер еще раз показал оппозиции, что власть без боя не отдаст.

Видеозапись Лукашенко, вооруженного АКСУ, воскресила в памяти снимок, сделанный 11 сентября 1973 года в столице Чили Сантьяго. Тогда фотограф запечатлел вооруженного президента Сальвадоре Альенде, готовящегося отражать штурм своей резиденции мятежниками.

- Алексей, уместны ли аналогии с государственным переворотом в Чили и президентом Сальвадором Альенде? И что на самом деле хотел продемонстрировать Александр Лукашенко?

— Мне кажется, что аналогии не уместны. Президент Альенде стал жертвой военного переворота, его жизни непосредственно угрожали вооруженные люди. Его дворец Монкадо обстреливался из танков. Альенде погиб при штурме президентского дворца вместе с охраной. Здесь же, пока во всяком случае, протест исключительно мирный, подчеркнуто мирный. Лукашенко героически защищал дворец, когда на него никто не нападал.

Глухая оборона власти. Марш оппозиции в Минске прошел в условиях, максимально приближенных к гражданской войне
Глухая оборона власти. Марш оппозиции в Минске прошел в условиях, максимально приближенных к гражданской войне
© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанк
С другой стороны, он показал своим противникам, что, чтобы ни происходило, он никуда уходить не намерен и будет защищаться до последнего. Этот месседж он пытался донести до своих противников. Многие сейчас восхищаются, что Лукашенко — не Янукович. Наверно, это хорошо, что Лукашенко — не Янукович, но одной силой накопившиеся по вине самого Александра Григорьевича проблемы решить невозможно.

Ему кажется, что сейчас всех попугает, разгонит, укрепит свою власть, а дальше что? Какие выводы он сделает из того, что произошло в Белоруссии за последние несколько недель? Хорошо, врагов он на какое-то время загонит под лавку. Насколько изменится его политика? Ведь судя по кадровым назначениям, которые прошли после президентских выборов, а точнее по отсутствию каких-либо кадровых изменений по ключевым позициям, радоваться пока очень рано.

 — То есть можно с уверенностью говорить, что никаких компромиссов и переговоров с протестным движением в Белоруссии ждать не стоит?

— Пока Лукашенко именно такой сигнал и посылает. С другой стороны, меня больше волнует, насколько изменится отношение Лукашенко к той части белорусского общества, которая желает интеграции с Россией и создания не симулятивного, а настоящего Союзного государства. От того, каким будет диалог с этими силами, будет зависеть судьба самого Лукашенко. Отсутствие диалога приведет к тому, что рано или поздно социальный взрыв все-таки случится, и тогда уже никакие автоматы Лукашенко не помогут.

- В воскресенье центр Минска патрулировали не только наряды ОМОНа, но и армейские части. Не это ли помешало протестующим создать палаточный лагерь в центре белорусской столицы?

— Вот это действительно был сильный ход. Мне очень понравилось заявление министра обороны (Виктора Хренина. — Ред.). Попытки националистов и нацистов со своей символикой приватизировать протест, навязать бело-червоно-белую символику отчасти удались. Однако министр обороны показал, что не все, армия в первую очередь, испытывают эйфорию от обилия коллаборационистской символики на улицах белорусских городов. Это очень правильно.

Увольнения и задержания. Как власти Белоруссии громят стачечные комитеты
Увольнения и задержания. Как власти Белоруссии громят стачечные комитеты
© TUT.BY
Мне кажется, что те, кто эти протесты модерировал и организовывал, допустили ошибку с этой символикой. Потому что они реально показывают скрытый смысл и скрытую идеологию ориентирующейся на Запад части протестующих. Символика, которая имеет ярко выраженный антирусский подтекст, сыграет рано или поздно с организаторами этих протестов злую шутку. Все равно об этом будут говорить в России и самой в Белоруссии. Рано или поздно критическая масса негативного отношения к этой символике на настроения людей повлияет.

- Видимо, об этом уже стали догадываться, потому что вчера протестующие принесли с собой и официальные красно-зеленые флаги Белоруссии.

— Было бы логично, если бы у этого протеста появилась своя собственная уникальная символика, которая не ассоциировалась бы ни с каким негативом в белорусской истории. Но как-то с креативом не очень хорошо. И главное, что те, кто планировал нынешнюю оранжевую революцию в Белоруссии, слишком шаблонно мыслят. Попытка с точностью до деталей повторить украинский сценарий, не учитывая особенности белорусского общества, белорусской истории, не дала этой революции развернуться так, как на Украине.

- Можно ли утверждать, что протестное движение сходит на нет?

— Некоторые признаки, позволяющие сделать такой вывод, присутствуют, особенно в регионах. Но опять же все зависит от того, какие дальнейшие действия будет предпринимать Александр Григорьевич.

Необязательно ведь вести диалог с теми, кто утверждает, что Тихановская победила. Все люди прекрасно понимают, что она нигде не победила. Конечно, победил Лукашенко, но то, как он свою победу обставил, сколько он себе нарисовал, и послужило таким детонатором этих протестов. Если бы показали реальную цифру, то, думаю, такой негативной реакции бы и не было.

Но сейчас в любом случае нужно начинать внутрибелорусский диалог. Нельзя вернуться в прежнее состояние, в то, как было при бабушке. То есть протесты пошли на спад, но если никаких правильных шагов сделано не будет, а прежде всего это касается интеграции с Россией, потому что без интеграции с Россией экономику Белоруссии из состояния кризиса вывести будет невозможно, нет других методов.

Белоруссия. Хроника протестов, 23 августа
Белоруссия. Хроника протестов, 23 августа
Поэтому ухудшение экономической ситуации внутри республики будет провоцировать новые и новые недовольства, и все это рано или поздно выльется в новых протестах. Поэтому мяч на стороне Лукашенко и его аппарата. Насколько они на самом деле здраво оценивают ситуацию в республике и насколько критично они относятся к своей внешней политике.

- Как вы считаете, Координационный совет оппозиции еще может заявить о себе? И продолжит ли Запад его поддерживать?

— Он какой-то уж очень опереточный. Но Запад будет его поддерживать. Но я бы не придавал сильного значения Координационному совету, это все-таки продукт технологий. Я бы сейчас на месте режима начал вести диалог с теми, кто может влиять на умы населения и может повести за собой широкие народные массы в противовес попыткам создать прозападное политическое ядро, которое способно увести Белоруссию от России.

- Какой сценарий развития событий в Белоруссии кажется вам наиболее вероятным?

— Кажется, Александр Григорьевич начнет закручивать гайки. И это самое неправильное, что можно себе представить. В идеале было бы начать диалог с пророссийскими силами, досрочные выборы в парламент, может быть, не в этом году, а в следующем. Нужна политическая реформа, и нужно дать белорусским патриотическим пророссийским силам возможность заниматься политической деятельностью. Возможность вести агитационную работу в противовес нацистской пропаганде и возможность участвовать в выборах в парламент. Эти силы в Белоруссии присутствуют, у них огромный потенциал. Это могло бы во многом решить проблему будущих протестов и взрыва в Республике Беларусь по украинскому сценарию.