- Богдан Анатольевич, на ваш взгляд, что стало причиной мирового кризиса — объективные экономические факторы или пандемия коронавируса?

— Это масштабнейший вопрос. На самом деле,  я бы сказал, что мир погружается в кризис по целому ряду причин, в том числе и не материальных.

Но, если говорить об экономическом кризисе, его основой является долларовая система США. По сути, жизнь в долг, которой живут все западные страны. Если мы посмотрим на величину госдолга Великобритании, Франции, Японии, Соединенных Штатов Америки, то увидим, что все эти страны живут в долг.

Другое дело, что между ними выстраивается определенная иерархия, в рамках которой на вершине оказываются США. Но в целом эта система жизни в долг бесконечно продолжаться не может. Рано или поздно она закончится, и тех, кто живет подобным образом, будут сокращать.

- А как мировой кризис скажется на постсоветском пространстве, в том числе на отношениях между Россией и Белоруссией?

— На фоне пандемии, которая усилила роль государственных институтов, на фоне сокращения доходов и роста расходов все отношения будут двигаться в сторону, во-первых, поиска настоящих союзников, а во-вторых, в сторону прагматизации и рационализации.

Виталий Третьяков: Скорее всего после "коронакризиса" мы будем жить в трехполярном мире
Виталий Третьяков: Скорее всего после "коронакризиса" мы будем жить в трехполярном мире
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Мы не можем больше платить за формальное декларирование себя союзником. А уж тем более мы не можем платить за это на фоне явных и скрытых угроз, которые следуют из Белоруссии последнее время.

Например, сократить наши военные объекты в следующем, 2021 году, а также недвусмысленная военная угроза в рамках формирования собственной программы ракетостроения, которая связана с Китаем и вылилась в создание систем залпового огня «Полонез». Эти системы также могут служить в качестве оперативно-тактических ракет.

С моей точки зрения, это пусть очень глупая неудачная угроза в адрес России, такой мягкий шантаж.

Дескать, если вы не будете нас кормить, финансировать, предоставлять нам рынок сбыта и другие ресурсы, то мы можем пойти на все вплоть до виртуального военного конфликта.

300 километров этого вполне достаточно, чтобы со стороны Белоруссии ударить по территории России. Конечно, напрямую эта угроза не декларируется, но со всеми тенденциями угрожать России размещением баз НАТО под Смоленском все это в совокупности можно считать военной угрозой.

Безусловно в рамках такого рода отношений Россия будет сокращать дотирование белорусского государства, даже не государства, а режима Лукашенко.

Серенко: Пандемический кризис ускорит процесс перерождения российской элиты
Серенко: Пандемический кризис ускорит процесс перерождения российской элиты
© предоставлено Андреем Серенко
Проблема России в том, что она всегда работала с элитами, которые всегда оказывались ненадежными. Получая от России экономические бонусы в виде доступа на ее товарный рынок, к возможностям кредитования, они, как правило, все равно политически продолжали двигаться на Запад.

Мы это хорошо видели как на примере Украины, начиная с Леонида Кучмы, так и очень хорошо видим на примере Белоруссии.

Поэтому я думаю, что политика России будет перестраиваться в пользу настоящих союзников и в пользу избавления от союзников мнимых.

- Богдан Анатольевич, история человечества показывает, что выход из экономических кризисов ищут с помощью военных конфликтов. Как бы вы оценили вероятность глобального военного противостояния в наше время?

— Это для меня очень сложный прогноз, но я допускаю, что действительно определенные силы могут попытаться развязать мировой конфликт.

Проблема состоит в том, что слишком большое количество политических игроков, мировых акторов, обладает оружием массового поражения, ядерным, химическим, бактериологическим.

Можно, конечно, отсидеться за океаном на территории Северной Америки, но в условиях глобального конфликта предусмотреть все последствия будет невозможно. И в этом случае последствия даже для той части элиты, которая попытается развязать конфликт, могут быть очень и очень печальными.

Политолог Грозин: США выдергивают одеяло из-под немцев, французов и прочих итальянцев
Политолог Грозин: США выдергивают одеяло из-под немцев, французов и прочих итальянцев
© РИА Новости, Александр Натрускин
Поэтому более вероятно погружение мира в череду большого числа малых и средних конфликтов, малых и средних войн, локальных, региональных, где оружие массового поражения применяться не будет, или будет применяться в крайнем случае.

Существуют ядерные вооружения, которые способны наносить поражения в радиусе от нескольких сотен метров до километра. Например, артиллерийское ядерное вооружение. Угроза его применения может привести к применению более масштабных зарядов.

Мне кажется, что этот вариант более вероятен. Это прокси-войны, экономические, информационные, психологические войны. Это обрушение целых стран и регионов, их экономик, обрушение национальных валют. То есть это будет попытка за счет фрагментации мирового сообщества, погружения его в хаос сохранить финансово-экономическую систему, которая существует по нынешний день.

- То есть система либерального мироустройства с открытыми границами, транснациональным капитализмом уходит в прошлое, раз для ее сохранения потребуются военные конфликты?

— Так думает ряд экспертов, к мнению которых я прислушиваюсь, чьи прогнозы хотя бы частично сбываются. Мне кажется, что здесь не столько будет идти речь о сохранении открытых границ, сколько о сохранении определенной финансово-экономической системы.

Частичная глобализация на фоне «окукливания». Погребинский рассказал, что ждет мир после коронавируса
Частичная глобализация на фоне «окукливания». Погребинский рассказал, что ждет мир после коронавируса
© РИА Новости, Виталий Белоусов | Перейти в фотобанк
Инструментария, в рамках которого какие-то элементы могут сохраниться, какие-то элементы политической системы могут быть демонтированы, а какие-то будут заменены новыми.

Соответственно может быть создана новая система, но ее сердцевина, корень, останутся прежними. То есть те люди, которые управляли этими процессами, хотят управлять ими и впредь.