Уроженец Львова, писатель и политолог Владимир Сергиенко, который 29 лет живет в Берлине и является частым гостем ток-шоу на федеральных российских телеканалах, рассказал изданию Украина.ру, чем до сих пор отличаются Западный и Восточный Берлин.

- Владимир, спустя 30 лет после падения стены можно ли отличить на улице западного берлинца от восточного?

— Нет, конечно. Но немцы до сих пор делятся, как я считаю, на три, а не на две группы: есть не только восточные и западные немцы — осси и весси, но есть еще и третья группа — «западные берлинцы». Они отличаются как от восточных немцев, так и от западных.

Это обусловлено тем, что в клетке, в которой они жили, были созданы абсолютно тепличные условия. Эдакий рай — чтоб социалистическая Германия видела и завидовала, и это наложило на них сильный отпечаток. Существовала даже своя западноберлинская субкультура. И надо сказать, что Западная Германия и США очень много вкладывали в нее, потому что Западный Берлин хоть ничего и не производил, но должен был стать витриной Запада для Восточного Берлина и ГДР. Востоку как бы говорилось: смотрите, вот у нас веселый рок-н-ролл, а у вас скучные социалистические немецкие песни, у нас — «рок-н-ролл, жвачка, США», а у вас штази.

30 лет падения стены: праздник необъединённой Германии
30 лет падения стены: праздник необъединённой Германии
© REUTERS, Fabrizio Bensch/File Photo | Перейти в фотобанк

В Западном Берлине в 60-70-80-е годы бурлила политическая жизнь. Это было время  мощных студенческих протестов. Золотая эра города пришлась на то время, когда он был окружен со всех сторон. До падения стены в городе было, например, много интересных джаз-заведений, в которых выступали мировые знаменитости. В нынешнем объединенном Берлине этого уже нет. Один приличный клуб остался на весь город. Ну кто поедет сюда за гонорар в 300 евро и за оплату ночевки.

 

Западные берлинцы, и западные немцы в отличие от осси — привыкли к соседству с «не-немцами». Переселенцы — беженцы последних лет, принёсшие социальную напряжённость в Восточную Германию, воспринимаются не так доброжелательно, как хотела бы официальная Германия.

И последнее отличие западных берлинцев  от оси и веси. Студенческие протесты в Западном Берлине  были против диктатуры власти ФРГ, за свободу СМИ и даже за прогрессивный социализм. Особое место в протестах 60-70-х занимало неприятие нацистских функционеров в послевоенной Западной Германии и псевдосексуальной революции. Можно даже сказать о  лицемерии в сексуальной морали дозволенности.

Студенческие протесты были жестко подавлены полицией. Произошел захват монополии в СМИ издательским домом Акселя Шпрингера, офис которого был в Западном Берлине. Все это стало причиной того, что  студенты не смогли вывести протесты на осознанное изменение внутренней политики. Сегодня западные берлинцы — это спокойные и тихие  оппозиционеры. Все понимают, но не бунтуют.

Другое дело осси,  представленные двумя партиями — "Левые" и "Альтернативой для Германии", которые являются ярой парламентской оппозицией.  Германии надо еще дюжину лет, чтоб окончательно стать страной и народом, а может быть и нацией, которая не разделена рубцом Второй Мировой войны и послевоенного мироустройства.

 

- А Восточный Берлин от Западного до сих пор отличается?

— Да. В Восточном Берлине живет очень много русскоязычных граждан — примерно около 40 тысяч человек. Там часто можно слышать русскую речь.

Что касается комфорта, могу рассказать следующую историю. От бытовых аварий не застрахован никто. Но живя в центре Западного Берлина, я вызываю сантехника чаще, чем тогда, когда жил в Восточном Берлине.

В Западном Берлине законодательно было закреплено предоставление налоговых льгот, субсидирование капремонта и строительство новых зданий. В многоквартирном доме часть жилья обязательно была предназначена для неимущих слоев населения. И в одном доме жили те, кто ездил на шикарном «БМВ», и те, кто получал социальное пособие. Это тоже субкультура Западного Берлина. И не забываем, что в Западном Берлине были и есть турецкие кварталы. Этого нет в Восточном!

В Восточном Берлине активно возводится новое дорогое жилье. Из-за реконструкции системы энергосбережения увеличивается арендная плата. Это стало причиной того, что исчезла богема в одном из тамошних районов — Пренцлауэр-Берге. Жизнь там изменилась и стала элитной, а я его застал еще богемным районом.

Когда я жил в центре Восточного Берлина, в галерейном квартале (вокруг меня было до 50 галерей), напротив меня через дорогу в кафе часто бывали Брэд Питт и Анджелина Джоли, которые еще до своего развода купили там квартиру.

Во время объединения Германии произошла волна приватизации. Сейчас некоторые пытаются выяснить, кому принадлежит пара крупных зданий типа ЦУМа в центре Берлина. Эта история уже поднимается на уровне Бундестага. От этого разговора максимально пытаются уйти, но уже известно, что это восточногерманские функционеры смогли устроить своим детям хорошую жизнь на будущее.  

- Есть ли отличия в политических симпатиях между восточными берлинцами и западными?

— Безусловно. В Западном Берлине могут голосовать за свободных демократов, чего не будут делать в Восточном. А в Восточном будут голосовать за партию «Левые» («Ди Линке»), в Западном нет.

- Много ли среди восточных берлинцев тех, кто жалеет, что Стена пала.

— В большом количестве. Те, кто ностальгирует, уже не стесняются и открытым текстом говорят, что у них после объединения Германии а) есть претензии к качеству образования; б) им нравилось, что при социализме за ними были закреплены рабочие места; в) они прошли диктатуру штази, поэтому очень чувствительны к таким вещам, как манипуляция и контроль общественного мнения. Именно в Восточной Германии, когда Меркель идет, ей кричат вдогонку: "Меркель — в отставку!", "Меркель — вон!", "Лживая пресса!" Почему они себя так ведут? Потому что чувствуют, что демократия, которая им была обещана, на самом деле ограничена во многих местах.

Фултонская речь Черчилля: Как бывший премьер-министр разделил мир железным занавесом
Фултонская речь Черчилля: Как бывший премьер-министр разделил мир железным занавесом
© Public domain

Они не говорят: мы хотим обратно, под контроль штази, они просто говорят: при ГДР было не все так плохо, и что западный рай, о котором им говорили, не во всем соответствует действительности. Они не хотят возвращения в ГДР, но они видят, что их обманули. Их ностальгия не о ГДР, а именно о том периоде, когда только-только произошло объединение Германии, и везде господствовал глобальный энтузиазм. Они чувствовали себя свободно дышащими, плюс их зарплаты приравняли к немецким. К тому же появилась возможность ездить в Западную Германию. Кайф!

А сейчас они начинают ворчать, говорить, что их обманули, что не все так, как им представлялось.