По просьбе издания Украина.ру президент издательской группы «Эксмо-АСТ» Олег Новиков прокомментировал это решение украинской власти. По его словам, 21 марта Российский книжный союз опубликовал официальное заявления в связи со сложившейся ситуацией.

- Вы могли бы прокомментировать введение санкций Украиной с точки зрения вашего издательства? Насколько «Эксмо-АСТ» сегодня представлено на Украине?

— Продажи на украинском рынке не превышали 1% от общего объема продаж издательской группы. Но введение санкций необходимо оценивать не столько с позиций бизнеса, сколько с общегуманитарной точки зрения. Это серьезное ограничение права граждан Украины на доступ к информации. Причем речь не только о популярных российских авторах, а преимущественно о зарубежных бестселлерах таких авторов, как Мураками, Дэн Браун, Стивен Кинг, Рэй Брэдбери. Топ книг в России и в Украине по зарубежным авторам практически идентичен. Все это не оградит население от антиукраинских настроений, в списках ввозимой нашими издательствами литературы книг с таким содержанием не было, а приведет к еще большему расцвету пиратства и нарушению международного авторского права. Освободившуюся от легального книжного контента нишу займет контрафакт, и пиратские интернет-ресурсы станут еще более востребованными.

- С чем вы связываете появлений санкций именно сейчас?

Новые санкции Украины. Целились в Россию, выстрелили себе в ногу
Новые санкции Украины. Целились в Россию, выстрелили себе в ногу
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

— Здесь сложно говорить. В первую очередь, это ограничение прав украинских читателей и нарушение международных соглашений. В целом это акт вытеснения русского языка, абсолютно политический шаг. Очень жаль, что пострадают от этого обычные люди, а выиграют пираты.

- Какие пути выхода из сложившейся непростой ситуации вы видите?

— Мы изучаем эти возможности. Пока очевидных решений нет. Возможно, необходимо привлекать международные организации.

- Введение санкций было для вас неожиданным?

— Мы все время сталкивались с ограничениями в работе с Украиной. Но тем не менее взаимодействие с украинской стороной было. Такого тотального запрета мы не ожидали.

- Вы сталкивались когда-то с подобными ограничениями в других странах, где работает издательство?

— Нет, конечно, это беспрецедентный случай.