Накануне отчета премьер-министра Арсения Яценюка в Верховной Раде корреспондент «Украина.Ру» побеседовала с политологом, директором агентства социальных коммуникаций Сергеем Белашко об экономике, войне и мире, Тимошенко и Наливайченко, а также будущих перспективах страны.

 — В Мюнхене на конференции по безопасности Петр Порошенко вновь объявил, что против Украины воюет Россия. Как вы оцениваете его слова?

— Говорить можно что угодно. Пусть говорит. Идет, действительно, война, но не с Россией, а гражданская война, и это не гражданский конфликт, а именно война. Гражданский конфликт — это когда сосед пришел и убил соседа, которого подозревал в том, что его жена с ним изменяет. Да, сейчас у нас нет «котлов», но даже если в день погибает два человека, то все равно это человеческие жизни. Против ВСУ воюет наемная, добровольческая армия непризнанных ДНР и ЛНР. Когда-то, на заре конфликта это были ополченцы, сейчас это — стабильная армия, но никакие не российские войска.

Сергей Белашко: Ожидания украинцев оказались завышенными и нереалистичными

 — А как же Гиркин, на которого тут часто ссылаются, что с него, мол, все началось…

— При чем тут Гиркин? Военные действия после майдана развязали сотрудники силовых структур и СБУ Донбасса, а не Гиркин. С ним вообще зашло в Донбасс не более 50 человек, причем его участие в конфликте было всего лишь эпизодом, закончившимся весьма трагично. Сегодня Петр Порошенко не решает судьбу прекращения боевых действий в Донбассе. Украина вообще ничего уже не решает. Решение по Украине, точнее, по завершению конфликта, будут принимать Вашингтон, Брюссель и Москва.

 — Хорошо. Давайте вернемся в Киев. На ваш взгляд, можно обойтись ротацией Кабмина или отставкой исключительно Яценюка? Как вы оцениваете «достижения» реформаторов?

— В нашем случае, вы извините меня за пошлый анекдот, это все равно, что переставлять кровати в борделе. Никакая ротация тут не поможет. Декларативно выполнять требования МВФ и под этим прикрытием заниматься своими делами и пустить с молотка государственные предприятия — это в духе Арсения Петровича. Вот они сейчас занимаются подготовкой к продаже и приватизации госпредприятий. Продавать активы — это позор. Их ведь не купят Ротшильды или Рокфеллеры, ни Ротенберги, а конечными бенефициарами снова окажутся Ахметов, Пинчук, Фирташ и другие. Гордиться тем, что мы перестали употреблять российский газ — глупо. Да, ограничили потребление газа, потому что промышленность перестала работать и перестала потреблять газ. Производства закрываются, людей отправляют в неоплачиваемые отпуска, и это сложно называть независимостью.

Идея реформы полиции — хорошо, но когда 20 полицейских устраивают сафари и при этом закрывают глаза на такие вещи, как блокирование фур, погромы, снос памятников и на обычную уголовщину, то это не реформа. Вот мне известно, к примеру, что в Одесской области идет борьба за рыбные пруды. К владельцам прудов приходят группы вооруженных мужчин и отнимают пруд у прежних владельцев. Выяснять, кто будет ягоды в лесу собирать — это даже не средневековье, это какие-то родоплеменные первобытные отношения. Скажите тогда народу честно: извините, милиции у нас уже нет, и Ленин в этом никак не виноват. В недееспособности полиции виноват Арсен Аваков, это он должен нести ответственность за нынешний криминальный беспредел.

 — Но правительства приходят и уходят, как и министры-легионеры. Вот, к примеру, Абромавичус ушел. Каков же наш путь развития?

— Абромавичус еще никуда не ушел. Можно, конечно, завести технократов из Австралии, Швейцарии, но пока не будет полноценной обратной связи с обществом, ни о каких достижениях говорить просто не приходится. Возьмите заявления Петра Порошенко уже как бы экономического характера: «Фабрику в Липецке я не продам, потому что не хочу дешево». А при этом государственные активы можно продать за гроши. Это стыдно, мерзко выглядит. Нас зовут в светлое европейское будущее, при этом в пути отказываются кормить и лечить больных и ослабленных. В Европу мы не идем точно, это уже ясно.

Сергей Белашко: Ожидания украинцев оказались завышенными и нереалистичными

 — Сергей, как вы оцениваете тандем Юлии Тимошенко и Валентина Наливайченко? Каковы у них шансы в дальнейших политических раскладах?

— Оба эти политика неизбираемы в силу их высокого антирейтинга. Суммарный их рейтинг — не более 13%, а чтобы победить на парламентских выборах, нужно гораздо больше. Имиджевого, интеллектуального ресурса у Наливайченко нет, как нет у него и никакой серьезной команды. Но за ним стоит некий силовой ресурс, он обладает источниками инсайдерской информации в силовых структурах — СБУ, МВД. Не исключен инсайд, который ему могут «сливать» из России его бывшие коллеги.

Если верить журналистским расследованиям, то он имеет также связи с праворадикальными организациями не только Украины, но и Латвии, Литвы, Польши и Эстонии. Наливайченко также не брезгует и общением с криминальными кругами, входит в некий круг общения Дмитрия Фирташа. Наливайченко, скорее, будет фигурой непубличной политики, как «серый кардинал», что весьма выгодно Юлии Тимошенко. Притом, что ее рейтинг нулевой, она все-таки депутат, и вдвоем им будет проще раскачивать действующую власть. Они оба могут заниматься шантажом, что вполне в их стиле, но могут привести также и к военному перевороту, используя разного рода провокации.

Тимошенко при помощи Наливайченко сможет манипулировать конкурентами, поэтому ее рано записывать в политические пенсионерки. Даже когда она молчит, ее молчание выглядит более угрожающее, чем бессмысленные заявления Арсения Яценюка и спичи Петра Порошенко на английском. Скорее всего, оба к этому союзу долго готовились и не пошли бы на альянс без мониторинга ситуации и предшествующей подготовки. Пока сложно предсказать, как будут развиваться события, но с уверенностью можно сказать, что в мирное время у них не было бы никаких шансов, однако сегодня эмоциональный фон в стране таков, что у них все может получиться.

 — А если предположить гипотетически, что они будут во власти, как могли бы развиваться в дальнейшем отношения Украины и России? Это будет эскалация конфликта в Донбассе? Ведь Тимошенко не забыли ее слова: «расстреливать кацапов из ядерного оружия».

— В отсутствие политической оппозиции левых сил Тимошенко и Наливайченко будут опираться на радикалов, что уже ясно. При этом не исключаю, что ей придется каким-то образом восстанавливать отношения с Россией в энергетической сфере. У Юлии Владимировны наверняка в России есть свои лоббисты, которые помогли ей в свое время обогатиться на газовых контрактах. Вспомните, ведь она вернулась в политику не обычной «зэчкой», а разозленной жертвой «пророссийского Януковича», которая начала политическую жизнь с непосредственного общения с радикалами. При этом известно, что она остановила Турчинова, который хотел в свое время жестко побороться за Крым.

 — А разве простые люди захотят принять власть радикалов?

— Народ Украины разочарован и находится во фрустрации. Ему вообще уже все становится безразлично, причем чем дальше — тем больше. Ожидания украинцев оказались завышенными и нереалистичными, а сегодня люди готовы к любому развитию событий, даже самому кровавому.

Сергей Белашко: Ожидания украинцев оказались завышенными и нереалистичными

 — То есть, к власти может прийти более жестокая хунта?

— А у нас сейчас у власти никакая не хунта, как почему-то говорят российские СМИ. Хунта — это власть серьезной военной элиты. А где вы тут увидели военную элиту? Здесь деградация вооруженных сил и полное их разграбление осуществлялось на протяжении почти 25 лет.

 — Вы нам даете сто лет на восстановление отношений?

— Нет, не обязательно. Сейчас темп жизни совершенно иной. Никто не может предугадать, как будут восстанавливаться отношения Украины и России. Но если вспомнить историю, то сейчас наши отношения похожи на отношения ненавидящих друг друга сто лет назад немцев и французов. Почитайте книгу Сомерсета Моэма «Непокоренная», многое станет ясно. Возможно, вскоре должна наконец-то вызреть, выйти на авансцену та власть, которая захочет остановить войну, которая сможет вылечить общество от ненависти, залечить раны, а для этого нужна полная перезагрузка правящих элит. Сто лет — нет, это исключено, все случится уже совсем скоро.