Россия и Евросоюз договорились об условиях «зимнего пакета» поставок газа на Украину. В частности, о предоставлении скидки на 2 квартала со стороны РФ и о финансовом обеспечении закачки газа в украинские ПГХ со стороны ЕС. Однако министр энергетики и угольной промышленности Украины заявляет, что цена российского газа должна быть снижена примерно на $30 — за счет исключения платы за транзит. Россия, в свою очередь, говорит о том, что дополнительной скидки не будет.

Для нормального прохождения отопительного сезона Украине нужно накопить около 19 млрд. кубометров газа. Сейчас в подземных газовых хранилищах 15 млрд. Денег для докачки недостающего пока нет. А до старта отопительного сезона — меньше месяца и, по прогнозам, он может быть крайне сложным. Корреспондент издания «Украина.Ру» Алёна Сергеева поговорила с директором энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений Национальной академии наук Украины, экс-начальником управления по связям с общественностью НАК «Нафтогаз Украины» Валентином Землянским.

Все «реформы» сводятся только к повышению тарифов

— Отопительный сезон должен стартовать менее чем через месяц. Насколько критична ситуация, в которой сейчас находится Украина?

— Ситуация достаточно критична, потому что запасы и газа, и угля значительно меньше прошлогодних. По углю отставание почти на 1 млн. тонн, по газу — на 1 млрд. кубометров. Министр энергетики Владимир Демчишин бодро рапортует о том, что у нас мощно возрастают запасы угля, но на самом деле, к сожалению, никакой мощи здесь не видно. С начала сентября склады увеличились всего на 90 тысяч тонн. Хотя, по мнению министра, эта цифра составляет 300 тысяч тонн. Безусловно, 90 тысяч — это очень мало, и с такими запасами пройти отопительный сезон без перебоев будет проблематично.

— То есть, этот отопительный сезон будет сложнее, чем предыдущий?

— Он будет гораздо сложнее. Хотя, многое зависит от погодных условий. Если эта зима будет такой же тёплой, как и прошлая, тогда можно надеяться, что особых проблем не возникнет. Но по углю остаются вопросы.

— Но ведь вопросы остаются и по газу. Для нормального прохождения отопительного сезона Украине нужно около 19 млрд. кубометров газа, а сейчас их только 15 млрд.

— Газа Украина сможет докачать порядка 2 млрд кубометров, а нужно 4 млрд, т.е. однозначно не успеваем. Европа обещает дать денег, но пока не дала. Обещанных $500 млн. хватит, чтобы закачать 2 миллиарда. И до середины октября это можно успеть сделать.

— Украина отказывается платить за газ по согласованной цене. Россия, в свою очередь, отказывается предоставлять дополнительную скидку. По Вашему мнению, возможен ли компромисс в данной ситуации?

— Ситуация несколько запутанная. После встречи представителей Российской Федерации и Еврокомиссии было озвучено, что цена будет либо контрактная, либо на уровне европейских. Но поскольку цена по контракту составляет $252 за тысячу кубометров, а, к примеру, в Польше цена в октябре будет $265, то скидка получается очень своеобразная — плюс 13 долларов к цене по контракту. Т.е. вряд ли это будет так.

Все «реформы» сводятся только к повышению тарифов

Позднее, после встречи глав «Газпрома» и «Нафтогаза», Алексей Миллер заявил о том, что, по стандартной процедуре, российская сторона ожидает от украинской официального письма с просьбой о скидке, после чего будет рассматриваться возможность отмены экспортной пошлины. Т.е. 30% от контрактной цены при поставках газа на Украину. Очень сомневаюсь, что будет скидка в 30%. Скорее всего, скидка составит около $20 от европейской цены. Но, опять — таки, исходя из того, что есть определённые договорённости между Россией и Европой (заметьте, без Украины), я думаю, что «зимний пакет» будет подписываться именно на тех условиях, которые были оговорены ранее. Т.е. Украину просто поставят перед фактом.

— А будут ли у Украины средства для того, чтобы рассчитываться с Российской Федерацией? Ведь в декабре этого года она, как известно, ждёт от Украины погашения долга в $3 млрд.

— Сейчас что-либо спрогнозировать очень сложно. Мы не знаем, что будет в декабре, когда нужно будет рассчитываться с Российской Федерацией. Не знаем, что будет с финансовой системой Украины. Прогнозы в данном случае — дело действительно не благодарное.

— В зарубежных СМИ всё чаще появляются опасения по поводу того, что Украина может сорвать транзит российского газа в Европу в зимний период. Насколько высока такая опасность?

— Здесь тоже всё зависит от погоды. Если зима будет тёплой, проблем быть не должно. Если же наступит похолодание (особенно — длительное), и низкая температура будет держаться дольше недели — причём, не только на Украине, а и на Европейской части России и непосредственно в самой Европе, тогда действительно начнутся проблемы. Газа Украине будет не хватать. О реверсе можно забыть, потому что при дефиците газа на европейском рынке никто реверсом отправлять не станет, будут полностью выбирать те объёмы, которые идут. Тогда украинское правительство станет перед выбором. Нужно будет снижать температуру и, соответственно, снижать потребление газа теплокоммунэнерго. Кстати, по рекомендациям американских экспертов, температура в жилых помещениях может быть +10 градусов.

— То есть, не +16, о чём заявляло правительство?

— Плюс 16 — это то, о чём говорил премьер-министр Украины, проверяя общественное мнение, как бы тестируя. Такой своеобразный зондаж. К сожалению, в антикризисном плане говорится о том, что, в случае дефицита энергоресурсов, температура может быть снижена до технологического минимума. Т.е. просто чтобы не размёрзлась система, потому что тогда это действительно катастрофа. Поэтому, повторюсь: всё зависит от того, какой будет зима. Если наступят холода, какие были, скажем, в 2009 году — резкое и достаточно длительное похолодание, тогда у правительства будет выбор: снижать температуру или отбирать газ, который идёт по транзиту.

Все «реформы» сводятся только к повышению тарифов

— Кстати, в 2009 году тема транзита стала своего рода инструментом в газовых переговорах между Россией и Украиной. По Вашему мнению, в этот раз «транзитный вопрос» может быть использован в украинско-российских газовых переговорах (и не только в газовых)?

— Здесь Украине нужно понимать, что любые проблемы с транзитом российского газа — это козырь в пользу Российской Федерации. В частности, в пользу тех переговоров, которые ведутся по поводу газопроводов в обход Украины. Мы понимаем, что Европа следит очень внимательно и минимальные подозрения (а вариантов как было в 2009 году, когда не понятно, кто первый перекрыл вентиль, уже не будет) относительно возникновения подобных ситуаций — это будет очень серьёзным сигналом для строительства второй очереди «Северного потока» или для начала строительства «Турецкого потока».

— Строительство «Турецкого потока» перенесли на более поздний срок. Согласно официальной версии турецкой стороны, старту проекта должна предшествовать скидка на российский газ в 10,25% — вроде бы согласованная, но не закрепленная документально. По вашему мнению, какими могут быть причины «заморозки» данного проекта?

— Турция торгуется. Турки, знаете, как «младшие братья» украинцев — всё никак цену не сложат. Украина никак не могла сложить цену своей ГТС и вот точно так же происходит с «Турецким потоком». По ресурсному наполнению и по ситуации на европейском газовом рынке «Турецкий поток» пока ещё не своевременен. Его можно построить — вопрос в том, какое количество ниток проложить, какой мощности будет этот газопровод. Да, безусловно, Турции интересно получить первую нитку и увеличить мощность уже существующего «Голубого потока», по которому поставляется российский газ, построить одну нитку «Турецкого», потому что это 15 млрд. кубометров, которые будут идти на потребности Турции. А вот дальше, что называется, «поговорим».

Я думаю, что актуальность данного газопровода появится года через 3 — 4, не ранее. Потому что, в любом случае, будет истощение североевропейских месторождений газа, существующих на сегодняшний день, и потребность в газе будет возрастать. Азербайджан эту потребность своими мощностями покрыть не сможет. Вот тогда станет вопрос о «Турецком потоке». Но, повторюсь, есть альтернативный проект в виде «Северного потока» — более того, по которому уже подписаны все необходимые документы. Т.е. следующий шаг — это уже строительство.

Все «реформы» сводятся только к повышению тарифов

— Вы говорите о том, что Турция торгуется. Турция торгуется о цене либо не только о ней? Есть мнение, что на самом деле главным требованием Турции является предоставление ей права перепродажи российского газа в Европу. То есть Анкара хочет выкупать весь объем поставляемого из РФ по «Турецкому потоку» газа на границе, в то время как Москва принципиально отвергает такой вариант.

— Я не случайно сказал, что турки — это «младшие братья» украинцев. Украина ведь тоже долго торговалась, согласовывая условия газового консорциума. И в итоге доторговалась до того, что транзит стал сокращаться быстрыми темпами. То же самое происходит и там. Т.е. Россия говорит: «Господа, если Вы не хотите, мы передадим эстафету Германии, которая станет крупнейшим газовым узлом на европейской территории». И, поверьте мне, от Германии гораздо ближе до Северной Италии, чем тащить через Турцию, по сути дела, тот же самый газ. Поэтому конкуренция там очень высокая.

— Если «Турецкий поток» всё-таки будет построен и заработает, как много от этого потеряет Украина?

— Она потеряет практически всё. То есть, «Северный поток» и «Турецкий поток» в совокупности лишают Украину транзита. Я не думаю, что труба будет «сухой», но это вызовет массу проблем, и нужно отдавать себе в этом отчёт.

Какой-то объём, безусловно, будет транзитироваться, но при этом газотранспортная система Украины в том виде, в котором она есть, будет не востребована. Более того: нужно чётко понимать, что украинская газораспределительная система (т.е. газопроводы среднего и низкого давления, по которым украинцы как потребители получают газ) завязана на магистральные газопроводы, на ГТС. И консервация (а консервировать придётся — другого выхода не будет) тех или иных направлений приведёт к остановке поставок газа в часть регионов Украины.

Поэтому нужно уже сейчас думать о том, каким образом выходить из этой ситуации. К сожалению, на сегодняшний день никто даже не пытается создать, как сейчас любят говорить «кризисный кейс». Т.е никто даже не пытается продумать какие — либо действия, которые необходимо будет совершить в случае такого развития событий. Украинское правительство на сегодняшний день это не заботит.

— А что необходимо делать прежде всего?

— Прежде всего, украинским властям необходимо распрощаться с иллюзиями относительно того, что все наши проблемы находятся извне, что есть некие мифические существа, которые постоянно вредят Украине. Причём, в основном эти «вредители» находятся на Северо-Востоке.

Все «реформы» сводятся только к повышению тарифов

Все проблемы изнутри. Речь идёт и о переориентировании газотранспортной системы в случае сокращения объёмов транзита, и о прощании с иллюзиями по созданию совместного предприятия по управлению ГТС и подземными хранилищами газа с участием только европейских или американских партнёров, потому что эти проекты не работают без российского газа. Ну, вот так технически и исторически сложилось, что по-другому это работать не будет.

И самый главный момент — энергоэффективность и энергосбережение. Об этом очень много говорят, но опять ничего не делают. Все «реформы» сводятся только к повышению тарифов.

Беседовала Алёна Сергеева