Немного предыстории.

19 октября Дарницкий райсуд Киева частично удовлетворил иск Виктора Медведчука к редактору «Исторической правды» (это такой маленький «институт национальной памяти» в редакции «Украинской правды») Вахтангу Кипиани и запретил распространять тираж книги «Дело Василия Стуса» без разрешения Медведчука. 

Медведчук назвал опрос Зеленского «дешевым пиар-ходом с целью манипулирования общественным мнением»
Медведчук назвал опрос Зеленского «дешевым пиар-ходом с целью манипулирования общественным мнением»
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк

Книга Кипиани была посвящена событиям 1980 года, когда Василий Стус вторично был осуждён судом за «действия по изготовлению, хранению и распространению "враждебной литературы, порочащей советский государственный и общественный строй"» и отправился в места отбытия заключения, где в 1985 году умер.

Суд признал недостоверными ряд суждений из раздела «Убивал ли адвокат Медведчук поэта Стуса». Кипиани утверждал, что Медведчук «распинал» поэта, совершил перед ним «преступление», а сам он «шестёрка коммунистической системы», «циник и аморальный тип».

Кипиани, разумеется, решение суда выполнять отказался (но «Украинская правда» решение суда опубликовала, чем фактически опровергла его заявления) и подал на апелляцию.

Суд действительно «резонансный», как минимум в двух отношениях.

С одной стороны, он поставил под вопрос право националистов и грантоедов (а Кипиани — и то, и другое в одном лице) кого-либо безнаказанно оскорблять. Собственно, подорвал их «моральный авторитет» и их представления о «свободе слова».

С другой стороны, он поставил под вопрос политику декоммунизации.

В своё время Виктор Ющенко сумел «выиграть» процесс против «организаторов Голодомора» при помощи нехитрого приёма: суд не стал выслушивать аргументы защиты, поскольку не приступал к слушанию дела по существу — оно было закрыто на основании смерти подозреваемых (собственно, на этом основании дело должно было быть прекращено следователем Генпрокуратуры, которая, надо отдать ей должное, активно сопротивлялась участию в этом цирке).

В случае с Медведчуком так не получилось — он жив и готов защищать свои честь и достоинство. Тем самым он указал, что, столкнувшись с юридическими реалиями, «декоммунизаторы» оказались бы в сложном положении.

Теперь относительно материала на президентском сайте.

Как мы отметили выше, он для сайта нетипичен — это не изложение выступления президента или кого-то из высших должностных лиц и не новость о деятельности президента. Это комментарий к событиям или, скорее, критика литературного произведения, в качестве которого выступает решение суда. Причём такой материал на сайте, насколько мы помним, единственный.

Кипиани считает, что Гагарин и Пушкин убивают украинцев
Кипиани считает, что Гагарин и Пушкин убивают украинцев
© Facebook, Вахтанг Кипиани

Заметка никем не подписана, но очевидно, что это точка зрения, согласованная с президентом, — речь ведь идёт об официальном сайте главы государства.

Что касается содержания материала, то оно действительно очень странное.

В первом же абзаце указывается, что «общество готово отстаивать свои права». Тут некоторое обобщение — в конкретном деле речь идёт о защите чести и достоинства конкретного человека, а не о «правах общества», что бы это ни значило.

Далее автор комментария, «не ставя под сомнение независимость судебной ветви власти», начинает объяснять этой ветви, что она не права.

Во-первых, потому что «поведение участника (процесса 1980 года. — Авт.) проанализировано исключительно на основании документально зафиксированных фактов, которые не являются продуктом литературного творчества авторов и литературным вымыслом», а самого Медведчука нельзя назвать «персонажем произведения». Это буквальное повторение линии защиты Кипиани, который утверждает, что книга — чисто документальная.

Между тем, Виктор Медведчук никогда не скрывал, что выступал государственным защитником на процессах Стуса и Литвина. Не скрывал он и ограниченности своих возможностей в качестве именно адвоката.

Мы, кстати, отметим, что связано это было не только с самим положением защитника на политических процессах, но и с доказанностью правонарушения, — в соответствии с действующим на тот момент законодательством Стус действительно был виноват. Было бы странно ожидать в 1980 году от адвоката, чтобы он действовал в соответствии с современным украинским УК.  

Документальную основу книги, соответственно, никто не опровергает. В иске указаны конкретные комментарии Вахтанга Кипиани, которые по сути представляют собой даже не клевету, а просто оскорбления в адрес человека, который ему почему-то не нравится.

Соответственно лишено смысла и замечание относительно того, что «цензура в Украине прямо и недвусмысленно запрещена Конституцией», — ответственность за оскорбления никогда и нигде цензурой не считалась.

Так что это вдруг заставило Владимира Александровича Зеленского (точнее, неизвестного чиновника, действующего от его лица) заняться столь странной деятельностью?

Погребинский объяснил, почему Зеленский боится Порошенко, но атакует Медведчука
Погребинский объяснил, почему Зеленский боится Порошенко, но атакует Медведчука
© Facebook, Михаил Погребинский

Очевидно, тут две причины, чисто политического порядка.

Во-первых, надо было защитить Вахтанга Кипиани как представителя двух групп, крайне ценных для президента и его офиса — националистов и грантоедов («соросят»).

Правда, националисты всё равно будут против Зеленского, а поддержка грантоедов слишком дорого ему обходится, но, увы, Зеленский в этом отношении ничем не отличается от своих предшественников, которые, будучи избраны голосами Юго-Востока, сразу же переориентировались на Запад страны.

Во-вторых, надо было атаковать Виктора Медведчука, которого Зеленский интенсивно не любит. Ведь Медведчук представляет реальную оппозицию политическому курсу, который проводит Зеленский, и возглавляет партию, занимающую второе место в рейтингах.

В общем, тут налицо вполне очевидный политический интерес власти, находящейся накануне важных для нее местных выборов, которые она, скорее всего, проиграет (те есть наберет меньше в процентном отношении, ченм на парламентских выборах), а оппозиция их, наоборот, на выборах обставит в том же процентном измерении. Вот и включлся "президент всех украинцев" в чисто политичпеские разборки за неделю до выборов на стороне своей политсилы.

Но тут закономерно возникает вопрос: нормально ли для президента выступать в качестве защитника на общественных началах достаточно рядового активиста-пропагандиста Кипиани? Словами героини советской киноклассики — «Хоботов, это мелко!»

Этак мы дождёмся, когда Зеленский, подобно эстонской президентке (или какой тут правильный феминитив?), пойдёт по улицам бутылки собирать…