Турецкие ударные беспилотники, которые Баку закупил дроны у Турции совсем недавно, наносят удары по армянским позициям, очевидцы говорят о присутствующем на месте боев турецком спецназе, Анкара делает воинственные заявления.

Многие отмечают, что именно ударные дроны Bayraktar TB2 перевернули ход боевых действий и перевели их в формат XXI века, тогда как армянская и азербайджанская армии в целом воюют по образцам войн ХХ века, не маскируясь с воздуха.

Для огромного числа наших сограждан все это стало удивительным. Турция представляется им некоей отсталой восточной страной, где есть только пляжи и базары. Однако, это далеко не так.

 

Блистательная Порта и ее закат

Рисуем границы. Как в СССР временно удалось решить проблему Нагорного Карабаха
Рисуем границы. Как в СССР временно удалось решить проблему Нагорного Карабаха
© РИА Новости, Юрий Алексеев | Перейти в фотобанк
В XVI веке Османская империя, или, как называли ее современники, Блистательная Порта, была самым мощным государством того времени. Под копыта победоносной турецкой конницы, усиленной корпусом янычар, вслед за Восточной Римской империей и балканскими государствами в 1526 году пала Венгрия, тогда же османы впервые осадили Вену. На востоке турецкие императоры, как раз тогда присвоившие себе титул халифов, то есть повелителей всех правоверных, разгромили в 1517 году мамлюков, владевших Сирией, Аравией и Египтом, а в 1534-м покорили Тунис и, разбив персидских шахов, — Месопотамию и Западную Армению. Вассалитет султана признал в 1518 году Алжир.

Турецкий флот, усиленный пиратами с Варварийского берега (как называли тогда в Европе побережье Алжира), господствовал на Средиземном море, и для борьбы с ним понадобилась мобилизация всех сил христианской Европы (Священная Лига 1571 года).

На апогее своего могущества османы завоевали на недолгое время Закавказье вплоть до Каспийского моря (1590 год) и Подолье с Каменец-Подольском (1672 год). В 1672-м османско-татарская армия осаждала Львов, в 1678-м взяла защищаемую русской армией крепость Чигирин и практически дошла до Киева, а в 1683-м во второй раз (и вновь неудачно) взяла в осаду Вену.

Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи

 

Причин у этих успехов было немало. Во-первых, эффективнейшая по тем временам военная организация, опередившая соседние страны. В то время, когда во всех странах монарх мог призвать на войну лишь дружины феодалов и ополчения горожан, в Турции была создана система тимара, когда вся земля была изъята государством у феодалов и разделена на поместья, начальный участок в которых соответствовал расходам на вооружение одного всадника. Создание корпуса янычар, вооруженного огнестрельным оружием, стало первым после Римской империи примером регулярной армии.

Немецкий эксперт Рар описал, что начнется, если Турция объявит войну Армении
Немецкий эксперт Рар описал, что начнется, если Турция объявит войну Армении
© РИА Новости, Михаил Воскресенский | Перейти в фотобанк
Интересно, что многие западные современники и позднейшие российские историки считали созданную в XV — XVI веках в Московском царстве поместную конницу скопированной с турецкой системы тимара, а стрельцов — копией янычар (причем стрельцы использовали мушкеты турецкой, а не западной конструкции). Большая подборка фактов в пользу этого приведена в статье историка Сергея Нефедова «Реформы Ивана III и Ивана IV: османское влияние», опубликованной в 2002 году в журнале «Вопросы истории».

Во-вторых, справедливый суд и низкие налоги (опять-таки об этом много цитат современников приведено в упомянутой статье Нефедова). Привычные у соседей коррупция чиновников и произвол феодалов в Османской империи долгое время отсутствовали. Для покоренных народов с другой религией существовали миллеты, то есть национально-культурные автономии, управляемые по собственным законам. Не случайно именно в Турцию бежали изгнанные в 1492 году из Испании евреи и т.д.

Однако в XVIII веке Османская империя вступила в период упадка. Причин этому много, одна из основных — на Западе в XVII веке уже началась технологическая революция, тогда как Турция осталась аграрной страной. Под влиянием побед в Тридцатилетней войне шведской армии «нового типа», созданной в 1617 — 1625 года королем Густавом-Адольфом II, европейские государства одно за другим приступили к созданию регулярных полков, на фоне которых померкла сила тимариотов и янычар. Стало загнивать и внутреннее устройство Османской империи, начавшей скатываться в тотальную коррупцию, произвол и угнетение покоренных народов.

Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи

Именно тогда Турция и превратилась в «больного человека Европы». Чаще всего это крылатое выражение цитируют со ссылкой на письмо Николая II 1853 года, но впервые его использовал еще в конце XVII века один из европейских дипломатов.

Неизбежным следствием военных поражений османов стал рост межнациональной и межрелигиозной напряженности, восстания покоренных народов, распад империи. Финалом стало Мудросское перемирие 30 октября 1918 года, а затем Севрский договор 10 августа 1920 года, по которым практически вся территория Турции была последовательно разделена между участницами Антанты и их союзниками (Армения). Иностранные войска тогда оккупировали даже Стамбул, столицу империи.

Гаспарян объяснил, что именно должна сделать Турция, чтобы ОДКБ вступился за Армению
Гаспарян объяснил, что именно должна сделать Турция, чтобы ОДКБ вступился за Армению
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Для понимания того, как и почему турки и армяне воспринимают происходящее в наши дни, надо учитывать события столетней давности.

В 1915 году, когда русская армия развернула наступление против турок на Кавказском фронте, в турецком тылу в городе Ван произошло восстание армян. Ответом на это стали депортации турецким правительством миллионов армян (и другого христианского народа, поддержавшего приход русских войск, — ассирийцев) в пустыню, в ходе которых погибло огромное количество людей. Все восприятие армянами Турции и Азербайджана, так как его тюркское население приравнивается армянами к туркам, построено именно на памяти геноцида 1915 года, на опасении попытки его повторения.

В свою очередь, турки воспринимают всё через призму Севрского договора, считая, что «западные империалисты» пытались и пытаются расчленить Турцию на части, а армяне (и курды, так как навязанный Антантой договор 1920 года предусматривал создание сначала курдской автономии, а затем в случае желания ее жителей — и полностью независимого Курдистана) являются одним из инструментов этого коварного плана.

«Отец турок» и его наследие

Состояние, в котором оказалась Турция к 1920 году, можно было назвать уже не failed state, а просто крушением государства и всех его институтов. Стоял вопрос вообще о том, будет ли существовать Турция дальше, и его решил армейский офицер Мустафа Кемаль.

Ностальгия по величию: Зачем Турция влезла в конфликт Армении с Азербайджаном?
Ностальгия по величию: Зачем Турция влезла в конфликт Армении с Азербайджаном?
© AFP,
Роль Кемаля в истории современной Турции можно сравнить лишь с ролью Петра I для России, который, по словам Пушкина, «над самой бездной, на высоте, уздой железной Россию поднял на дыбы». Петр победил в изнурительной войне со Швецией, армия которой дошла до Полтавы. Кемаль разгромил греческую армию, дошедшую к 1922 году до самого сердца Турции, практически до нынешней Анкары.

И тот, и другой полностью трансформировали не только армию, но и всю страну по западному образцу, введя новую систему управления (Петр стал императором, Кемаль — президентом), построив новые столицы (Петербург и Анкару), обязав подданных брить бороды, носить западную одежду, курить табак и пить алкоголь, соблюдать западные нормы поведения, которые консервативные верующие считали «стыдными» и недопустимыми, резко ограничили роль религиозных организаций и т.д.

Не случайно Кемаль принял фамилию Ататюрк, то есть «Отец тюрок», — точно так же, как Петр после победы в Северной войне официально принял титул «Отца Отечества».

Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи

В том и в другом случае архаичная ультрарелигиозная и аграрная страна превратилась в новую — современную, промышленную, светскую, динамичную и агрессивную. Помимо разгрома греческой армии, закончившегося резней в Смирне и изгнанием всего греческого населения из страны, в сентябре — декабре 1920 года кемалисты разгромили Армению, по Московскому договору 16 марта 1921 года вернув себе территорию, отошедшую ранее к Армении после поражения Турции в Первой мировой войне.

Однако, как и в России, реформы Ататюрка раскололи общество надвое. С одной стороны, Анкара, вторая столица (Стамбул) и освоенное при кемалистах побережье Эгейского моря, где люди выглядят и ведут себя неотличимо от европейцев. С другой — типично восточная глубинка, выходцы из которой селились на окраинах крупных городов.

Нагорный Карабах: Есть ли вариант невоенного, дипломатического решения конфликта?
Нагорный Карабах: Есть ли вариант невоенного, дипломатического решения конфликта?
© REUTERS, Defence Ministry of Azerbaijan/Handout via REUTERS
С неизбежностью в Турции появилась и своя пугачевщина. В 50-х годах страну охватила волна националистических погромов, в 70-е — полномасштабная уличная гражданская война с тысячами убитых в схватках левых и правых радикалов. На фоне растущего соперничества политических партий в 1950 году в Турции была разрешена многопартийность, в итоге кемалистов начали оттеснять от руля власти — командование армии выступало главным арбитром, запрещая или отстраняя от власти те партии и их приходящих к власти лидеров, которых можно было счесть опасными для основ существующего режима. За вторую половину ХХ века Турция пережила четыре военных переворота разной степени мягкости — 1960, 1971, 1980 и 1997 годов.

В качестве одной из основных угроз кемалистскому строю страны военные оправданно рассматривали исламистские политические партии, пользовавшиеся популярностью среди населения. Стоит заметить, что сама по себе идея парламентской демократии в корне отвергается всеми идеологами исламизма, будь то египтянин Саид Кутб (1906 — 1966) или пакистанец Абу аль-Аля Маудуди (1903 — 1979), как ересь, утверждающая, что власть может исходить от человека, тогда как ее источником может быть лишь Бог (теократия). Тем не менее, в Турции исламисты уже в 60-70-е годы усвоили, что прийти к власти в стране, где на страже режима стоят армия и жандармерия (аналог французской, походящей на нашу Росгвардию), возможно лишь парламентским путем и с умеренной риторикой.

Реванш исламской глубинки

В 1969 году Неджметтин Эрбакан опубликовал манифест «Милли герюш» («Национальное видение»), где изложил идеи создания государства, которое бы базировалось на идеях ислама, отказ от которых ослабляет традиционно мусульманские страны. В январе 1970 года он создал Партию национального порядка, которая в мае 1971 года была запрещена как противоречащая Конституции, но в октябре 1972 года была воссоздана как Партия национального спасения и на парламентских выборах в октябре 1973 года получила 11,80% голосов, лишь в три раза меньше, чем кемалистская Народно-республиканская партия и либеральная Партия справедливости.

Яков Кедми рассказал, как Россия и Сирия накажут Эрдогана за новые провокации
Яков Кедми рассказал, как Россия и Сирия накажут Эрдогана за новые провокации
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк
Благодаря наличию фракции в Национальном Собрании (парламенте) исламисты могли играть решающую роль при формировании правительства, и в 1974, 1975 — 1977 и 1977 — 1978 годах Эрбакан занимал пост вице-премьера. Но в 1980 году после военного переворота он был арестован и отстранен от политической деятельности, а его партия в 1982 году запрещена. Однако, как и ранее, спустя год она возродилась под именем Партии благоденствия, которая в декабре 1995 года получила на очередных выборах в парламент 21,38% голосов, больше, чем любая другая политическая сила. Эрбакан сформировал свое правительство на базе «консервативной коалиции» и возглавлял его ровно год — с 28 июня 1996 года по 30 июня 1997 года, когда ультиматум армии вынудил первого в новейшей истории страны исламиста-премьера уйти в отставку.

Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи

Эрбакан был по сути турецким аналогом Ле Пена, харизматичным националистом-популистом, но абсолютным политическим маргиналом, несмотря на приличный процент голосов, которые он получал на выборах. Шокируя публику обещанием в своей партийной программе «освободить Боснию, Азербайджан, Чечню и Иерусалим» или пытаясь создать антизападный блок исламских стран, Эрбакан так или иначе был обречен как политик. Что интересно, со своим французским коллегой он был знаком, и тот даже заявлял о близости их взглядов. «Мы… обсуждали с Эрбаканом то, что нас объединяет, — его нежелание вступать в Европейский союз», — так об этом рассказывал в 2002 году лидер Национального фронта.

Выводы из опыта Эрбакана сделал его младший соратник по Партии благоденствия — Реджеп Тайип Эрдоган, в 1994 году ставший мэром Стамбула, где ранее на протяжении десяти лет он возглавлял отделение партии. Во-первых, необходимо привлечь на свою сторону Запад — прежде всего, став главным борцом за интеграцию Турции в Евросоюз. Во-вторых, сделать акцент не на исламизм, а на социальную тематику, и этим привлечь к себе максимально широкую поддержку населения.

Учрежденная Эрдоганом в июле 2001 года Партия справедливости и развития (ПСР) в ноябре 2002 года побеждает на парламентских выборах, набрав 34,28% голосов против 19,40% у Народно-республиканской партии, Эрдоган возглавляет правительство страны. «3 ноября 2002 года — это день, когда в Турции к власти пришел народ», — так спустя три года охарактеризовал эту победу Эрдоган. На следующих выборах в 2007 году его партия увеличивает свой результат до 46,58% голосов, в 2011-м — до 49,83%.

Увеличить в полтора раза свой электорат за счет тех, кто голосовал ранее за другие партии (в том числе за кемалистов), Эрдогану удалось при помощи эффективной экономической политики. Цитата из статьи в российском журнале «Эксперт» 2011 год: «Турецкий ВВП по ППС (паритетной покупательной способности. — Авт.) вырос с 2001 года почти в два раза (с 494 млрд. долларов до 960 млрд. в 2010 году). Премьер всячески поддерживал средний класс, а также мелкий и средний бизнес. При нем в Турции построено 500 тыс. квартир для малообеспеченных слоев населения и более 15 тыс. километров современных дорог (что не только решало инфраструктурные и жилищные проблемы, но и снижало уровень безработицы). Благодаря ему Турция относительно легко пережила мировой финансовый кризис. Показатель ВВП в 2010 году превысил цифры 2008 года более чем на 40 млрд. долларов. Ведущие финансовые издания мира The Financial Times и The Economist называли его лучшим турецким премьером за все время существования республики».

Нагорный Карабах: маленькая война с большими последствиями
Нагорный Карабах: маленькая война с большими последствиями
© REUTERS, Defence Ministry of Armenia/Handout
При этом Эрдогану удалось избежать смещения военными, как это произошло в 1997 году с Эрбаканом, хотя подобные движения в сторону исламистов были — например, в 2007 году начальник Генерального штаба Яшар Бююканыт открыто поддержал протесты против кандидатуры Абдуллы Гюля, выдвинутого Эрдоганом в президенты, и заявил, что армия примет только президента, «приверженного основополагающим ценностям республики».

Однако, каждый раз Эрдогану удавалось устоять, демонстрируя свою умеренность и прозападный вектор ориентации. Например, выступая 19 января 2009 года в Брюсселе, он говорил: «Вступление в Евросоюз является первым приоритетом Турции. Надеюсь, что моя страна приблизится к этой цели в 2009 году».

Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи

Будучи умеренным и прозападным (на тот момент) исламистом, Эрдоган смог стать привлекательным и для Вашингтона, когда понадобилось восстановить испорченные Бушем-младшим отношения с исламским миром. 6 апреля 2009 года недавно избранный президентом Барак Обама прибыл в Анкару (перед этим в Праге призвав принять Турцию в ряды Евросоюза) и заявил, выступая перед турецким парламентом: «Соединенные Штаты не ведут войны и никогда не станут воевать с исламом». Как отметили журналисты, «и Барак Обама, и турецкие власти дают понять, что Турецкая Республика ведет диалог с США не только от своего имени, но и от лица всего исламского мира».

После арабских революций в странах бывшей Османской империи к власти приходят на выборах умеренные исламисты, близкие к ПСР: в Тунисе на выборах 23 октября 2011 года в Национальную учредительную ассамблею с 37,04% (это дало 89 из 109 депутатских мандатов, распределяемых по партийным спискам) голосов побеждает партия «Ан-Нахда», в Египте на двухэтапных выборах 28 ноября 2011-го и 11 января 2012-го в Народное Собрание с 37,5% (в итоге это дает 235 из 508 депутатских мандатов) побеждает Партия свободы и справедливости, созданная «Братьями-мусульманами»*.

«Неоосманизм»

ПСР придерживалась тогда на внешнеполитическом пространстве концепции «неоосманизма», сформулированной профессором Ахметом Давутоглу, получившим 1 мая 2009 году пост министра иностранных дел (в 2014-м он пойдет на повышение, заняв посты главы ПСР и премьер-министра), и предполагавшей наращивание влияния Турции в странах, входивших ранее в состав Османской империи.

Что представляет из себя эта концепция, можно судить по заявлениям, которые сделал Давутоглу в ходе визита в Сараево в октябре 2009 года: «Мы ходим видеть новый балканский регион, основанный на политических ценностях, экономической взаимозависимости, сотрудничестве и культурной гармонии. Такими были османские Балканы. Мы хотим восстановить такие Балканы». И другое, в интервью местной газете: «В Турции больше боснийцев, чем в Боснии, албанцев больше, чем в Албании, чеченцев и абхазов больше, чем в Чечне и Абхазии, потому что это османское наследство… Для всех этих разных наций на Балканах, Среднем Востоке и Кавказе Турция надежное убежище, их родина. Мы всегда рады вам. Анатолия (турецкая Малая Азия. — Авт.) принадлежит вам. И мы уверены, что Сараево — наше… То, что происходит в Боснии и Герцеговине — это наша ответственность».

Вспомним Эрбакана, который в марте 1995 года в ходе выборов заявлял, что «война в Чечне, как и другие конфликты (Палестина, Кашмир, Босния) является частью джихада» и говорил, что «наша цель — освободить Боснию, Азербайджан, Чечню и Иерусалим». Его последователи преследовали ту же цель, только преподнося это более умеренно. Кстати, до Иерусалима пришедшие к власти в Турции исламисты тоже попытались дотянуться, отправив в мае 2010 года караван судов с вооруженными боевиками в Сектор Газа.

Конфликт в Нагорном Карабахе. Азербайджан включил Украину в особый список
Конфликт в Нагорном Карабахе. Азербайджан включил Украину в особый список
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Стоит отметить, что на тот момент в ПСР был целый ряд ярких сильных лидеров и идеологов, включая упомянутых выше Давутоглу и Гюля. В определенной степени, тогда «короля делала свита», ведь сам Эрдоган в анамнезе не более чем малообразованный выходец из стамбульского района Касымпаша, начинавший как уличный торговец. Как отмечал в 2013 году журналист Владислав Вдовин: «Рабочий район Касымпаша в местном (стамбульском. — Авт.) фольклоре это вроде московского Бирюлево. Когда турки хотят усомниться в чьем-то интеллекте, они саркастически спрашивают: "Он что, из Касымпаши?"» Можно вспомнить, что Эрдоган в 2014 — 2015 годах серьезно цитировал в своих публичных выступлениях басни из бульварной литературы, что мусульмане открыли Америку за 300 лет до Колумба, а турки летали на ракете на Луну еще в 1653 году!

А вот дальше начался кризис. 3 июля 2013 года египетская армия отстранила от власти президента-исламиста Мохаммеда Мурси, избранного 30 июня 2012 года. Этому предшествовали невиданные по уровню мобилизации протесты против режима «Братьев-мусульман», например, 29 июля 2013 года на улицы вышло 32 млн. египтян. А перед этим, 28 мая 2013 года, начались массовые протесты на стамбульской площади Таксим, охватившие затем всю страну — по данным МВД, с 31 мая по 23 июня в акциях протеста в 79 городах Турции приняло участие 2,5 млн. человек.

Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи

Протесты против строительства в небольшом сквере Гези на площади Таксим оказались очень резонансными в обществе в силу следующих знаковых обстоятельств. На площади находится Монумент Республики, запечатлевший Ататюрка и его соратников, и Культурный центр имени Ататюрка — так вот, поползли слухи, что закрытый с 2009 года на реставрацию культурный центр предполагалось снести, а на его месте построить огромную мечеть. Это стало последней каплей для светского общества, на которое годами наступали находившиеся у власти исламисты.

Не секрет, что Эрдоган ненавидит Ататюрка за его реформы. «Почему предыдущий закон, принятый группой пьяниц, должен почитаться, а новый — нет?» — заявил Эрдоган в мае 2013 года во время дебатов в парламенте по поводу ограничения продажи алкоголя, явно имея в виду Ататюрка (умершего от цирроза печени) и его премьер-министра Мехмета Инёню.

По данным опроса Центра стратегических и политических исследований Metropoll, проведенному 3 — 12 июня 2013 года, выяснилось, что за ПСР в разгар протестов на Таксиме было готова проголосовать лишь 35,3%, тогда как на выборах 12 июня 2011 года ее поддержали 49,83% избирателей. Исламисты откатились по результату даже не к прошлым, а к своим первым выборам, когда в 2002 году ПСР набрала 34,28% голосов.

Путин, Трамп и Макрон призвали Армению и Азербайджан немедленно остановить войну в Карабахе
Путин, Трамп и Макрон призвали Армению и Азербайджан немедленно остановить войну в Карабахе
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк
На муниципальных выборах, прошедших 30 марта 2014 года, ПСР набрала 42,87% голосов. У власти исламистам удалось удержаться, но по показателям они упали. На парламентских выборах 7 июня 2015 года партия собрала и того меньше — 40,87%. Напомню, на парламентских выборах 2011-го ПСР взяла 49,83% голосов, 2007-го — 46,58%.

Так или иначе, с тех пор «медовый месяц» исламистов в Турции закончился. Президентские выборы 10 августа 2014 года Эрдоган выиграл с немалым трудом — он получил 51,79% голосов, а его основной противник Экмеледдин Ихсаноглу, поддержанный коалицией кемалистов, левых и националистов, — 38,44%.

В августе 2014-го правящую партию покинул отказавшийся переизбираться на пост президента Гюль, в августе 2015-го — вице-премьеры Бюлент Арыч и Али Бабаджан, в мае 2016-го — премьер-министр Давутоглу. Все они перед уходом со своих постов кулуарно, а после ухода уже открыто критиковали попытки Эрдогана сосредоточить всю власть в своих руках и превратить Турцию в президентскую республику (на тот момент по Конституции президент страны имел скорее представительские функции).

В ночь с 15 на 16 июля 2016 года в Турции произошла попытка военного переворота. Военные самолеты на бреющем полете расстреливали здание Национального Собрания, на улицы были выведены танки. Эрдоган обратился через FaceTime с призывом к людям выйти на улицы, а сторонники у турецкого лидера действительно имеются, и выходят без административного ресурса.

Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи

Переворот провалился, в стране начались массовые увольнения и аресты среди военных, государственных чиновников, учителей. Начал стремительно падать курс национальной валюты, о недавнем экономическом процветании можно было надолго забыть.

В этой ситуации Эрдоган сделал ставку на союз с третьей силой — националистами из Партии националистического движения (ПНД). На парламентских выборах 7 июня 2015 года эта партия получила четвертое место с 16,25% голосов. Пригласив ультраправых в правительство, Эрдоган обеспечил их поддержку на конституционном референдуме 16 апреля 2017 года, превратившим Турцию из парламентской в президентскую республику.

Правда, этот союз вышел националистам боком — внутри партии произошел раскол, противники союза с Эрдоганом создали в октябре 2017 года новую Хорошую партию, на парламентских выборах 24 июня 2018 года получившую 9,96% голосов (ПНД — 11,90%).

Еще одно направление — заигрывание с радикальными исламистами, в угоду которым была вновь превращена в мечеть Айя-София — предназначено скорее для давления на Запад, на который обижен вчерашний «главный турецкий евроинтегратор».

«Утерянные турецкие земли»

С новыми союзниками — кроме того, президент пытается привлечь симпатии воинствующих ура-патриотов из числа членов других партий — поменялась и внешнеполитическая риторика Эрдогана, которая смещается в сторону возврата утраченных территорий, населенных этнически близкими турками народами.

Например, выступая 15 октября 2016 года в университете имени себя в турецком городе Ризе, турецкий президент заявил: « Чтобы иметь возможность мыслить отдельно от себя в Центральной Азии, где мы говорим на одном языке и разделяем одну культуру, вплоть до Сибири, мы должны отрицать свое происхождение. Да, это наши Ирак, Сирия, Ливия, Крым, а также Карабах, Босния и другие братья, и наша обязанность и право заботиться об этих регионах».

NYT опубликовала доказательство участия Турции в карабахском конфликте
NYT опубликовала доказательство участия Турции в карабахском конфликте
© Public Domain
Да, похожее говорилось и ранее. Но вот новые акценты: «Некоторые историки считают, что границы, установленные Национальным соглашением (принято 28 января 1920 года Великим собранием Турции с целью регулирования границ страны после поражения в Первой мировой войне. — Авт.), включают Кипр, Алеппо, Мосул, Эрбиль, Киркук (перечислены города на северо-западе Ирака. — Авт.), Батум, Салоники, Кырджали, Варну и острова Эгейского моря… Братья и сёстры, я спрашиваю вас, разве можно отличить Ризе от Батуми? Разве мы можем думать отдельно об Эдирне (центр принадлежащей Турции Восточной Фракии. — Авт.) и Салониках и Кырджали (город в Болгарии. — Авт.)? Разве мы можем согласиться, что не связаны Алеппо и Газиантеп (город в Турции. — Авт.), Мардин (город в Турции. — Авт.) и Хасеки (областной центр на северо-востоке Сирии. — Авт.), Сиирт (город в Турции. — Авт.) и Мосул?»

Не случайно сфера агрессии Турции, усиливаясь на глазах, за последние годы смещается в перечисленные Эрдоганом районы — греческие острова Эгейского моря и Кипр (дележ газоносного шельфа в этих районах логичным образом привел Анкару к союзу с Правительством национального согласия в Ливии и отправке военных в эту страну), север Сирии (где живут туркоманы) и Ирака (где живут туркмены). Отдельная история — Азербайджан, в отношении которого Эрдоган уже не раз озвучивал тезис «один народ — два государства».

Режим Эрдогана за два десятилетия пережил ряд трансформаций — от главы идеологической партии до автократа, чья власть целиком замыкается на его личность. Стоит учесть, что это выходец из малообразованных слоев населения, при этом, разумеется, уверенный в своей правоте. Эрдоган правит в условиях падения экономики, когда ему нечего предложить населению кроме «восстановления величия Турции» путем военной агрессии, а его сторонники комплектуются из различных кругов населения, в силу разных причин — от «поддержки братьев по вере» до «помощи зарубежных туркам» или просто «жажды военных побед» — заинтересованных в реванше. Поэтому градус агрессивности Турции все более возрастает и может довести ее до большой войны.