В Белоруссии начинают привыкать к протестным акциям и все меньше обращают на них внимание. Одновременно с оппозицией у Комаровского рынка Минска митинговали и сторонники Лукашенко. Их акции стартовали 16 августа и продолжаются по сей день. Эти митинги, шествия, вело- и автомотопробеги уже окрестили по украинскому образцу антимайданом. Хотя сами себя участники так не называют.

Логичный вопрос: за чей счет «банкеты»? Ведь Белоруссия не очень богатое государство с дефицитным бюджетом и 9-миллиардным внешним долгом.

Антимайдан госсектора

Сторонников президента опекает государство, и никто не скрывает, что на этот условный «антимайдан» свозят автобусами с госпредприятий и бюджетных учреждений.

Внушение или наказание? Зачем Алексиевич и других оппозиционеров вызвали в Следственный комитет Белоруссии
Внушение или наказание? Зачем Алексиевич и других оппозиционеров вызвали в Следственный комитет Белоруссии
© РИА Новости, Евгений Одиноков | Перейти в фотобанк
Расхожее клише: пролукашенковские митинги малочисленные, официозные, нудные и туда заставляют ездить. Это клюква. Белорусский антимайдан не похож на киевский. Они даже не близнецы.

Первое и главное — акции за Лукашенко разнообразны, многочисленны, проходят по всей стране и не имеют какого-то постоянного статуса. К тому же отсутствием креатива организаторы не страдают. В Киеве антимайдан в Мариинском парке был довольно уныл и однообразен. К примеру, там все паузы заполняла одна-единственная песня, гимн Партии регионов «Єднаймося» («Объединимся»). Это было так скверно, что технический персонал сцены даже спустя пять лет морщится, как от кислятины при одном воспоминании об этом, вспоминает участник киевского антимайдана, ныне проживающий в Гомеле, Максим Равреба.

«Когда меня пригласили на второй после Минска митинг за Бацьку, — вспоминает политический эмигрант, — то, очутившись на площади Ленина, глянув на собравшихся и услышав официальную мелодию из громкоговорителей, я сделал фейспалм, настолько это было похоже на киевский «антимайдан». Впрочем, когда митинг начался, я несколько отмёрз, убедившись, что это просто моя фобия».

И правда: уроки были извлечены, и организаторы антимайдана в РБ стараются быть современными и креативными. Печатаются модные принты на футболках, бафах и других видах одежды, плакаты современны, а в сетях гуляют смайлики и стикеры, разработанные весьма удобоваримо. Это если не считать маршей байкеров и автолюбителей, даже вертолетов с госфлагом.

На каждом собрании «лукашенколюбов» присутствуют сцены, звуковая аппаратура, а порой и более сложное оборудование. Целый автопарк организованно занимается трансфером участников, есть и кейтеринг, хотя меню не очень богато — в основном вода, лето же. Организация мероприятия лежит на исполкомах — областей, городов, районов. Но только общее руководство.

Винтики и шпунтики

Сергей Смирнов: Возможно, осенью в Белоруссии будут «голодные бунты»
Сергей Смирнов: Возможно, осенью в Белоруссии будут «голодные бунты»
© Facebook, Сергей Смирновъ
Митинги в Могилеве и Гомеле 18 августа организовали облисполкомы. Ответственными лицами были председатели и их замы. Но важным лицом при митингах за Лукашенко были люди, облеченные в должность, которая, наверное, существует только в Белоруссии, — начальник главного управления идеологической работы и по делам молодежи.

Поскольку это дело государственное, то за основу был взят опыт организации ежегодных регулярных празднований согласно белорусскому календарю. К примеру «Дожники», «День Победы», «Беларусь помнит», и так далее.

Организовать массовый митинг для облисполкома — дело привычное и не представляющее особой сложности. В этом ему в каждом городе помогают официальные общественные организации. Например, БРСМ — Белорусский Республиканский Союз Молодежи, который — да-да-да — прямой потомок Комсомола времен БССР. Собрать и свезти людей в условиях государственного капитализма не вопрос.

Да будет вам известно, что на организацию многочисленных антимайданов по всей Белоруссии местные власти не потратили ни одной копейки. Как? Очень просто! Мероприятия проводятся в рабочие дни и считаются рабочими днями, то есть оплачиваются зарплатами — бюджетники же. В том числе автобусы и даже вертолеты. А байкеры счастливы от одной возможности проехать, как им хочется, по улицам городов. Милиция разрешает, чего в будничной ситуации не случается никогда.

Ибо всё гениальное просто.

Dura Lex

Белоруссия может превратиться в Венесуэлу при Мадуро? - видео
Белоруссия может превратиться в Венесуэлу при Мадуро? - видео
Но у скептически настроенного, дотошного читателя наверняка готов вопрос о том, санкционированы ли митинги за Лукашенко. Казалось бы, вопрос неуместен, если речь о том, чтобы Лукашенко продолжал быть президентом еще пять лет. Но такая уж страна Белоруссия, что это тут не мелочь.

А ответ на неудобный вопрос есть: пролукашенковские митинги, как и акции оппозиции, несанкционированные. Де-юре это так. Местные исполкомы разрешения на их проведение не дают. К примеру, в Гродно местная власть официально уведомила об этом участников массового альтернативного митинга на площади Ленина.

Этот вопрос регулирует статья 5-я Закона «О массовых мероприятиях». Согласно его нормам, заявку на проведение мероприятия надо подавать не позднее чем за 10 дней до даты его проведения. В реальности заявки подавал областной координационный совет общественных организаций, пояснила изданию TUT.BY зампред Могилевского горисполкома Алла Галушко. И решение, проводить его или нет, принимал облисполком.

По закону, если в акции участвует более тысячи человек, разрешение на него дает только центральный орган областной власти. А в случае антимайданов получается, что он должен был попросить разрешить их у себя самого. Решили «провести» их в обход самих себя — по другому закону, где если акцию проводят госорганы или с участием госорганов, а облисполком просто выпускает решение провести митинг на любой площадке и приказывает исполнителям обеспечить там порядок и врачей.

В общем, устроили и даже привели в соответствие с буквой закона. А вот участникам так понравилась непривычная потеха, где можно, записавшись, выступить со сцены, что телефоны облисполкомов обрываются возрастной группой 45+ (термоядерный электорат Лукашенко), которая спрашивает, когда будет еще один митинг за него. Хотят, чтобы они проходили каждый день.

В общем, в отличие от Украины, в Белоруссии антимайдан — поистине народное шоу с разрешения милиции.

Трансфер с вертолетами

С подвозом автобусами все ясно. Это засчитывается в рабочий день и оплачивается по тарифам либо взаимозачитывается. Но в трансфере участвовал и железнодорожный транспорт.

О Лукашенко откровенно и без иллюзий. Какое будущее есть у президента Белоруссии, его страны и как быть России?
О Лукашенко откровенно и без иллюзий. Какое будущее есть у президента Белоруссии, его страны и как быть России?
© REUTERS, Stringer
Белорусские СМИ насчитали, что для митинга в Минске 16 августа было использовано 15 вагонов из Бреста, 7 из Витебска. Не замечены поезда из Гомеля и Могилева, а они были. Здесь будет интересно отметить, что пассажирские перевозки железнодорожным транспортом по Белоруссии убыточны, и, например, в 2018 году белорусы возмещали лишь 43% затрат на проезд в пассажирских поездах.

После того как в апреле Россия закрыла границу с РБ из-за карантина, все стало еще грустнее — доходы должны были существенно снизиться, но такая статистика не публикуется. В общем, совершенно понятно, что и здесь государство Лукашенко заботливо субсидирует железнодорожников во имя общегосударственного культурного символа «социального государства».

Точно по такой же схеме работала и авиация. Вертолеты, которые участвуют в альтернативных майдану акциях, — это искренняя поддержка своего покровителя. В случае с офлаженными вертолетами — это прямой потомок советской «военизированной» организации, уходящей корнями в 30-е годы, — ДОСААФ, который, в отличие от БРСМ, даже не сменил имя.

Летали бесплатно, в то время как аттракцион для туристов стоит 1600 белорусских рублей в час, они же 600 долларов.

За идею

В общем, коммунизм. На самом деле все, о чем шла речь выше, хоть и особый случай, форс-мажор в местных бюджетах, но местным властям не привыкать. Да, бензин за Лукашенко не голосовал и сам себя не заливал. Но так уж устроена Белоруссия Лукашенко, что модель социального государства не то чтобы очень рентабельна, а даже, как любой социализм, пусть он даже шведский, работает зачастую в минус.

Украинский президент сравнил белорусские протесты и Майдан
Украинский президент сравнил белорусские протесты и Майдан
© пресс-служба президента Украины
И перед каждым Новым годом белорусские госпредприятия занимаются одним и тем же — пытаются натянуть сову на глобус. Одни ломают головы, как заплатить по госкредитам, другие — чем зачесть недоимку должникам. Задача не из простых: запрещено наращивать долги, равно, как и гнать должника в суд. И уже ясно, что винтики и шпунтики системы давным-давно приспособились к любой форме взаимозачета. И то, что автор назвал словом «бесплатно», то есть даром — чистая правда.

Ну, почти.

Но вот мы и подошли к самому интересному, а одновременно главному в данном повествовании — об участниках. О них в СМИ сплошная клюква, один в один согласованная с пропагандой врагов Лукашенко, — мол, заставляют под угрозой увольнения. Ответственно заявляем — это ложь. Безусловно, раз митинги от госсектора, где ядерный электорат Лукашенко, то объявления делает начальство. Но согласно инструкциям идеологическим отделам с самого верха заставлять и давить запрещается. Разрешается стимулировать, хотя это не правило.

Что может выкроить из своего скудного бюджета белорусское предприятие, с ног до головы дотационное? Даже на новогодние корпоративы служащие скидываются сами. Слухам о том, что бюджетникам предлагали бонусы в виде матпомощи в размере 30-100 рублей, приказываем не верить. Не бывает. А вот отгулы — вполне возможно, хотя и не очевидно.