Так, 11 августа из-под стражи освободили ключевую подозреваемую — врача и волонтера Юлию Кузьменко. После восьми месяцев пребывания в СИЗО суд изменил ей меру пресечения на домашний арест.

Украина без свободы слова. Это признала даже Европа
Украина без свободы слова. Это признала даже Европа
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Месяц назад смягчили меру пресечения и для другой фигурантки дела Яны Дугарь,  с которой сняли электронный браслет. Из всех подозреваемых в тюрьме остается только Андрей Антоненко, но, вероятно, и его могут отпустить.

Кто и как убивал Шеремета. Странный мотив

Напомним, еще в декабре 2019 года министр внутренних дел Арсен Аваков представил итоги следствия по делу об убийстве журналиста «Украинской правды». Подозреваемыми оказались известные националисты и волонтеры, воевавшие в АТО: медсестра одного из парашютно-десантных батальонов Яна Дугарь, врач и волонтер Юлия Кузьменко, музыкант и доброволец Андрей Антоненко, добровольцы Владислав и Инна Грищенко.

Проанализировав информацию о 35 фактах подобных преступлений, следствие из четырех основных версий убийства Шеремета — ошибка в объекте преступления, бытовые и межличностные мотивы, профессиональная деятельность или дестабилизация — остановилось на последней версии: дестабилизация ситуации в государстве путем убийства известного человека.

В сентябре и начале ноября 2019 года были арестованы супруги Владислав и Инна Грищенко, воевавшие на Донбассе в составе ДУК «Правый сектор» (организация запрещена в РФ). Так, Владислав Грищенко, имевший позывной «Буча», участвовал в боях в Донецком аэропорту, а затем перевелся в ВСУ, где служил командиром саперного отделения в 95-й аэромобильной бригаде. Что касается его жены с позывным «Пума», то в одном из боев она даже была тяжело ранена.

Внимание правоохранителей привлекло покушение на бизнесмена из Ивано-Франковской области Михаила Чекурака, который известен как криминальный авторитет. Покушение, имевшее место в июле 2018 г., оказалось неудачным — жертва обнаружила под своей машиной самодельное взрывное устройство, которое не взорвалось из-за ошибки минера. На Грищенко удалось выйти в результате экспертиз, проведенных следователями по данному делу. Согласно версии следствия по этому делу, Владислав Грищенко проник на территорию дома бизнесмена и закрепил взрывное устройство под днищем автомобиля. Бомба должна была сработать сразу, как только машина тронется с места, но этого не произошло, так как киллер допустил ошибку.

Одним из фигурантов этого дела был Андрей Антоненко, который тесно общался с Юлией Кузьменко и Петром Кияном (позывной «Электрик»). Последние двое являются сожителями. С ними также общались Иван Вакуленко («Пистолет»), а также супруги Грищенко, причастные к покушению на Ивано-Франковщине. Представители полиции обратили внимание, что почерк неудавшегося покушения на Чекурака был идентичен убийству Шеремета.

Как сообщил начальник криминальной полиции Евгений Коваль, когда задержали Владислава Грищенко, следователи зафиксировали, что на судебные заседания ходят друзья задержанных, — и обнаружили группу. По его словам, вызов на допрос по делу Шеремета одного из членов группы не вызвал удивления у остальных и воспринимался ими как угроза. После первой повестки Ваня-Пистолет покончил жизнь самоубийством на следующий день, пытался свести счеты с жизнью и Электрик.

Четыре года спустя. Что происходит с делом Шеремета сегодня
Четыре года спустя. Что происходит с делом Шеремета сегодня
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Инна Грищенко расценила самоубийство «Пистолета» как благоприятный для них факт — мол, все складывается «так, как нам надо». Она говорила мужу Владиславу: «Он не вывез (то есть не смог спокойно пережить убийства — Ред.) Шеремета. Думаю, что Шеремет — это было окончательно… Тебе это будет в плюс, теперь вертеть будем, как хотим».

По версии правоохранителей, взрывчатку под авто соосновательницы «Украинской правды» Алены Притулы, которым пользовался Шеремет, закладывала Юлия Кузьменко, а помогал ей Андрей Антоненко — музыкант, исполнивший в 2016 г. песню «Тихо пришел, тихо ушел», считающуюся неофициальным гимном спецназа ВСУ. Яна Дугарь проводила разведку и фотографирование места будущего преступления. Все они свою вину отрицают.

Что касается мотива, то в МВД его видели в идеологической плоскости. В частности, в тексте подозрения говорилось, что Антоненко, «увлекшись ультранационалистическими взглядами, культивируя величие арийской расы, разделение общества по принципу национальной принадлежности, стремясь сделать свои взгляды объектом внимания общественности, совершая свои действия, чтобы привлечь внимание общественности к определенным политическим убеждениям… решил создать организованную группу, чтобы в ее составе совершить убийство журналиста и радиоведущего Шеремета».

Такая формулировка вызывала недоумение, обвинения власти в желании срыть реальные мотивы и заказчиков убийства.

Следствие долго буксовало

Непосредственно убийство журналиста произошло 20 июля 2016 года в Киеве на перекрестке улиц Ивана Франко и Богдана Хмельницкого — взорвалась машина, принадлежавшая главреду «Украинской правды» Алене Притуле, в которой ехал Шеремет.

По горячим следам представители украинской политической элиты обвинили в происшествии российские спецслужбы — мол, таким способом «агенты Кремля» пытаются дестабилизировать ситуацию в стране. Об этом в СМИ поспешили заявить тогдашние советники министра МВД Антон Геращенко (ныне — заместитель министра МВД) и Зорян Шкиряк. Полгода спустя схожую версию озвучил и сам Арсен Аваков, несмотря на то, что ни одного факта, подтверждающего это, следствие не обнаружило.

Президент Украины Пётр Порошенко назвал делом чести раскрытие убийства журналиста и взял его под личный контроль, но долгое время никаких реальных подвижек по делу не происходило.

В ходе расследования сотрудниками полиции было проверено свыше трехсот телефонных номеров на предмет их геолокации в момент и задолго до убийства. Взрывное устройство было приведено в действие звонком с мобильного телефона. Как оказалось, киллеры обнаружили припаркованный возле одного из домов автомобиль, сделали дырку в ограждении, установили в транспортном средстве взрывчатку, активировав ее в нужный момент. Их было двое — мужчина и женщина. Лицо женщины, закладывавшей взрывчатку, попало на камеры видеонаблюдения, что впоследствии и позволило найти вероятных преступников.

К расследованию убийства подключились коллеги Шеремета. В мае 2017 г. проект «Слидство.Инфо» и представители международной сети журналистов-расследователей OCCRP выпустили сенсационный материал, где говорилось, что за ним вел слежку бывший или нынешний сотрудник СБУ Игорь Устименко, находившийся неподалеку от места убийства 20 июля 2016 г. Только в июле этого года в ходе доклада главы Нацполици Сергея Князева новому президенту Владимиру Зеленскому выяснилось, что Устименко действующий эсбэушник и в деле проходит как свидетель. С какой именно целью СБУ следило за покойным, до сих пор остается загадкой.

Бузина, Шеремет и радикал Стерненко. Какова судьба громких уголовных дел на Украине
Бузина, Шеремет и радикал Стерненко. Какова судьба громких уголовных дел на Украине
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк

В рамках следствия отрабатывалась вероятная причастности к убийству Шеремета представителей добровольческих батальонов — в 2016 году следователи запросили у суда разрешения на отслеживание контактов в селах Юрьевка и Урзуф Мангушского района Донецкой области. Там в тот момент базировались представители полка «Азов» и ряда добровольческих батальонов.

Несмотря на многочисленные экспертизы, допросы более 1000 человек, изъятие видео с камер наблюдения объемом более 150 терабайт, за 3 года у полиции не было ни одного подозреваемого, хотя их фоторобот имелся в наличии. Это наталкивает на мысль, что на самом деле при режиме Порошенко власть всячески тормозила следствие, поскольку его заказчик занимал высокую должность в структуре украинской власти. Соответствующий тезис он озвучивал в интервью издании «Страна»: «Человек, который, как я считаю, в этом участвовал как заказчик, занимал раньше и занимает сейчас довольно высокий пост».

Новый президент Владимир Зеленский потребовал от руководства МВД реальных подвижек в деле, пригрозив отставкой в случае отсутствия результата. И вот, когда подозреваемые были обнаружены и посажены за решетку для проведения следственных действий, часть «майданных» журналистов и националистических активистов отказались верить правоохранителям. В ряде СМИ всячески попытались выгородить подозреваемых, а депутаты от порошенковской «Европейской солидарности» вместе с некоторыми представителями националистических организаций обвинили власть в преследовании добровольцев якобы за их патриотизм. Ими была организована целая кампания в поддержку фигурантов дела, включавшая, в том числе давление на судей.

Дело «сливают»? Измененное подозрение и выпуск подозреваемых на свободу

Изначально Антоненко и Кузьменко отправили в СИЗО, а Дугарь — под круглосуточный домашний арест. 22 мая нынешнего года  Главное следственное управление Нацполиции изменило текст подозрения, добавив в него еще две статьи. В частности, помимо совершения группового умышленного убийства (часть 2 статьи 115 Уголовного кодекса Украины), всех их подозревают в незаконном хранении взрывчатки (часть 1 статьи 263 УК) и умышленном уничтожении имущества путем взрыва (часть 2 статьи 194 УК). В нем отмечается, что «неустановленные лица, действуя исходя из личных мотивов, решили создать крайне резонансное событие с целью дальнейшей провокации многочисленных акций протеста».

ЗЕмократия: Несвобода слова по-украински
ЗЕмократия: Несвобода слова по-украински
© Украина.ру/Стрингер

Данные лица привлекли Андрея Антоненко, Яну Дугарь и Юлию Кузьменко. В новом подозрении роли фигурантов несколько изменились. Антоненко стал не организатором, а исполнителем по предварительному сговору, а Кузьменко заложила взрывчатку вместе с Антоненко, но не нажимала на спусковой крючок.

25 мая Печерский районный суд Киева смягчил меру пресечения Яне Дугарь с круглосуточного домашнего ареста на залог в 168 160 гривен (около 442 тысяч рублей). При этом нет ни одного вразумительного комментария от прокуроров и следователей, с чем связано такое смягчение.  Недавнее освобождение из-под стражи Кузьменко наталкивает на мысль, что власть по-тихому «сливает» дело Шеремета, таким же образом, как это было с делом Олеся Бузины. Там тоже главными подозреваемыми являлись атошники и активисты националистической организации Полищук и Медведько, у следствия есть железобетонные доказательства их вины.

Но, несмотря на это, они не только не привлечены к ответственности, а даже занимают должности в органах государственной власти. А избиения и преследования оппозиционных «майданному дискурсу» журналистов продолжаются по-прежнему.

Неудивительно, что 20 июля текущего года, в 4-ю годовщину преступления мониторинговая Миссия ООН по правам человека призвала украинские власти не только наказать убийц Шеремета, но и защитить журналистов, освещающих судебный процесс.

«4 года назад известный журналист Павел Шеремет был убит в результате взрыва в центре Киева. Убийства и нападения на журналистов должны прекратиться. Мы призываем власти обеспечить ответственность за это убийство с соблюдением всех гарантий эффективного и беспристрастного расследования и справедливого судебного разбирательства для подозреваемых», — сообщалось на официальной странице миссии в Facebook.

Пока ни эффективности расследования, ни неотвратимости наказания за преступления мы не видим. А это, в свою очередь, порождает еще большие безнаказанность и беззаконие.