Круговая безответственность

То, с какой легкостью из кабинетов следователей и прокуроров пропадает изъятое во время обысков имущество, повергает знающих людей в изумление. В последние годы можно подумать, что в силовых ведомствах, куда не может попасть обычный гражданин, завелся полтергейст, — деньги, драгоценности исчезают из сейфов с завидным постоянством. На днях стало известно, что следователь киевской полиции потерял 1,2 миллиона гривен. Как уверял полицейский, деньги он положил в рабочий сейф, куда какое-то время не заглядывал, а когда полез, увидел, что денег нет. Куда они пропали, он не представляет. Сам уверяет, что не брал. После потери денег полицейский уволился. Расследуется уголовное производство за служебную халатность. Но и это, хоть и недавний, но не единичный случай.

«Казус Геращенко», или Убийцы в законе
«Казус Геращенко», или Убийцы в законе
© пресс-служба партии "Народный фронт"

Деньги и ценности из стен правоохранительных органов пропадают с завидным постоянством, а виновные не только не несут ответственности, но еще и идут на повышение. В сентябре 2017 года в рамках расследования деятельности одесского бизнесмена Вадима Альперина, которого называют королем контрабанды Южной Пальмиры, в его конвертационном центре при обыске изъяли 800 тысяч долларов. В декабре этого же года суд обязал вернуть деньги формальному владельцу одесситу Олегу Себову, доверенному лицу Альперина. В прокуратуре процедуру выполнили, мешки с деньгами отдали, только при пересчете оказалось, что из 800 тысяч изъятых баксов 272 тысячи — поддельные.

Стали выяснять, и оказалось, что прокуроры в течение пяти месяцев хранили арестованные деньги не на депозитном счете, как того требует процедура, а в мешках непосредственно в помещении столичной прокуратуры. Владельцы этих средств обратились в суд и в конце 2019 года окончательно выиграли дело. В их пользу с государства взыскали более 9 млн грн — в эту сумму вошли пропавшие из прокуратуры $272 тыс. по официальному курсу, а также моральная компенсация.

Руководителем группы, которая вела производство по деятельности конвертационного центра, был следователь прокуратуры Киева Антон Дрозд. У него в кабинете хранились деньги. В 2019 году Дрозд уволился из прокуратуры и выиграл конкурс на должность в Государственном бюро расследований, а расценки должностей в ГБР колебались от 40 до 100 тысяч долларов. Все остальные причастные к этой истории до сих пор работают в прокуратуре Киева, в частности, замначальника отдела Владимир Сотниченко, который должен был контролировать деятельность подчиненных следователей. Интересно, что никто из сотрудников прокуратуры не понес наказание, даже дисциплинарное.

Но это еще цветочки. Весной 2014-го прокуроры вместе с милиционерами провели 32 обыска в рамках расследования уголовных дел, по которым проходил министр энергетики и угольной промышленности правительства Азарова Эдуард Ставицкий. В четырех квартирах Ставицкого было найдено 4,8 миллиона долларов, 49,8 килограмма золота в слитках, бриллианты, а также огромное количество ювелирных изделий и 16 штук часов, цена отдельных достигала 500-600 тыс. долл. Экс-министр уехал из страны задолго до обысков и по сей день на изъятое имущество не претендовал. Но, как утверждают знающие люди, часы Ставицкого украшают руки ответственных должностных лиц Генпрокуратуры, которые их явно взяли во временное пользование. Возможно, и ювелирные изделия супруги Ставицкого не лежат без дела, их носят жены и любовницы прокуроров. И никто на это внимания не обращает.

Их не ищет Интерпол: международные сыщики не нашли вины «преступной банды» Януковича
Их не ищет Интерпол: международные сыщики не нашли вины «преступной банды» Януковича
© Facebook/INTERPOL

Никто не в ответе

Так как подобных случаев в стране уже не один десяток, в Раде зарегистрирован законопроект № 3795 о внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс относительно обеспечения выполнения судебных решений. Необходимость в принятии данных норм вызвана отсутствием действенных способов возврата имущества гражданам и юридическим лицам по истечении предельного срока их пребывания в следственных органах или после снятия судом ареста с имущества, отметили авторы законопроекта.

«В органах МВД, Генеральной прокуратуры, Службы безопасности Украины организована стабильная схема возврата временно изъятого имущества лишь за неправомерное вознаграждение. «Торговля» изъятым во время обыска имуществом стала возможной в связи с отсутствием механизма возврата имущества и конкретной ответственности за его невозврат», — отмечают авторы законопроекта.

«В каждом уезде банда». Зеленский из голограммы превратился в призрака
«В каждом уезде банда». Зеленский из голограммы превратился в призрака
© president.gov.ua

Новый закон предлагает: «в случае невозврата временно изъятого имущества, имущественный вред возмещается владельцу имущества непосредственно следователем (детективом) или прокурором, которые в протоколе обыска (осмотра, задержания) приняли решение во время обыска, осмотра или задержания лица об изъятии имущества (денежных средств, транспортных средств, товара и т.д.). Ответственность за причиненный вред в результате невозврата имущества, в случае отмены ареста имущества персонально несет руководитель органа (предприятия, учреждения и т.п.). Собственник имущества, кроме возвращения имущества или его стоимости, имеет право на возмещение причиненных убытков и расходов (процентов, пени, штрафов, расходов на юридическую помощь, судебный сбор и т.п.), понесенных в результате невозврата или несвоевременного возврата временно изъятого имущества, в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства». Авторы правок надеются, что после этого арестованное имущество не будет пропадать из кабинетов силовиков. Слово за их коллегами. А пока можно грабить награбленное.