Хотя всем понятно, что у банковской и финансовой составляющих — вполне политическая подоплека: руководитель банка решил идти на выборы и стал альтернативным нынешнему президенту кандидатом. А теперь обо всем по порядку.

Ранним утром 11 июня в головной офис Белгазпромбанка приехала целая группа (очевидцы насчитали около 40) сотрудников Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля. Начались обыски, которые затем плавно перетекли в аресты.

Из Минска следственные действия по статьям 235 (легализация средств, добытых преступным путем в особо крупном размере) и 243 (уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере) Уголовного кодекса распространились на регионы.

Но что самое интересное, власти Белоруссии ввели в банке временного управляющего, хотя Госкомимуществу Республики Беларусь принадлежит лишь 0,097% акций Белгазпромбанка, а прочее — в равных долях «Газпрому» и Газпромбанку, то есть российским акционерам, которые после ввода временного управления на финансовую и хозяйственную деятельность банка уже не влияют. И так получается, что контроль над принадлежащим им имуществом потеряли.

«Это не просто кампания устрашения. Я полностью разделяю позицию из пресс-релиза «Газпрома» и Газпромбанка. Это — рейдерский захват, причем со стороны государства, нарушающий не только внутреннее законодательство, но и международные договоры», — заявил 13 июня РБК бывший (до 12 мая этого года) председатель правления Белгазпромбанка, а ныне оппозиционный кандидат в президенты Виктор Бабарико.

Интересно, что официальный Минск и не думает скрывать, что обыски и аресты — это кампания противлично Бабарико. Как заявила 14 июня РБК пресс-секретарь белорусского президента Наталья Эйсмонт: «Изъяты огромные суммы денег, ценные бумаги, золото, картины. 15 человек задержаны. И человек, у которого вы брали интервью, может быть, не знает, что все они дают признательные показания, в том числе и против него».

Выборы в Белоруссии. Почему Киеву выгоден Лукашенко
Выборы в Белоруссии. Почему Киеву выгоден Лукашенко
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Тут, конечно, можно было бы поставить точку — так политика вмешалась в экономику и финансы. Но в том-то и дело, что это — не то, что случай, а вполне опробованная и уже не раз работавшая схема.

Наиболее яркий пример государственного рейдерства: знаменитый белорусский шоколад фабрик «Коммунарка» и «Спартак», который в России и в самой Белоруссии любят ставить в заслугу Лукашенко: «Вот, он сберег советское производство, выпускает высочайшего качества шоколад.

А на самом деле, возродил умиравшие в 1990-е годы советские фабрики американский бизнесмен белорусского происхождения Марат Новиков, который купил значительные пакеты их акций и начал вкладывать большие деньги в новое оборудование, в разработку новых рецептов конфет и восстановления производства.

Непосредственно компании Новикова приобрели 22,5% акций «Коммунарки» и 36% акций «Спартака». Впрочем, эксперты еще 12 октября 2012 года называли (а 15 октября 2012 года это подтвердил сам Новиков) реально принадлежащую ему долю акций фабрик, соответственно, в 34% и 54%.То емсть значительная доля этих предприятий принадлежала частному лицу, которое их вывело в лидеры.

«Я 18 лет своей жизни посвятил разваленным белорусским предприятиям, вывел их на достойный уровень и получил такое спасибо… Если «Коммунарка» еще кое-как работала, то «Спартак» был почти закрыт, — вспоминал потом Новиков. — Вы возьмите интервью у бывшего директора фабрики Клавдии Тимофеевны Леоненко — мы с ней открывали шоколадный цех, снимали амбарный замок. Два сантиметра пыли было на шоколадной линии, которая почти четыре с половиной года простояла! Не работала, потому что не было ни сырья, ни денег. Потом появился Марат Михайлович, начал работать — и дела пошли довольно успешно. Я и моя команда сделали «Спартак» и «Коммунарку» фабриками, известными на весь мир».

«В образе защитника от России». Эксперты о Лукашенко и выборах в Белоруссии
«В образе защитника от России». Эксперты о Лукашенко и выборах в Белоруссии
© AP, Sergei Grits

Как только предприятия стали прибыльными, завоевали признание за границей (даже в Новой Зеландии и Австралии), а их чистая прибыль достигла десятков миллионов долларов в год, власти страны вдруг начали проявлять к ним повышенный интерес.

И вот, посетив 12 октября 2012 года фабрику «Коммунарка», Лукашенко потребовал: «С завтрашнего дня руководители (двух кондитерских фабрик. — Авт.) принимают решения единолично, как государственные предприятия». Хотя доля государства составляла всего 22% акций «Спартака» и 13,09% акций «Коммунарки». То есть фактически Лукашенко объявил их национализацию.

Еще более странным, если не сказать страшным стала национализация другого крупнейшего предприятия — одного из лидеров мировой экономики.

26 августа 2013 года в Минске был арестован генеральный директор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер, прибывший в страну на официальные переговоры с премьер-министром Михаилом Мясниковичем.

«Я Керимова (главного акционера "Уралкалия") и других владельцев закрыл бы в одну камеру, и они как миленькие продали бы все активы по самой высокой цене. Покупателя я бы им нашел», — заявил Лукашенко журналистам после ареста Баумгертнера.

Тут, конечно, возникает вопрос, если претензии были к владельцам предприятия, почему столь вероломно закрыли нанятого ими директора, к тому же прибывшего в Минск по приглашению премьер-министра. Но ответ на этот вопрос находится в том же ящике, что и с "Бегазпромбанком" или шоколадными фабриками — просто так вот решил Лукашенко.

Очевидной причиной этого было объявленное в июле 2013 года «Уралкалием» желание начать продавать удобрения на мировом рынке самостоятельно, тогда как ранее торговля шла через Белорусскую калийную кампанию (БКК), совместное предприятие с государственным «Беларуськалием», контролировавшую 42% мирового рынка.

Судьбоносные выборы. Что будет с Белоруссией после 9 августа
Судьбоносные выборы. Что будет с Белоруссией после 9 августа
© REUTERS, Vasily Fedosenko

Баумгертнер был брошен за решетку, заведенное на него уголовное дело о крупных хищениях грозило ему сроком до 10 лет лишения свободы. На все жалобы официальных российских инстанций — от МИДа до помощника президента России — Лукашенко реагировал гордым молчанием или картинным возмущением, а суд раз за разом продлевал генеральному директору «Уралкалия» арест. И так месяц за месяцем.

Сначала Лукашенко требовал смены состава акционеров «Уралкалия». Затем 21 октября 2013 года заявил, что может отпустить Баумгертнера, если тот возместит нанесенный БКК и «Беларуськалию» ущерб в размере от 1,5 до 2,5 млрд долларов. Почему столько, хотя сам ущерб следователи оценили изначально в 100 млн долларов?А и те никак не были обоснованы…

Наконец, 21 ноября 2013 года владелец «Уралкалия» Сулейман Керимов продал свою долю в компании. Через два дня Баумгертнера выпустили из минского следственного изолятора, милостиво согласившись экстрадировать его в Россию.

Сегодня, нет-нет, да и услышишь, что Лукашенко смог сохранить в Белоруссии островок социализма, восстанавливает производство и экономику. В некотором смысле так оно и есть. Большевики ведь тоже в 17-ом захватывали предприятия, устанавливая на них свое руководство. К чему это привело спустя 70 лет, мы знаем. Здесь же, скорее всего, нечто подобное произойдет намного раньше.