Ну, во-первых, фан-клуб начал кричать «гоп!» еще до того, как перепрыгнул.

Во-вторых, опыт освоения космоса научил еще соратников Сергея Павловича Королева, что кричать надо не когда прыгнул, а когда приземлился. С Юрием Гагариным так и было. А сколько не было до того — одни засекреченные архивы знают. Поэтому, как говорится, пусть будут живыми и здоровыми эти астронавты, но праздновать отрыв железной задницы космического корабля от мягкого дивана матушки-Земли — это уже лет 60 как не научно-технологическая новость.

Во-вторых, куда, собственно, полетел корабль? Тут напрашиваются некоторые параллели с покупкой Украиной российского газа у европейских поставщиков. При Петре Порошенко «незалежная и самостийная» окончательно порвала с закупками у «страны-агрессора». То есть, формально, по документам — да. А по запаху газа и комиссионных посредников — нет.

Украина за 30 дней до коллапса. Газовая политика и политический газ
Украина за 30 дней до коллапса. Газовая политика и политический газ
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

Международная космическая станция (МКС), по-английски International Space Station (ISS) — многоцелевой космический исследовательский комплекс; эксплуатируется с 1998 до 2024 года включительно. Это совместный международный проект, в котором участвуют 14 стран: Россия, США, Япония, Канада и члены Европейского космического агентства Бельгия, Германия, Дания, Испания, Италия, Нидерланды, Норвегия, Франция, Швейцария, Швеция. Были еще Бразилия и Великобритания, но сейчас нет. Брекзит, видимо, он и в космосе Брекзит.

Вопреки России и под присмотром США. Как умирает украинский космос
Вопреки России и под присмотром США. Как умирает украинский космос
© yuzhmash.com | Перейти в фотобанк

Так вот, чтобы не обманываться и понимать, кто в этом проекте главный, надо посмотреть кто управляет. Управление МКС осуществляется: российским сегментом — из Центра управления космическими полетами в Королеве, американским — из Центра управления полетами имени Линдона Джонсона в Хьюстоне. Управление лабораторных модулей — европейского «Коламбус» и японского «Кибо» — контролируют Центры управления в немецком Оберпфаффенхофене и японском городе Цукуба.

Вообще, изначально, МКС — это плод оптимизации космических притязаний США и РФ в тот период, когда на эти притязания денег уже стало не хватать. В 1993 году Альберт Гор и Виктор Черномырдин сделали заявление о достигнутых соглашениях в этой сфере. Хотя все висело на волоске: в США многие политики были против строительства общей космической орбитальной станции. В июне в Конгрессе обсуждалось предложение об отказе от создания МКС; это предложение не было принято с перевесом только в один голос: 215 голосов за отказ, 216 голосов за строительство станции. Вот и вопросец попутно возник: куда бы сейчас летел Crew Dragon, если бы тогда не случилось сотрудничества?

А на строительство орбитальной станции частный бизнес сейчас не пойдет — период окупаемости измеряется парсеками.

Да и государство не всегда выдюживает такие траты. Американская космическая программа тех же «челноков» была свернута в 2011-м году. Этот национальный проект был дорогим и опасным. То сами корабли выходили из строя, то экипаж погибал. С тех пор американских и европейских астронавтов доставлял на МКС российский корабль «Союз».

Сначала за 20-25 миллионов долларов, к недавнему времени — уже за 80. Так ли сильно подорожали услуги россиян — вопрос к экономическим и финансовым аналитикам последнего десятилетия. Не только в этой сфере доллар США «космически» подешевел. Его покупательная способность падает неуклонно. Поэтому цена в 55 млн от корпорации SpaceX — вовсе не панацея, а, можно сказать, рекламная акция с целью заманить покупателя и присадить его на свой товар. Покупатель у Маска сейчас один — корпорация NASA, логотип которой красовался на борту «Экипажа дракона». В стране с военным бюджетом, равным совокупно следующим самым большим военным бюджетам в мире, говорить о прозрачности трат не приходится.

Но можно говорить о закулисном сговоре военщины с приватщиной. РФ откаты не давала, а вот со своими поладить можно — истории с пакетами акций приватных компаний в руках руководителей государственных ведомств США уже давно не редкость. Получить их можно обходными путями и через цепь промежуточных бенефициаров, ибо структура финансового рынка это позволяет. Но нельзя рассчитывать на то, что частные инвесторы, вложив в полеты на скоро закрывающуюся станцию, успеют вернуть себе вложения с лихвой. Не для того, как говорит народная мудрость, цветок расцвел.

В-третьих, в это самое время в 25 городах из 16 штатов США введен комендантский час, среди них: Беверли Хиллс, Лос-Анджелес (штат Калифорния), Денвер (штат Колорадо), Майами (штат Флорида), Атланта (штат Джорджия), Чикаго (штат Иллинойс), Луисвилль (штат Кентукки), Миннеаполис и Сент-Пол (штат Миннесота), Рочестер (штат Нью-Йорк). Цинциннати, Кливленд, Колумбус, Дейтон, Толидо (штат Огайо). При чем это здесь, может спросить читатель? А при том, что из космоса можно будет очень здорово поддерживать подобные ограничения — с орбиты весь мир как на ладони.

Вспомните так называемые «облачные технологии»: все наши данные, отправленные «на небеса», хранятся на вполне земных серверах, за немыслимые деньги рассчитанные на любой объем нашей диджитализированной ерунды. Потому что для глобальных аналитиков, как показали последние президентские выборы в самой свободной стране мира, ерунды не бывает. И сначала дать через глобальную цепь искусственных спутников Земли всем ее жителям интернет, а потом отключать на время комендантского, например, часа или вообще — это весьма заманчиво, эти услуги дорогого стоить могут.

В-четвертых, в-пятых, в шестых и т.д. В комитетах и комиссиях по раздаче частотных диапазонов для радио- и телевещателей и операторов мобильной связи уже давно и прочно закрепляют «воздух» за приватным бизнесом. А в космосе перспективы вообще необозримые! И рядовые совершенно по своему имущественному статусу и интеллектуальному потенциалу украинцы (судя по публикациям ведущих медиа) радуются тому, что американский частный бизнес выходит в космос и теснит государственные монополии. Так ведь государственные — если государство правильное — это всенародные. А частные, по-любому, нацелены на увеличение прибыли своих акционеров и лоббирование их интересов в законодательном поле в ущерб интересам широких трудящихся и отдыхающих масс.

Учитывая то, что налогооблагаемая база в космосе с земли не видна, можно только представить себе, что в том вакууме невидимая рука рынка нарегулирует…

Противопоставить этому, со временем, можно будет только жалобное: #космоснаш.