С началом весны 2020 года на мир обрушились сразу две глобальные проблемы: пандемия коронавируса (и введённый в ответ карантин) и экономический кризис с обвалом цен на нефть. 

Можно спорить, пришёл бы финансовый кризис без пандемии или нет, но факт налицо: антивирусные ограничения стали усиливающим фактором и запустили маховик «коронакризиса». 

Коронакризис: администраторы против экономистов и помощь Европы
Коронакризис: администраторы против экономистов и помощь Европы
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк
Эксперты агентства Bloomberg подсчитали, что экономика может потерять астрономические 2,7 триллиона долларов. Такой вариант возможен, если вирус поразит все страны, а рост экономики сведётся к нулю. 

Для понимания: 2,7 триллиона долларов — это ВВП Великобритании. 

Однако не только экономика оказалась под угрозой. Прежние экономические кризисы нередко заканчивались вооруженными конфликтами, которые позволяли перераспределить ресурсы, изменять политическое и экономическое устройство мировой системы. 

Так было в начале 20 века, когда мировой кризис перешел в Первую мировую войну, завершившуюся Революцией и Гражданской войной в России и распадом нескольких империй: Австро-Венгерской, Османской и т.д. 

Так было и в 30-е годы, когда Великая депрессия перешла во Вторую мировую войну и завершилась окончательным распадом колониальных империй: Франции, Великобритании, Португалии.

Что грозит миру на этот раз, изданию Украина.ру рассказали политические эксперты. 

«Созданной США системе стало некуда расти»

Системный кризис бушует в мире с 2000 года, отмечает политолог, обозреватель МИА «Россия сегодня» Ростислав Ищенко. При этом пандемия коронавируса могла немного катализировать процессы, которые происходили раньше.

Ищенко о выходе из «коронакризиса»: Мы не знаем, где окажемся, в прекрасном новом или в каменном веке
Ищенко о выходе из «коронакризиса»: Мы не знаем, где окажемся, в прекрасном новом или в каменном веке
© РИА Новости, Нина Зотина
По словам Ищенко, американские экономисты предупреждали, что США стоят на пороге Великой депрессии: единственный механизм, который Америка могла использовать, — это количественные смягчения, то есть попытки накачать и так перекачанную деньгами экономику новыми деньгами.

«Не решая глубинные проблемы, пытались тушить пожар бензином. Поэтому кризис существует давным-давно. Притом пандемия началась в феврале 2020-го, первые звоночки в Китае прозвенели в ноябре 2019-го, но на них не обращали внимания. А о том, что глобальная экономика вступила в кризис, говорили в 2019 году», — сказал политолог.

Он добавил, что мир конечен, и как только система, созданная США, добралась до границ мира, ей стало некуда расти, и это стало причиной системного кризиса.

«Дальше все механизмы, которые обеспечивали рост, начинают ее разрушать, начинают работать как лекарства, становящиеся ядом. Поэтому эпидемия коронавируса закончится, а кризис нет», — прогнозирует Ищенко. 

У кризиса глубокие корни

Противовирусный карантин в мире выступает в роли сита: он создал специфические условия, в которых одни тренды и процессы усилились, а другие ослабли и сошли на нет. Такое мнение у политолога, директора Института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника.

«Я думаю, что говорить сегодня о какой-то либеральной глобализации уже не приходится. Но если бы кризис был другого характера, мы имели бы не пандемию и карантин, а кризис политического характера. Возможно, мы сегодня имели бы дело с трендом на либеральную глобализацию», — сообщил эксперт.  

Руслан Бортник: Коронавирус сорвал покровы цивилизованности с Запада
Руслан Бортник: Коронавирус сорвал покровы цивилизованности с Запада
© Facebook, Ruslan Bortnik
Бортник также пояснил, почему кризис стал таким глубоким: в его корне «лежат дисбалансы, которые заложены в нынешнем мире, прежде всего между богатыми и бедными, несправедливость распределения ресурсов».

«В корне этого лежит разность политических архитектур, политических систем, которые одновременно существуют в этом мире — от демократии до тоталитарных режимов, от правых режимов до либертарианских и левых режимов. Все эти режимы вынуждены сосуществовать в одном мире и сотрудничать в рамках мировой торговли.

В корне этого, конечно же, лежит борьба за ресурсы, причем понятие этих ресурсов поменялось. Сегодня это не только лес, нефть или газ, но и люди, и возможность продавать на рынках», — заявил политолог. 

«На коронавирус удобно валить все проблемы» 

Многие известные экономисты, лауреаты Нобелевской премии говорят, что коронавирус — это такой эффект «черного лебедя». То есть событие, запускающее и дающее силу копившимся десятилетиями процессам. Об этом говорит политический эксперт Кирилл Молчанов.

«Прошло ровно 12 лет после кризиса 2008 года, и о том, что это «мыльный пузырь» глобальной экономики, слухи ходили уже с 2016 года примерно, как раз с избрания Трампа президентом», — напомнил политолог. 

«Все станут жить хуже». Кирилл Молчанов рассказал, как коронавирус повлияет на человечество
«Все станут жить хуже». Кирилл Молчанов рассказал, как коронавирус повлияет на человечество
© Facebook, Денис Жарких
Сейчас, отмечает он, на коронавирус будет очень удобно списать все проблемы национальных государств. Молчанов прогнозирует, что будут во всем винить коронавирус: в росте безработицы, в падении экономики, в отсутствии нормальной системы здравоохранения и социальной защиты и так далее.

Война будет, но не «обычная»

Нынешний кризис еще не подготовил общество к войне, уверен Руслан Бортник. В теории война возможна, но «после появления ядерного оружия вероятность именно глобальных войн, мировых войн резко уменьшилась».

«Обострения противостояний гибридного характера, или обычные войны, но не на территории главных игроков, а на территории третьих стран вполне возможны. Также вероятен сценарий пересмотра мировой экономической архитектуры, баланса между валютами, баланса между разными секторами экономики», — сказал политолог. 

По мнению эксперта, большая война в мире пока будет идти прежде всего экономическими и социальными инструментами, не переходя в военную фазу.

Кирилл Молчанов также отмечает, что в последние годы в мире ведутся войны не милитаристского характера, а информационные и экономические.

«Экономические войны по линиям США — Китай, Евросоюз — Россия идут уже не один год. Я не думаю, что они будут переходить в горячую фазу боевых столкновений», — сказал эксперт.

«Может наступить момент, когда военные действия неизбежны»

Сейчас мы имеем дело с информационной дипломатической войной, в которой военные действия служат периферийным поддерживающим мероприятием. Когда бои ведутся не для решения стратегических задач, а для получения информационных поводов гибридной войны, подчёркивает Ростислав Ищенко.

«Естественно, никто не стремится развязать Третью мировую, потому что она будет слишком разрушительна. Но в политике зачастую начинают работать механизмы самостоятельного бесконтрольного развития ситуации.

Это если снять автомобиль с тормоза, поставить его на передачу и толкнуть с горки. Бывают процессы, которые кажутся политикам контролируемыми, но потом они вступают в бесконтрольную фазу», — рассказал эксперт.

Писатель Видеманн: Следующий конфликт будет Первой мировой гибридной войной
Писатель Видеманн: Следующий конфликт будет Первой мировой гибридной войной
© из личного архива Владимира Видеманна
Ищенко убеждён: опасность, что война может быть развязана вопреки намерениям политиков, реально существует. Потому что в жестком противостоянии, когда никто не может уступить, а в ход идут все новые и новые радикальные методы, может наступить момент, когда военные действия становятся неизбежными. 

«Остановить этот маховик будет уже невозможно», — заявил политолог. 

«Кризис сорвал покров цивилизованности»

После пандемии коронавируса во многих странах к власти могут прийти правые и консервативные политики, ориентированные прежде всего на внутренние силы, без своих моделей глобализации. Так считает Руслан Бортник. С учетом того, что нас ожидает всплеск бедности, общества станут еще более разделенными, во многих странах менее стабильными, прогнозирует эксперт.

«Из-за экономического кризиса, вызванного коронавирусом, нас может ожидать новая волна «цветных» или не «цветных» изменений политических систем, новая смена властей в тех или иных странах», — сообщил политолог.

В целом, по словам Бортника, мир становится еще более прагматичным, циничным в этой ситуации: «кризис сорвал с него вот эти покровы цивилизованности, каких-то принципов, универсальных ценностей, которые декларировались».

«Без этих покровов мы увидели те же национальные и животные инстинкты даже самых развитых стран Запада, начиная от США и заканчивая Германией, Бельгией и другими.

Мир станет жестче, прагматичнее, мировое сотрудничество будет строиться на принципах даже не мультилокальности, а на прямых отношениях между странами, минуя международные организации. Эти отношения будут основываться прежде всего на экономической выгоде, на получении прибыли, на сохранении каких-то экономических позиций», — рассказал эксперт. 

«Нужно года-два, чтобы вывести экономику на докризисный уровень»

Писатель-фантаст Русанов: Если бы коронавирус был оружием, то был бы более смертоносным
Писатель-фантаст Русанов: Если бы коронавирус был оружием, то был бы более смертоносным
© commons.wikimedia.org, Andrew Butko
Очевидно, что после пандемии «все станут хуже жить», уверен Кирилл Молчанов. Изменится социальная структура общества, многие бизнес- и экономические модели, которые были следствием либеральных реформ, многие глобальные проекты будут сворачиваться.  

«Скорее всего, будут выходить на первый план национальные государства или региональные союзы. То есть продолжение глобализации не предвидится.

Евросоюз будет в глубоком кризисе, потому что экономические последствия придётся расхлебывать одной Германии, наверное, что тоже ее не сильно устраивает. Думаю, нужно года-два, чтобы выйти на экономические показатели до коронавируса в плане экономики», — заявил политолог. 

Он прогнозирует, что крупные объединения типа АСЕАН, АТР или Евросоюза окажутся в существенном кризисе.

«Та же ОПЕК долго не могла согласовать, какая страна насколько сократит добычу нефти, что показывает реальный уровень доверия между странами», — подчеркнул Молчанов.   

«Похоже, мягкое приземление США уже невозможно»

Прошлое глобальное мироустройство с американской гегемонией, построенное по военно-политическим и экономическим лекалам Запада, ушло в прошлое, говорит Ростислав Ищенко. А каким будет новое, никто не знает, еще старое не до конца развалилось.

По словам эксперта, долгое время была попытка России, Китая и Евросоюза мягко приземлить США, чтобы они обрушением своей экономики не забрызгали всех. Но это время уже прошло. Похоже, что мягкое приземление Штатов уже невозможно.

«Все понимают, что американское государство в кризисе, и хорошего выхода у него уже нет. То есть мы не знаем: по результатам развала старого мира мы окажемся в прекрасном новом или в каменном веке», — сообщил Ищенко.