Развитие ситуации вокруг кампании в поддержку бывшего лидера одесского «Правого сектора»*, а ныне главы общественного движения «Неравнодушные» Сергея Стерненко сначала выглядела так, что давала вариант максимально простого объяснения: мол, праворадикалы по всей стране боятся суда за 2014 год, вот и стоят друг за друга горой.

Дальше, правда, эта простая схема начала давать сбои.

Да, после того, как 5 мая в поддержку Стерненко высказалось авторитетнейшее объединение фанатов ФК «Динамо» (Киев) — White Boys Club (WBC) — 6 мая экс-вождя одесского «Правого сектора» через свои официальные интернет-ресурсы поддержали болельщики ФК «Николаев» (Николаев), «Черноморец» (Одесса), «Карпаты» (Львов), «Кристалл» (Херсон), «Металлург» (Запорожье), «Волынь» (Луцк), «Ковель-Волынь» (Ковель). А также перебравшихся с 2014 года на контролируемую Украиной территорию «Таврии» (Симферополь) и «Шахтёра» (Донецк).

Однако затем со страницы ультрас «Шахтёра» в соцсетях пост в поддежку Стерненко был без каких-либо объяснений удален. В общем, ничего удивительного — далее в ходе конфликта мы увидим в окружении Билецкого авторитетного среди «кротов», как называют болельщиков донецкого клуба, бывшего бойца полка «Азов» Александра Демидова. Более известного как Саша Волков.

8 мая официальный модератор страниц Ultras Odessa в соцсетях Кристина Гончаренко опубликовала заявление, фактически дезавуировавшее обращение трибуны «8+8» болельщиков «Черноморца» двумя днями ранее в поддержку Стерненко: «На фоне заявлений о поддержке и мобилизации со стороны киевских фанатов, а также возможных провокаций, заявляем: категорически не поддерживаем и осуждаем эту акцию… Из всего вышесказанного призываем весь фанатский актив страны воздержаться от любых движений в его сторону, которые в это непростое время для нашей страны лишь дискредитируют нас в глазах общества и Украину в целом».

Переломным моментом стало публичное заявление вождя «Национального корпуса» и бывшего (но всё же крайне авторитетного для бойцов полка) командира «Азова» Андрея Билецкого. Вечером 6 мая он обвинил Стерненко в том, что тот крышевал наркопритоны и проституцию в Одессе в то время, когда другие националисты воевали в Донбассе.

В качестве спойлера кампании в поддержку Стерненко «Белый вождь» инициировал 7 мая другую, не менее выигрышную для националистов персону — Виктора Панаско (позывной Иранец), который командовал 23-й сотней «Самообороны Майдана» (в которую входил «Правый сектор»), а затем воевал в Донбассе в Добровольческом украинском корпусе «Правый сектор».

8 мая к кампании в защиту Панаско публично присоединился  и нынешний лидер «Правого сектора» Андрей Тарасенко, сразу же получивший от своих подписчиков массу вопросов, почему он не поддерживает Стерненко.

Внезапная готовность защищать Панаско выглядела неискренне, так как с момента его ареста в 2015 году «азовцы» ни разу не мобилизовались на его защиту. Об этом, кстати, напомнил в опубликованном 9 мая в Facebook видеообращении Сергей Филимонов, в 2014-м бывший бойцом «Азова», в 2015-м возглавивший Гражданский корпус «Азов» в Киеве и руководившим им — уже под брендом «Нацкорпуса» — вплоть до июня 2019-го: «Я же был в «Азове», я же был в «Национальном корпусе», я не помню задания мне поддерживать Иранца. Я не помню, чтобы мы, «Национальный корпус», собирали 10 тысяч человек, и шли под суд к Иранцу, и его освобождали, или организовывали акции протеста… Андрей, ты был на суде по Иранцу? Как ты можешь нам предъявлять, что мы не вписывались за Иранца, если ты за него не вписывался?»

Однако, как говорилось в фильме «Москва слезам не верит», вскоре вечер перестал быть томным. Утром 8 мая Назар Кравченко (еще год назад бывший первым заместителем вождя «Нацкорпуса») написал в Facebook: «Вчера вечером с Сергеем Филимоновым (еще год назад бывшим главой киевского отделения «Нацкорпуса». — Авт.) были приглашены на беседу с Андреем Билецким. Но, как оказалось, беседа бывших собратьев и не планировалась, потому что нас полночи коллективно пытались убедить не поддерживать Сергей Стерненко. Главными аргументами были удары в голову и допросы».

Кравченко не назвал присутствовавших на разговоре со стороны Билецкого, но опубликовал три фотографии из соцсетей — Максима Жорина (позывной Мосе), бывшего командира «Азова» и ныне главы центрального штаба «Нацкорпуса», упомянутого выше Демидова и весьма авторитетного в прошлом фаната «Динамо» (Киев) Романа Боровика по прозвищу Рома Сатана.

В свою очередь, Жорин опубликовал 8 мая свое видеозаявление, где представил ситуацию в таком ключе: «Вчера с нашими бывшими боевыми товарищами был обычный мужской разговор, на который они приехали с оружием. Говорили на тему их недостойного поведения с точки зрения азовской и ветеранской этики, а не о политике, и тем более не о Стерненко».

Как выглядел этот «обычный мужской разговор», рассказал 9 мая в своем пространном видеообращении Филимонов. По его словам, он со товарищи просто «попал в засаду».

Для расправы с бывшими соратниками Билецкий мобилизовал значительные силы. «Все, кто знает Андрея, давайте мы поговорим, сколько охраны у Андрея? Минимум охраны у Андрея, то, что я знаю — это три машины. Это раз, — рассказывает Филимонов. — На встрече была «метеослужба» (о ней чуть далее. — Авт.), все понимаете, кто там был, с какой целью и в каком количестве, Мосе со своим окружением, все тоже понимают, что это не два и не три человека».

Что касается обвинения в ношении оружия на встрече с боевыми побратимами, Филимонову они показались просто дикими: «Ребята из «Национальных дружин», из «Национального корпуса»… есть из вас такие, кто ходит без оружия — без ножа, без пистолета?… Кто из вас скажет, что люди Андрея (в данном случае речь про личную охрану Билецкого. — Авт.) ходят без оружия? Или Андрей ходит без оружия? Или Мосе и его окружение — у них наградное оружие, они его дома оставляют?»

«Мы сели в машину, поехали, — рассказывает Филимонов непосредственно про встречу, на которую его, Кравченко и еще одного известного динамовского правого фаната по кличке Маляр выманили вечером 7 мая. — Мы приезжаем на точку сбора. Стоит много машин, стоят абсолютно все — окружение Мосе, так скажем, охрана Андрея… Я вижу «метеослужбу» (для тех, кто не понимает, это служба безопасности «Азова»)… Мы выходим из машины, думаю, нормально сколько с нами решило людей поговорить одновременно».

Да, ведь, собственно, «просто поговорить» их и пригласили, причем, как подчеркивает Филимонов, прям «очень ласково».

Разборки в банке пауков. Националисты переругались между собой из-за убийцы Стерненко

Дальше происходит диалог по поводу оружия: «Мы начинаем идти, нас спрашивают «Ребят, оружие есть?» Я говорю «Пацаны, конечно, у нас есть оружие. Мы ходим всегда с оружием, мало ли что». Они говорят «Ну, его надо сдать». Я говорю «Пацаны, мы же никогда его не сдавали, с чего вдруг его надо сдать». «Не, ну ты ж понимаешь, Филя, его типа надо по-любому сдать». Я говорю «Пацаны, а вы будете сдавать оружие? Андрей будет сдавать оружие для разговора с нами?» «Нет, ну, Филь, ты ж должен понимать». Я говорю «Да вопросов нет, пацаны. Пусть Андрей выйдет и скажет, что я должен сдать оружие, без вопросов мы с пацанами его сложим».

И, наконец, собственно встреча: «Открывается дверь, разговор начинается с того, что меня бьют с локтя в голову. Я ненадолго теряю сознание от неожиданности… Выбегает Андрей — при том, что вот так вот (показывает рукой круг) стоят, я могу поголовно называть, сколько людей там стояло в малой комнате, а по кругу ходит вся «метеослужба» и охрана Андрея — выбегает лидер, командир и начинает бить Маляра… По понятным причинам мы даже не отбивались… Я не сопротивлялся, но не скажу, что меня сильно там били. Я на тренировках получаю сильнее. Вопрос в другом — в подлости людей, которым мы доверяли, которых мы считали близкими людьми и авторитетами».

Впрочем, считает Филимонов, «нас просто пугались запугать — угрозой смерти, тем что с нами больше не будут разговаривать и просто убьют в следующий раз, что нам сломают руки» и все в таком же духе «обычного мужского разговора».

Как неожиданно красиво выразился Филимонов: «Я немного теряю сознание, но полностью теряю веру в Андрея, в слово Андрея и так далее».

Однако было бы наивным сводить все противостояние к личной обиде Билецкого на Стерненко из-за сказанных ранее слов (как излагает слова Билецкого, сказанные ему по телефону 6 мая, Филимонов: «он обо мне когда-то некрасиво сказал в интервью, мне не понравилось») или неподобающего поведения последнего.

Тем более, как написал в ФБ 10 мая бывший идеологический референт «Патриота Украины» и заместитель командира «Азова» по воспитательной работе Олег Однороженко, на протяжении примерно 10 лет (2005-2015 годы) бывший «правой рукой» Билецкого: «Стерненко и Белецкий не имели, насколько мне известно, никаких противоречий или общих дел. Были знакомы на уровне поздравлений. У Билецкого даже не было поводов, чтобы начать атаку на Стерненко, так и появились эти дебильные «предъявы» по посту в твиттере».

На практике «Белый вождь» прощал ради тактической выгоды даже прямое предательство. Например, как было с Олегом Ширяевым, который, как утверждал  еще несколько лет назад тот же Однороженко — после ареста Билецкого в 2011 году отпал от «Патриота Украины» и сотрудничал вплоть до 2014 года с его врагами. Но это не помешало Билецкому в 2014-м начать сотрудничество с Ширяевым и в августе 2015-м сделать последнего главой Гражданского корпуса «Азов» в ключевом для «Белого вождя» Харькове.

Пост главы Гражданского корпуса «Азов», а затем «Нацкорпуса» на Харьковщине Ширяев занимал вплоть до сентября 2017-го, когда его пришлось всё-таки выгнать, потому что к тому моменту он регулярно расстреливал на встречах то ветеранов АТО из батальона «Донбасс», то главу местных «правосеков», то харьковских правых футбольных фанатов. Но очень долгое время такое поведение Ширяева не вызывало у Билецкого вопросов.

Да и в делах с крышеванием нелегального бизнеса — прежде всего игорных автоматов — у самих «азовцев», как говорится, рыльце в пушку по самое не могу.

Есть еще интересный момент, изложенный Филимоновым: «Мосе звонит Стерненко — я присутствовал при этом разговоре, он был на громкой связи — и говорит, смотри, Сереж, у тебя два варианта, первый вариант — ты поддерживаешь Филю и Назара в этой истории, и тогда мы оставляем за собой право на любой поступок против тебя, второй — ты никого не поддерживаешь, ты просто молчишь, тогда мы дадим тебе лучших людей в твою поддержку и Андрей лично придет на твой суд». То есть вопрос-то был отнюдь не в Стерненко и его поведении, а как раз в поведении Кравченко и Филимонова. Филимонов также упомянул недовольство Билецким тем, кто ушедшие из «Нацкорпуса» люди перестали считать авторитет «Белого вождя» беспрекословным.

В данном случае, я так полагаю, недовольство Билецкого вызвала активность даже не самого Стерненко, а отпавшей летом 2019 года от «Нацкорпуса» группы Кравченко-Филимонова, которая инициировала мощную кампанию среди правых футбольных ультрас, являющихся одной из основных составляющих правого движения Украины и конкретно одной из основных групп для рекрутирования людей в «азовское» движение. Те же киевские «динамики» еще недавно были главным источником людей для местного отделения партии Билецкого, то же можно сказать про николаевских «Корабелов» и т.д.

Об этом напомнил в своем видеообращении Филимонов, излагая беседу, состояшуюся у него вечером 6 мая с Билецким: «Я говорю — Андрей, если ты не знаешь, я тебе подскажу: WBC (White Boys Club. — Авт.), ребята, которые первыми выставили пост в поддержку Сереги (Стерненко. — Авт.), это люди, которые находятся у тебя в охране, это люди, которые находятся в управлении «Национальных дружин», это люди, которые находятся в «Национальном корпусе», это твои люди».

С другой стороны, не стоит и переоценивать влияние Филимонова и Кравченко в среде ультрас. Сам Филимонов говорит об этом с усмешкой: «Ребята, которые смотрят меня, кто относится к фанатскому движению, понимают, насколько я могу повлиять на решение WBC… Это смешно». Люди из среды националистов, с которыми мне удается иногда пообщаться, характеризуют «Гонор» — общественное объединение, в котором состоят  упомянутые выше Кравченко, Филимонов и еще ряд фанатов — довольно скептически и достаточно сходно: «Пацаны с района» (один человек), «Они не очень боны (нацисты. — Авт.). Киевские пацаны со своими материальными приоритетами» (другой). В общем-то, таково же и мое впечатление при изучении страниц участников «Гонора» в соцсетях.

Отдельным моментом здесь видится влияние Арсена Авакова, так как группа Кравченко-Филимонова уже примерно год вовлечена в активную общественную кампанию против министра внутренних дел. Да и Стерненко снискал себе популярность в том числе на теме борьбы с руководством Главного управления МВД по Одесской области. Расправиться с последними (С14 уже год как свернула свою кампанию против Авакова) выступающими против МВД общественными активистами, причём руками праворадикалов и в том числе тех же фанатов вроде Демидова или Боровика, выглядело бы очень заманчиво.

* Организация запрещена Верховным судом РФ