На первый, самый очевидный, взгляд ради мотивации бывших республик СССР дружить против России. А чего там греха таить? В Беларуси для этого благодатные почвы — обида на Кремль. «Вашингтонский обком» готов предложить нефть, СПГ, блат в МВФ. У Минска большие долги.

Особенности национальной закредитованности

В декабре 2019-го госдолг Беларуси превысил 17 миллиардов долларов и продолжает расти. Закредитованость сама по себе не самая большая в бывшем СССР. Все постсоветские страны закредитованы, а Украина вообще де-факто банкрот. Но Беларусь в прошлом году из-за конфликта с Россией получила несколько неприятных «торпед» ниже ватерлинии корабля своего государственного бюджета.

Во-первых, Лукашенко, нянча свою обиду на «прагматиков» уходящего Медведева, запретил брать в долг у Москвы для возврата долга Москве. Взяли у Китая, что отнюдь не снимает с повестки дня тему возврата. Во-вторых, «злокозненная» Москва перекрыла вентиль реверсным поставкам нефтепродуктов на Украину, что лишило казну поступлений, на которые рассчитывали. Третья неприятность: Россия приподняла цену на нефть чуть выше уровня прошлого года. Это тоже минус, он мог быть небольшим, но Бацька решил повысить ставку: отказался покупать в России, чтобы купить в Норвегии втридорога. Это бюджетный риск номер четыре. И пять: минусом полагают то, что Россия не хочет платить Белорусссии за свой налоговый маневр. От попавшей в бюджетный трюм через эти пробоины воды лайнер «Суверенная Беларусь» просел в 2020 году на полтора миллиарда белорусских рублей, что чуть больше семисот миллионов долларов. Без аллегорий это сумма бюджетного дефицита, который впервые за многие годы был заложен Минфином. Прогнозы плохие: дефицит сохранится в течение трех лет.

Дальше жить за счет России не получится. Нефть, газ, интеграция и закат эпохи Лукашенко
Дальше жить за счет России не получится. Нефть, газ, интеграция и закат эпохи Лукашенко
© Владимир Трефилов

Хорошая новость: у Минска отличная кредитная репутация. Она связана только и исключительно с личностью капитана корабля, Александра Григорьевича Лукашенко. Этот морской волк держит штурвал поистине железной хваткой, его уважает команда, а пассажиры боготворят. Это значит только одно: бюджетные пробоины будут заделаны привлечением новых кредитов. Поэтому судно не утонет, но будет идти медленнее и хуже управляться. Долги растут. Так что от внезапного форс-мажорного «айсберга» увернуться точно не смогут. Но не будем о грустном — будем о хорошем. В 2019 году Беларусь привлекла 1,643 млрд долларов внешних займов, в том числе 730,2 млн долларов от правительства и банков России, 638,1 млн долларов от банков Китая. Репутация Беларуси позволила разместить облигации на 150,5 млн долларов. Помог и Международный банк реконструкции и развития, дав взаймы 94,2 млн долларов. А 30,6 миллионов — ЕБРР и СИБ. Это позволило вовремя обслуживать внешний долг не прибегая к дефолту. Выплаты в 2019 году составили 1,511 млрд долларов. 625,8 млн долларов Беларусь вернула правительству РФ, 448,4 млн — банкам Китая, 353,1 млн долларов — ЕФСР, 78,6 млн — МБРР, 3,7 млн — товарно-кредитной корпорации США, 1,7 млн долларов — ЕБРР и СИБ. Но долг растет, и это плохо.

Корень проблемы

Заняли и у граждан Белоруссии, разместив гособлигаций на 771,2 млн долларов. Тут казна тоже аккуратно возвращает: погашено на 604,3 млн долларов США и 227,2 млн рублей. Проблема в том, что деньги на обслуживание госдолга, то есть выплату процентов, идут из республиканского бюджета, который формируется в том числе из налогов. Так что проценты за кредиты страны выплачиваются за налоги населения и бизнеса. В этом году из казны уплатят почти 2,8 млрд белорусских рублей или миллиард триста десять миллионов долларов. Это существенные минусы для и так депрессивной экономики Белоруссии, в которой накапливаются внутренние долги предприятий друг перед другом, так что в конце каждого года бухгалтерии ломают головы над тем, как провести взаимозачеты и чем. Каждый десятый белорусский рубль идет не на образование, медицину, улучшение инфраструктуры и качества жизни населения, а будет перечислен тем, кому Белоруссия задолжала, от чего средний гражданин Белоруссии так же далек, как от планеты Плутон.

Впрочем, так у всех постсоветских стран, выбравших путь суверенности и евроинтеграции. Все они закредитованы по самое не балуйся, ибо без привлечения кредитных ресурсов придется годами самостоятельно накапливать средства, еще дольше ждать отдачи. На начальной стадии закредитованность способствует росту экономики. Но когда долг достигает определенного уровня его влияние меняется на негативное. Если экономика растет не очень активно, а государство продолжает брать новые кредиты, в какой-то момент их обслуживание становится слишком дорогим. В итоге накопленные кредиты уже не помогают экономике развиваться, а тормозят ее. И тогда кредиторы начинают сомневаться, сможет ли страна обслуживать все эти долги. Значит, условия выдачи кредитов становятся менее привлекательными. Что и наблюдается на примере Белоруссии. Сам по себе ее госдолг не страшен, Украина должна куда больше, ее борта настолько дырявые, что через них уже отбрасывают лапшу на уши населения. Куда важней его соотношение к ВВП. Белорусский госдолг составляет 36% к этому коэффициенту. Дефолтный порог — 45%, Украиной давно пересечен.

Цугцванг и суверенитет

Беларусь выполняет обязательства по старым долгам за счет новых. Так у всех. Но экономика страны растет медленней, чем планировало правительство, экспорт сокращается, условия соседей становятся жестче. Последнее очень тревожный звонок. 90% накопившегося долга номинировано в иностранной валюте, в основном в долларах. Даже если бы Минск решил расплатиться со всеми долгами сразу, ничего не вышло бы. Медленный рост экономики не позволяет рассчитываться с долгами без привлечения новых кредитов. Золотовалютные резервы составляют 9,4 млрд долларов. Но это НЗ. Он гарантия и маячок для кредиторов. Без него в долг не дадут. Поэтому правительство и решило в ближайшие годы четверть долгов и проценты по кредитам отдавать своими силами, а 75% — рефинансировать. Минфин уже не первый год практикует размещение гособлигаций на внутреннем и внешних рынках. Разместил и в 2019 году, когда Лукашенко приказал не брать в долг у России и Евразийского фонда стабилизации и развития. Пока основной долг у Белоруссии перед Россией — свыше 8 млрд долларов. Это больше, чем белорусское правительство должно Китаю, держателям белорусских еврооблигаций и Всемирному банку вместе взятым.

Кто кому кормилец. Опыт Белоруссии в создании схем, рожденных на Украине
Кто кому кормилец. Опыт Белоруссии в создании схем, рожденных на Украине
© РИА Новости, Артем Житенев | Перейти в фотобанк

Отказ от российских кредитов очень невыгоден Белоруссии. Но таков приказ капитана Бацьки. Он принципиально показывает характер, потому что это всегда работало. Раньше Александр Григорьевич всегда вступал в жесткое пике, дело это было гиблым, но братские нервы у Кремля всегда не выдерживали и конфликт смягчался. На этот раз, пойдя на диверсификацию поставок нефти, Бацька решил сделать то же самое по кредитам. Умножить источники финансирования. В первом квартале 2020 года Беларусь разместит евробонды на 1-1,2 млрд долларов. Это удобно, потому что никто не будет требовать от Минска реформ, повышения стоимости ЖКУ, как это делает МВФ. Но покупка облигаций считается более рискованным вложением, чем предоставление кредита, а проценты по ним выше, вплоть до 6-7% годовых. Такие займы дороже, чем кредиты того МВФ под 2-3%. Минусы те же, что и при так называемой диверсификации источников нефти. Как показал опыт 2010 года, венесуэльская или норвежская нефть могут помочь лишь на период пикирований, то есть в краткосрочной перспективе. В долгосрочной — это обернется катастрофой для Белоруссии, неизбежным дефолтом либо капитуляцией перед МВФ, что обязательно повлечет политический конфликт и попытки смены власти улицей. В общем любой ход предпринимаемый Бацькой проигрышный. Расчет только на то, что у Москвы не выдержат нервы. И если Москва неожиданно проявит твердость все кончится предсказуемо.

Война и мир

Картина совершенно ясная. Накануне выборов президента, Александр Лукашенко заявил, что Минск ведёт войну. Пока за энергоресурсы.

«У нас такой период. Поэтому надо научиться экономить и жить по средствам», — сказал накануне президент Белоруссии. И потребовал от чиновников преодолеть «связанные с Россией» негативные явления в белорусской экономике. Чиновники у него хорошие, дисциплинированные, но они не волшебники. И дело не в острой необходимости государства, а в привычке «воевать», если что-то не по нраву. Аппаратчики — народ стреляный. Знают, что война все спишет, поэтому подорожание бензина, временное снижение производства нефтепродуктов на экспорт, новые дырки в ремне будет списано на счет «войны». Но только если она закончится победой, как кампания 2010 — 2011 годов.

Однако слово «война» в Белоруссии настолько навязло на зубах из-за постоянного употребления, что реакция на очередную у населения совершенно индифферентная. Граждане Беларуси понимают, что властями ставится какой-то большой экономический эксперимент с нефтью. Большинство уверено, что наверху все решат. Никто не готов к поражению и трудностям, связанным с ним. Последствия в случае нетипичной твердости Кремля по отношению лично к Бацьке могут быть самыми плохими. Но что-то подсказывает, что ключевая фигура прекрасно знает, что делает. Опыт есть. Лукашенко знает, до какой точки стоит упрямиться, а когда включить задний ход.

И вот в этой связи визит Помпео может быть роковым: США легко обнадеживают легковерных, постсоветских носителей «суверенитета головного мозга». Последствия видим на Украине.