С детства — только бегом

Мальчишку, любившего бегать, заметил на школьных тренировках тренер местной детско-юношеской школы Борис Войтас. Предложил заниматься у него серьезно. Так начиналась спортивная карьера будущего рекордсмена и олимпийского чемпиона.

Войтас был классическим детским тренером-селекционером. Он умел видеть талант, умел давать стимул к его развитию. Но, как вспоминал неоднократно в и книгах, и в многочисленных интервью сам Борзов, прежде всего, его первый тренер был человеком прогресса, умницей, верящим в то, что дух и мысль должны в человеке работать вместе.

Олимпиада: время отвечать на провокации
Олимпиада: время отвечать на провокации
© РИА Новости, Рамиль Ситдиков | Перейти в фотобанк
Примечательно, что детский тренер Борзова оказался человеком творческим, стремящимся к нестандартным решениям. Это в семье Войтасов, похоже, было нормой — его брат был известнейшим в городе и области строителем, рационализатором производства, членом ЦК партии. Борис Войтас для своих юных спортсменов придумывал необычные тренировки, о которых часто вычитывал в специализированных журналах. А некоторые просто брал из народной жизни, быта. Кроме того, он практиковал занятия исключительно в игровой форме — это же пацаны! А дальше уже шел отбор талантов и труд — каждому по способностям и возможностям. Войтас лепил из маленьких людей не просто будущих больших спортсменов, но разноплановых специалистов легкой атлетики.

Сам Валерий Борзов так описал это в своей книге «10 секунд — целая жизнь»: «В работе Бориса Ивановича была необычайная разносторонность, разноплановость занятий. Сюда входили и долгая, не менее часа длящаяся, разминка, в которой выполняли массу различных упражнений на силу, гибкость, ловкость и даже сообразительность, и тренировки почти по всем видам легкой атлетики. Я, например, помню, часто прыгал с шестом, метал диск, тренировался в барьерном беге. Мы становились в группе Войтаса легкоатлетами в самом широком смысле этого слова. Я уж не говорю о том, как много занимались гимнастикой и акробатикой».

Юбилей советского человека, в одиночку одолевшего американцев

В Киев — к Петровскому

Валерий очень быстро выделился среди других воспитанников новокаховского тренера, стал основным. До своего поступления в Киевский институт физкультуры по окончании школы он уже был кандидатом в мастера спорта, победителем множества юношеских соревнований в рамках УССР и всего Союза. Но надо было расти дальше. Тренер Войтас сам подобрал ему нового наставника, посоветовав известного своими новациями в подготовке легкоатлетов киевского кандидата биологических наук Валентина Петровского.

Борзов вспоминал: «Повезло мне и в том, что переход от одного тренера к другому произошел безболезненно. Он был заранее запланирован Войтасом. Когда в 1966 г. я поехал на соревнования во Львов, Борис Иванович наказал мне встретиться там с Петровским и договориться о совместной работе».

В Крыму прошел чемпионат мира по клифф-дайвингу. Вопреки санкциям и украинским запретам
В Крыму прошел чемпионат мира по клифф-дайвингу. Вопреки санкциям и украинским запретам
© кадр из видео издания Украина.ру
За три года тренировок у Петровского Валерий Борзов трижды побеждал в юниорских чемпионатах СССР, стал мастером спорта, и впервые вышел на международную арену. Случилось это в 1968 году на Вторых Европейских играх в Лейпциге, где наш сегодняшний юбиляр взял «золото» на дистанциях в 100 и 200 метров.

А уже на следующий год Борзов впервые вошел в состав сборной команды СССР и выступил на зимнем чемпионате континента, впервые выиграл звание чемпиона страны, впервые пробежал 100 м за 10 секунд и стал первым советским чемпионом Европы на этой дистанции.

После этих успехов и Борзов, и его тренер Петровский решили, что вполне можно побороться за олимпийские медали.

А потом был «золотой» Мюнхен

Надо сказать, что решение это было высказано с известной долей осторожности. Ведь с конца 50-х, а особенно, с римской Олимпиады 1960 года, признанными мастерами спринта были чернокожие легкоатлеты из США и Ямайки. У них в те годы просто не было конкурентов, и считалось, что и быть не может, потому что их природа создала так, что только они могут побеждать в беге на короткие дистанциях, где важны не столько «дыхалка», не только выносливость, сколько взрывная сила и умение использовать импульсивность мышц.

Европейцы и белые американцы, конечно, пытались преодолеть психологический барьер, но тщетно. Борзов впервые встретился с заокеанскими бегунами на товарищеском матче в Софии. И своими результатами заставил некоторых американских журналистов высказать предположение, что в ближайшем будущем юный киевлянин одолеет чернокожих спринтеров.

Чтобы давать такие оценки в то время, надо было иметь смелость. Ведь спринт это не о секундах даже, а о сотых. Джесси Оуэн еще на Олимпиаде в Берлине в 1936 году пробежал стометровку за 10,2 секунды, а за последующие 36 лет его результат был улучшен всего на 0,3 секунды! И сделали это американские спринтеры Райт и Робинсон. Весь мир был уверен, что на Олимпийских играх в Мюнхене они, бегавшие на чемпионате США сто метров за 9,9 секунды, улучшат этот результат.

И всю игру им смешал Валерий Борзов.

Юбилей советского человека, в одиночку одолевшего американцев

Как оскароносный уроженец Кременчуга запустил в СССР голую женщину, затмившую золото Америки
Как оскароносный уроженец Кременчуга запустил в СССР голую женщину, затмившую золото Америки
© «Золото Маккенны»
Тренер до последнего осторожничал, хотел, чтобы его спортсмен максимально ответственно и взвешенно отнесся к выступлениям на Олимпиаде против именитых американцев. Некому было выступать в забеге на 200 метров — подкосили советскую команду травмы. Но Борзову об этом не говорили утвердительно. «Посмотрим по ситуации, — сказал Петровский, — начнем со 100 м и закончим эстафетой. Но главное сейчас — стометровка. Отработаешь ее — будем решать дальше. Рисковать эстафетой мы не имеем права — ребята на тебя крепко рассчитывают. Имей в виду».

И он пробежал

Для тех, кто не представляет себе, что такое профессиональный бег, особенно, в спринте, на сто метров: первые тридцать метров бегун летит в безвоздушном пространстве мыслей и чувств — ничего не видит и не слышит. Метру к сороковому-пятидесятому начинает анализировать ситуацию, и только к восьмидесятому понимает результат. Борзова он удивил.

Впрочем, вот его воспоминания о том удивительном дне: «После стартового разгона где-то на тридцатом метре я краем глаза увидел чуть впереди себя и Тейлора, и Корнелюка (товарищ Борзова по команде СССР. — Авт.). Но я еще не размотал всего клубка своей скорости и поэтому не форсировал. К шестидесятому метру почувствовал, что соперники отстают, а подбегая к финишным клеткам, помню, успел даже удивиться: неужели выиграть олимпийский финал так легко и просто? Это радостное удивление выразилось в совершенно непривычном для меня жесте — я поднял обе руки вверх и так миновал финишный створ… «Ну вот и все, — думал я, пробегая несколько шагов вдоль ревущих трибун, — теперь несколько дней отдохну, а там эстафета. Как все просто получилось!»

«Просто» — это 100 метров пролететь за 10,14 секунды.

Уже в нашем веке в одном из интервью Валерий Филиппович говорил: «Восемь лет тренировок, каждая из которых — на уровне соревнований. И все ради тех десяти секунд». И добавлял, видимо, любимую приговорку: «Чтобы бегать быстро, надо бегать быстро».

Быстро, молнией пробежал он и 200 метров — старт, в котором от него ничего не требовали. И снова победа. Да еще с мировым рекордом — 19,95 секунды.
Вспоминая о тех исторических днях, Борзов говорит: «Было раздвоение личности. Я как бы со стороны не верил, что «этому парню такие результаты под силу».

Победа Усика: спорт, дружба, мир
Победа Усика: спорт, дружба, мир
© РИА Новости, Владимир Астапкович | Перейти в фотобанк

А вот на эстафете Борзов с товарищами взяли серебро. Но это было уже не важно. Впервые были побиты афроамериканцы и ямайцы, считавшиеся в спринте непобедимыми. Советский бегун взял сразу две золотые медали. И в довесок — Америка посрамлена. Учитывая, что на этой же Олимпиаде советские баскетболисты в драматичнейшем матче за «золото» одолели сборную США за три последних секунды, можно представить себе уровень ликования страны.

Цена великих свершений

Валерий Борзов в ряду других шести олимпийцев был награжден ни много ни мало — орденом Ленина. Дома его ждали «призовые» за успешное выступление, это помимо 3000 немецких марок от МОК. «Купил машину, «Волгу», — вспоминает сегодня Борзов, — цвета «белая ночь». Очень практичный цвет — пыль не видна».

На машине он через пять лет гордо раскатывал по Киеву с женой — знаменитой олимпийской и мировой чемпионкой по спортивной гимнастике Людмилой Турищевой. Советский фильм 1978 года запечатлел этот момент — молодые, красивые, успешные. Счастливый брак длится уже 42 года.

А из большого спорта Борзову пришлось уйти в 30-летнем возрасте. Слишком велики были нагрузки, приведшие его к победным забегам — травмы преследовали его одна за другой. На Олимпиаде 1976 года в Монреале. Валерий выступал с плохо залеченной травмой мышц бедра. Превозмогая себя, на стометровке пришел третьим. Было ясно, что скоро придется, как говорят бегуны, вешать тапочки на гвоздь.

Олимпийский чемпион Алексей Чередник: «Правильное решение, что Зинченко и Малиновский не остались в украинском чемпионате»
Олимпийский чемпион Алексей Чередник: «Правильное решение, что Зинченко и Малиновский не остались в украинском чемпионате»
© Фото - vz.ua

После завершения спортивной карьеры стал работать в ЦК ЛКСМ Украины: с 1979 года — заместитель заведующего отделом оборонно-массовой и спортивной работы ЦК ЛКСМУ, с 16 февраля 1980 года — секретарь ЦК ВЛКСМ Украинской ССР. В конце восьмидесятых вернулся с спортивную жизнь, став заместителем председателя Госкомспорта УССР. В конце 1987 года на конгрессе Европейской легкоатлетической ассоциации Валерий Борзов был избран членом совета этой организации.

Его величество труд

В девяностых он стал министром спорта Украины (до 1997 года) и главой Национального Олимпийского комитета (до 1998 года). Были в судьбе великого легкоатлета и депутатские годы, и партийные дела, но для миллионов любителей спорта, патриотов той великой страны он навсегда остался прежде всего человеком-легендой, сумевшим своей судьбой показать, что нет ничего невозможного, надо только работать и видеть цель.

Кстати, примером трудовой доблести и упорства для Валерия Филипповича всегда были шахтеры. Их труд производил на него всегда сильное впечатление. Он писал в своей книге:

«Уже будучи работником ЦК ЛКСМ Украины, мне довелось побывать в Павлодаре на шахте имени Ленинского комсомола. Пока я надевал на себя шахтерское обмундирование, инженер — молодой человек (на этой шахте вообще из 1200 рабочих 800 молодые) — объяснил мне, что угольные пласты залегают здесь очень глубоко, но сами по себе низкие, примерно 60-70 см. Слушал я его, каюсь, не очень внимательно, но, когда мы опустились вниз и надо было пролезть в этот забой, я себя почувствовал, мягко говоря, неуютно. Лаз высотой всего 60 см — его проползти очень трудно. Да и лезть нужно далековато, метров сто, не меньше. Так мне эта стометровка показалась самой длинной в жизни, тем более что я представлял себе, сколько земли у меня над головой. Жара. Пыль. Сухой сквозняк. Вышел я оттуда — как вновь на свет божий народился. И первая мысль: хорошо бы некоторых наших спортивных героев, рыцарей без страха и упрека, с повышенным самомнением, сюда хоть разок запустить».

Когда готовился этот материал, автор просмотрел много интервью с Борзовым, прочел его книги, статьи о нем. И не оставляло ощущение, что везде он говорит одну и ту же фразу. В конце концов она отыскалась. Звучит она так: «Мне очень повезло в жизни».