Во всех трех случаях имели место странности. Из Еревана Лукашенко отбыл срочно, было даже похоже на недовольство чем-то. А в Киеве и Минске тезисы Бацьки вызвали публичный демарш Москвы. Что-то явно идет не так.

Дискотека 80-х

Чтобы понять, что такое «Минский диалог», нужно вспомнить, что такое экспертная инициатива «Track-II». В 1981 году в международных отношениях царил кризис, вызванный вмешательством Москвы в войну в Афганистане. США и их европейские сателлиты обложили Советский Союз жесточайшими санкциями — под запрет попала даже нефть. А в гуманитарной сфере были бойкотированы Олимпийские игры в Москве в 1980 году. Предыдущие годы «разрядки» пошли прахом, а с приходом Рейгана в Белый дом де-факто вернулся маккартизм и доктрина Трумэна. При этом Госдепартамент США не разорвал отношений с Кремлем абсолютно, легендировав контакты инициативой «Track-II». Автором идеи стал сотрудник Госдепа Джозеф Монтвилл. В публикации «Внешняя политика по Фрейду» он рекомендовал Белому дому в случае, если официальная дипломатия работать не может, прибегать к тактике «второго шага» — профессиональным неправительственным практикам по снижению напряженности через улучшение коммуникации. Именно эта доктрина в сочетании с санкционным и дипломатическим давлением, через лоббистские круги внутри Кремля, привела к крушению СССР ровно через десять лет. С тех пор Госдеп, если возникают проблемы с официальными властями, работает на постсоветском пространстве исключительно в рамках «Track-II», применяя стратегию непрямых действий через неправительственные организации (НПО) и учебные заведения. Грубо говоря, Запад использует эту доктрину всегда, когда с кем-то ему становится невозможно работать. Лукашенко относится к непростым партнерам. Поэтому тот момент, когда в Минске посольствам ЕС отключали свет и воду, а посла США высылали, Запад оставался спокоен. В Беларусь вполз «Track-II», отложивший личинки, давшие «Минский диалог».

Как Лукашенко хочет использовать конфликт в Донбассе. Двусмысленное миротворчество Минска
Как Лукашенко хочет использовать конфликт в Донбассе. Двусмысленное миротворчество Минска
© president.gov.ua | Перейти в фотобанк

Составители меню

Первая конференция «Минского диалога» называлась «ЕС, Россия и страны Восточной Европы: как преодолеть разногласия?». Это был март 2015 года. Сразу после заключения Минских соглашений Россия, как в начале 80-х СССР, была обложена санкциями и бойкотами. Но Запад даже не думал сжигать мосты. На смену дипломатам вползли их «экспертные площадки». В презентации на сайте так и написано: миссия — предоставлять открытую профессиональную площадку без геополитических разделительных линий для исследований и дискуссий о международных отношениях и безопасности в Восточной Европе. Меню составляет сообщество профильных экспертов-бумагомарак, которые везут в Минск тома макулатуры, которые никто не читает: «аналитические публикации и доклады по итогам мероприятий и исследований, которые распространяются среди ключевых стейкхолдеров региональной безопасности».

В общем, площадка для прощупывания агентов влияния, в президиум которой сажают свадебных генералов. В мае 2018-го прошел первый форум «Минского диалога», который собрал более 500 участников из 59 стран мира. Его тему для пущей важности сделали девизом организации — «Восточная Европа: в поисках безопасности для всех». Лукашенко к НПО как-то не очень, в его стране с ними строго. Но на фоне охлаждения отношений с Москвой они пришлись ко двору: 26 апреля 2019 года «Минский диалог» был зарегистрирован главным управлением юстиции Мингорисполкома как научно-просветительское учреждение «Совет по международным отношениям «Минский диалог». Теперь это официальная, а не неформальная организация со всеми вытекающими. Координирует ее доктор Вольфганг Зендер, глава белорусского филиала Фонда Конрада Аденауэра.

Лукашенко назвал происходящее в Донбассе конфликтом России и Украины
Лукашенко назвал происходящее в Донбассе конфликтом России и Украины
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

Сервировка стола

«Европейская безопасность: отойти от края пропасти» — название сессии, которая состоялась 7-8 октября в Минске. Эксперты — люди тёртые и все вышеизложенное о «Минском диалоге» прекрасно знают. Так что нарекли сессию «съездом бывших», ибо среди высоких гостей экс-президент Грузии, экс-президент Хорватии. Ярким алмазом сверкает экс-командующий армией США в Европе Бен Ходжес. Старый солдат, не зная слов любви, 3 октября доложил, что аварию на еще не запущенной БелАЭС Россия может использовать для ввода войск в Беларусь. Ну и наконец украшением стола служит экс-глава европейской дипломатии — ее сиятельство Кэтрин Маргарет Эштон, баронесса Эштон Апхолландская. Та самая, которая пометила территорию Украины во времена Евромайдана, переворота и АТО и, ничего не свершив, а, напротив, все запутав и уничтожив, удалилась со своего поста на экспертные площадки по России, Белоруссии и прочим непростым странам. Не менее сиятельных экспертов со стороны США и Великобритании к столу было приглашено также немало.

При этом от ЕС приглашенных было меньше: доминировали представители буферных постсоветских государств «санитарного кордона». То, что площадкой стала Белоруссия, — очень важный маркер. Что бы ни говорил Лукашенко, знающий цену «экспертам», у Запада своя научная доктрина — сделать Белоруссию своим «бастионом». И уже упомянутый Бен Ходжес в сегодняшнем интервью TUT.by заявил не только о том, что «Беларусь больше не последняя диктатура Европы», но и высказал мнение, что «от идеи Союзного государства, я думаю, ничего хорошего для Беларуси не выйдет». Представительство России было не очень весомым, но оно было. Это Алексей Венедиктов от «Эха Москвы», Алексей Громыко от института Европы РАН, Тимофей Бордачев, Андрей Сушенцов от клуба «Валдай» МГИМО и другие эксперты. Из действующих политиков в Минске заявлены сенатор Алексей Пушков и депутат Вячеслав Никонов. Оба от «Единой России».

За нефть и шпионов. Зеленский и Лукашенко теперь потихоньку дружат против России
За нефть и шпионов. Зеленский и Лукашенко теперь потихоньку дружат против России
© president.gov.ua | Перейти в фотобанк

Тост от хозяина

Все, что сегодня цитировали СМИ, было сказано в ходе выступления Александра Лукашенко. Основные тезисы президентского тоста: торговые войны и санкционное противостояние рушат мировую экономику, ужесточается борьба за энергоносители и сырье (нам с этим жить), Россия и НАТО могут начать ядерную войну (ракеты полетят над Минском), Зеленский — настоящий патриот своей страны; на Украине не гражданская война, но украинско-российское противостояние, к «нормандскому формату» стоит подключить США. Наконец Европе нужна новая концепция безопасности — «Хельсинки-2». Минск может стать площадкой. Тезисы эти родились не сегодня и не вчера, Бацька продвигает их везде не без интереса закрепить посредническую роль своей страны надолго.

Кремль по поводу белорусских миротворцев уже отвечал в негативном смысле во время визита Лукашенко в Житомир. Отклонили инициативу и в этот раз, поправив партнера в том, что конфликт в Донбассе является внутриукраинским, а Россия не является его участницей. Что же касается остального, то с инициативой быть за все хорошее против всего плохого Москва никогда не спорила. Да — война возможна, если начнется — ракеты не будут разбирать, над чем лететь и куда падать. Двух мнений быть не может, что договариваться нужно. Но только не так, как это было в начале и середине 80-х с США и СССР. Мнение экспертного сообщества — это прекрасно. Но кто знает, где заканчивается «эксперт» и где начинается шпион и диверсант? Роль тех же Ходжеса и Эштон, когда они еще не сидели в президиуме «Минского форума», была такова, что Украина умылась кровью, мир увидел призрак демона холодной войны, а политики заговорили о пусках ядерных ракет. Ну и кому интересен такой банкет?

После бала

Экспертные площадки, организованные западными НПО, которые курируют профессиональные разведчики в должности директоров именных брендированных фондов, — это, конечно, хорошо. То, что от России слушать мнения экспертов и элит поехали сенаторы от ЕР, — бодрит. Но важно понимать, что от раз заключенных соглашений лучше не отступать. И коль скоро они носят название «минских» и заключены на территории союзника России, это только обязывает стоять на достигнутом и отстаивать договорные позиции, а не искать «план Б». В данном случае лучшее — враг хорошего. Желание Минска увеличить свой вес на посредничестве заслуживает одобрения. Но важно не заплывать за буйки, координировать каждое слово и инициативу с Кремлем. Реальность такова, что Зеленский в Киеве хороший парень, но не орёл.

Имея 75% поддержки, он перед лицом партии войны и ее проплаченных ботов внезапно замешкался, стушевался, сорвал отвод войск и поставил под угрозу созыв встречи в нормандском формате. Зачем, имея за спиной три четверти народа, переползать в повестку 25%-ных врагов мира и поджигателей войны, непонятно. Что до Лукашенко, то объяснить его инициативность логически можно. Есть мнение, что в случае провала нормандского формата Украина будет вынуждена вернуться к теме размещения миротворческого контингента в Донбассе. И тогда тема, которую продвигает Бацька, имеет шанс выстрелить. Надежда слабая, но она есть. Хотя важно понимать, что провал нормандского формата здесь и сейчас станет провалом Зеленского и его наполеоновских планов вдребезги, на взлете. Если это случится, президентская карьера Владимира Александровича станет самой короткой в истории Украины, а страна погрузится в новый виток гражданской войны — теперь повсеместной.