Введение

Знаешь, дорогой читатель, у текстов есть настроение, но не то настроение, которое накрывает читателя с головой после прочтения, а то чувство, которое испытывал автор в момент написания. Почти каждый из написанных мною материалов я предвкушала, какие-то получились лучше, какие-то хуже, но предварительный трепет перед написанием текста — это абсолютно моя история. Некоторые тексты между собою похожи, тематически и настроенчески. Так, например, материал о женщинах, восстановивших Донбасс после Великой Отечественной войны, и история про шахтёрскую мать идут рука об руку. Статья на смерть Иосифа Кобзона и заметка-плач о Захарченко навсегда будут вместе — их связал трагический август 2018 года.

Кобзон отдал жизнь на войне за Донбасс
Кобзон отдал жизнь на войне за Донбасс
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк
Сегодняшний текст берёт своё начало в другом тексте про совершенно другую женщину. Ту, другую, я назвала Юла, эта, моя сегодняшняя героиня, носит имя Юля. Первая — снайперша (разговорный и немного смешной феминитив), вторая — певица, обе по-птичьи тонки и стремительны, обе когда-то выбрали войну и ни о чём не жалеют. Нет, не войну они выбрали, они, конечно, выбрали мир, просто за мир, чтобы он наступил, им приходится воевать. Поверь мне, дорогой читатель, они невероятно похожи, хотя на первый взгляд так не кажется. Женщина-снайпер и певица. Они для меня словно сёстры.

Ту-лу-ла

Она — женщина, она — певица, она ездит на Донбасс. Сегодня, 7 августа 2019 года, у неё день рождения, ей исполняется сорок один год. Она родилась в Свердловске, но порою мне кажется, что в Донецке. Захар Прилепин о ней в книге «Некоторые не попадут в ад» написал так: «В Донецк приезжали петь Иосиф Кобзон, но он делец, к тому же донецкий делец, и эта, как её, Юля — ту-лу-ла, но она невменяемая. Нормальные люди едут в нормальные города ближнего зарубежья, а не в разверстое адище с мороками и морлоками».

Война миров. Лимонов устроил Прилепину жаркий Донецк
Война миров. Лимонов устроил Прилепину жаркий Донецк
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк
Я отлично помню Юлю Чичерину времён ту-лу-ла и знаю Чичерину сегодняшнюю, донбасскую. Это две разные Юли, как мне кажется, но Юля со мной спорит: «Я не чувствую какой-то разницы глобальной, моя жизнь для меня течёт очень естественно, плавно, без внутренних скачков, а то, что творится вокруг, так мир всегда был жесток и хаотичен, сейчас ещё ничего, я считаю, нам повезло, чем, например, жителям средневековья». И я почти соглашаюсь с моей героиней, но потом пересматриваю клип-миллионник «Ту-лу-ла» и такой же миллионник «На передовой». Между песнями больше пятнадцати лет. В «Ту-лу-ле» Юля стоит «на краю, на обрыве», а во второй песне она рассказывает про ад, который совершенно точно не только под землёй, но и на земле. И устроили этот ад люди. Или те, кто называют себя людьми…

Конечно, человек — это процесс, а не результат. Между невестой на капоте и девочкой, рассказывающей про Донбасс, полтора десятка лет. У невесты были почти детские щёки, у сегодняшней Юли другое лицо: строгое и взрослое. От сегодняшней Юли идёт свет. Вот прям идёт, ровно такой же свет я встречаю от лиц людей в городах, находящихся близко к линии фронта. И есть ещё одно! Кажется, Юле теперь почти всё равно внешнее и наносное. Она пришла на недавнюю презентацию книги об Олесе Бузине очень скромно одетой: тёмные джинсы, ботинки, какая-то футболка. И вся её одежда говорила: «Юле не нужна рама, Юля про другое, про настоящее…»

И эта новая Юля пела: «И плевать, что никто не хотел умирать, нам не жалко себя, а тем более слов и свинца…» Тут такое дело, я, привыкшая к прямым лирическим высказываниям Евгения Евтушенко через одежду, во все глаза смотрела на Юлию и понимала, какая у них всё же разная степень внутренней свободы.

«Ты не знала меня раньше, меня раннюю, — говорит Юля, — по песням и по ролям в кино нельзя судить людей, на этом попались простаки украинцы, выбрав Зеленского после просмотра сериала. Ведь, если быть таким наивным, тогда герой русского мира Анатолия Пашинина по фильму «Грозовые ворота» или вдохновитель славянского братства Константин Кинчев выступают как ошибка системы, как сбой. Ничего особо не меняется, кроме ситуаций, кто пел раньше про русский дух и силу, в критической ситуации заметались, побоялись «бить или бежать», многие засунули головы в песок для безопасности, самые невежественные стали извиняться и работать на противника! Так часто случается с артистическими натурами, я же успела сконцентрироваться и встать в свой строй, а то, что моя «Ту-лу-ла» стала казаться легкомысленной, так теперь она звучит как воинственный клич и по-прежнему актуальна, мир поменялся вокруг нас, и каждый проявился по-своему».

Количество и качество

Сегодня у нашей Юли (хочется именно так её называть — наша Юля) десять песен о Донбассе: «Пожалуйста», «Мой Сталинград», «На передовой», «Моя Спарта», «Рвать», «Бог устал без хороших людей», «Пересвет», «Добровольческая», «Дискотека», «Его Оплот». «Его Оплот» — саундтрек для одноимённого фильма Семёна Пегова про Батю, выйдет в конце августа.

Песни Юли Чичерной сотканы из разных взглядов и ракурсов. «Военкор Пегов — это про самые горячие точки, острый ракурс, — говорит Юля, — Бобунец — это про взгляд из России на всё это. Скобцов — взгляд изнутри коренного жителя. Конечно, и Макс Фадеев! Он гениальный художник. Мой же взгляд — это что-то среднее между всем этим, потому что я вижу всё, так как бываю везде, а когда я пою эти песни, то вижу все ракурсы, эти песни пронизывают меня, и я могу передать это слушателю. В общем, это работа большого коллектива — моих неравнодушных и бескорыстных соратников! Самое важное, что все эти песни о настоящих героях, о героическом Донбассе, о стойкости, терпении и подвиге народа, это история этой войны от очевидцев».

Чичерина: После смерти Захарченко Донбассу надо войти в состав России
Чичерина: После смерти Захарченко Донбассу надо войти в состав России
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк

Радость каждого дня

«Каждый день я стараюсь радоваться, — говорит Чичерина, — если нам радостно, значит рядом ангел-хранитель, а если мы грустим и плачем, то в этом случае бесы душат нас и тянут на дно!» Счастье в помощи окружающим — это суперформула по мнению Чичериной да и по моему тоже. «Когда ты помогаешь тем, кому это точно необходимо, и при этом обязательно бескорыстно, в твоём сердце включается фонтан счастья, — говорит Юля, — я часто это чувствую после концертов на передовых позициях и в госпиталях, а то, что называют счастьем в западной культуре, — это успех (как типа у украинцев «запановать»). Так вот успех никак не связан со счастьем, а только с несчастьем, увы. К сожалению, люди наступают на эти грабли бесконечно, стремятся насытить свои бездонные аппетиты и ждут появления счастья, а его всё нет, лишь тревоги за потенциальные потери и упущенные выгоды».

О Донецке

Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
© Павел Нырков
Чичерина многажды была в городе роз и его окрестностях, приезжала и до событий, но настоящей точкой притяжения наша земля стала для Юли с началом войны. «Донецк в мирное время, когда я ездила на гастроли, — это уютный, ухоженный город для людей, — вспоминает Чичерина, — со скверами и набережными, и миллионом роз, конечно. В военное время, когда некоторые уехали, Донецк сильно преобразился. Преобразил город несломленный дух оставшихся жителей. Он стал героическим городом-крепостью из параллельного мира. Сейчас, когда «понауехавшие» вернулись, Донецк снова превратился в уютный и гламурный город, но теперь я знаю, что внутри него мощный стержень, на котором всё держится. Стержень этот — люди, которые не подминаются под изменчивый мир и не бегают туда-сюда, а стоят за свою землю».

«Здесь даже воздух другой»

Какой же Донбасс без шахты? После того как Юля Чичерина однажды спустилась в шахту, она поняла: «Это шахтёрский край, здесь всегда надо прикрывать спины товарищей, иначе просто не выжить, шахта это дисциплина и героический самоотверженный труд, здесь предательство невозможно, только победа. Донбасс весь изрыт шахтами, сама земля воспитывает трудолюбивый, отважный народ, здесь раньше была степь, сейчас — цветущий край, все растения посажены человеческими руками, Донбасс — это передовая русского мира, держится на труде, бесконечном терпении, воле и мужестве людей, которые не покидают свой край в критические моменты».

Гулливер в стране моральных лилипутов. Оружие Бузины не залежалось на складе
Гулливер в стране моральных лилипутов. Оружие Бузины не залежалось на складе
© РИА Новости, Нина Зотина | Перейти в фотобанк

Красная линия, которая проходит через весь этот текст, тот самый стержень — не уезжать, оставаться, стоять до конца, не метаться, а быть, чувствовать землю под ногами, врастать в неё по самое горло, по самое певчее горло, из которого не хрип, а песня: «Меня убил красивый большой самолёт, я ему улыбалась, а он и не знает. Я так рада была, когда он летел. Мне ведь нравится, когда самолёты летают. Пожалуйста, пусть больше никто не умрёт…»

Так выходит, что в редакцию сайта Украина.ру этот материал отправляется 6 августа 2019 года, за день до дня рождения Юли и аккурат в день 74-й годовщины ядерной бомбардировки Хиросимы. У Донецка есть своё собственное 6 августа. В 2014 году в этот день по Донецку силами ВВС Украины был нанесён авиаудар, информация об этом легко ищется в интернете, хотя некоторые видео уже удалены. Донецк после авиаудара 6 августа 2014 года задрожал, но выстоял, и до сих пор стоит, и будет стоять всегда.

Ответ на любимый вопрос Анны Ревякиной

Вышинский, Чичерина, Монсон и Глинка стали лауреатами конкурса имени Олеся Бузины
Вышинский, Чичерина, Монсон и Глинка стали лауреатами конкурса имени Олеся Бузины
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Любая война рано или поздно заканчивается — я часто повторяю эту фразу. Вопрос в другом. Когда закончится наша война, и как мы будем мириться? И будем ли мириться? И я не устаю об этом спрашивать своих героев, мне важно знать, что они думают по этому поводу. У Юли Чичериной есть своё мнение и свои ответы на мои вопросы. «После того как Каин убил Авеля, — отвечает Чичерина, — мира никогда не было и не будет, даже между самыми близкими. Гражданские войны и постоянные военные конфликты говорят об этом, все соседи любят только сильных и могущественных. Если армия в упадке, бывшие друзья пытаются ухватить себе кусок пожирнее, единственные союзники — это армия и флот. Нужно обладать неимоверной силой, чтобы сдерживать постоянную агрессию, хочешь мира — всегда готовься к войне…»

И, конечно, Юля права, история нас ничему не учит. Или учит, но не тому, чему должно учиться. Каждое последующее поколение наступает на грабли прошлого. Гонка вооружений и бряцание оружием — это всё части вечного круговорота мира и войны в природе. Почему мы, потомки великих воинов прошлого, так легко согласились признать немирье? Всему виной то ли короткая память, то ли гордыня, то ли ещё что-то… Наступит ли на нашей планете такой день, в котором найдётся место слову «хватит»? Хватит воевать, хватит убивать друг друга.

Человечество придумало миллион изощрённых способов уничтожать себя. Удастся ли будущим поколениям переломить ситуацию, избавиться от проклятья братоубийственной войны? Вряд ли! Кажется, реально мир способен ценить лишь тот, кто знает смертельную цену войны. Не понаслышке, а на личном опыте, на горьком личном опыте.