После поражения Консервативной партии на парламентских выборах 1945 года Уинстон Черчилль покинул пост премьер-министра Великобритании и ушёл в оппозицию. Зимой 1946 года он поехал на отдых в США, а перед отъездом получил от американского президента Гарри Трумэна предложение выступить в пресвитерианском Вестминстерском мужском колледже, расположенном в его родном городе Фултон (штат Миссури), на ежегодной лекции по мировым проблемам, организованной местным частным фондом. Черчилль принял приглашение и отказался от положенного гонорара в $5000.

Речь, изменившая мир

5 марта Трумэн представил аудитории британского политика как выдающегося гражданина мира, сам же Черчилль в начале речи отметил, что говорит только от своего имени — у него нет ни официального поручения, ни статуса для такого рода выступления.

Политик выразил обеспокоенность, что свободы, которыми пользуются граждане во всей Британской империи, не действуют в значительном числе стран — простые люди там находятся под властью полицейских правительств.

«На картину мира, столь недавно озарённую победой союзников, пала тень. Никто не знает, что Советская Россия и её международная коммунистическая организация намереваются сделать в ближайшем будущем и каковы пределы, если таковые существуют, их экспансионистским и верообратительным тенденциям. Я глубоко восхищаюсь и чту доблестный русский народ и моего товарища военного времени маршала Сталина. Мы понимаем, что России необходимо обеспечить безопасность своих западных границ от возможного возобновления германской агрессии. Мы рады видеть её на своем законном месте среди ведущих мировых держав, однако я считаю своим долгом изложить вам некоторые факты о нынешнем положении в Европе», — заявил Черчилль.

Он верил, что Россия хочет не войны, а плодов войны и безграничного распространения своей мощи и доктрин. Из наблюдений за союзниками во время войны он сделал вывод, что русские ничто не почитают так, как силу, и ни к чему не питают меньше уважения, чем к военной слабости, стало быть, старая доктрина равновесия сил была уже непригодна.

Ялтинская конференция 1945 года — последний формальный раздел мира
Ялтинская конференция 1945 года — последний формальный раздел мира
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

«От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике на континент опустился железный занавес. По ту сторону занавеса все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы — Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Все эти знаменитые города и население в их районах оказались в пределах того, что я называю советской сферой, все они в той или иной форме подчиняются не только советскому влиянию, но и значительному и все возрастающему контролю Москвы. Только Афины с их бессмертной славой могут свободно определять свое будущее на выборах с участием британских, американских и французских наблюдателей. <…> Коммунистические партии, которые были весьма малочисленны во всех этих государствах Восточной Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность, и всюду стремятся установить тоталитарный контроль», — заявил Черчилль.

Британский политик в своей речи акцентировал внимание на том, что без братского союза англоязычных народов невозможно ни предотвратить войну, ни добиться расширения влияния ООН, а это означает необходимость поддерживать особые отношения между Британским Содружеством и Британской империей и Соединёнными Штатами.

14 марта в интервью газете «Правда» председатель Совета министров СССР Иосиф Сталин расценил речь Черчилля как опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами и осложнить их сотрудничество.

«Господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. По сути дела, господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда всё будет в порядке, — в противном случае неизбежна война», — заявил он.

Трумэн пригласил Сталина в США, чтобы выступить с обращением к американской нации, однако советский политик отказался, сославшись на рекомендации врачей не совершать длительные путешествия.

Мир раскололся пополам

Именно 5 марта 1946 года — день, когда Черчилль произнёс фултонскую речь, — принято считать началом эпохи холодной войны.

Этот термин ввёл в употребление писатель Джордж Оруэлл. В статье «Ты и атомная бомба», опубликованной в британской газете Tribune 19 октября 1945 года, он написал, что наличие атомной бомбы у нескольких крупных государств привело бы к разделению всего мира между ними и к формированию двух-трёх «чудовищных сверхгосударств», которые договорились бы не использовать атомное оружие друг против друга, но находились бы в состоянии постоянной холодной войны.

Практические шаги по реализации тезисов, озвученных Черчиллем, обозначил Трумэн во время выступления в Конгрессе 12 марта 1947 года. В странах Европы, которые от гитлеровских захватчиков освободили советские войска, распространялась коммунистическая идеология, а вот граничащие с ними государства президент США хотел привлечь в стан капиталистов за счёт оказания всевозможной помощи: от материальной до военной. Конгрессмены поддержали предложение Трумэна предоставить Греции и Турции $300 млн и $100 млн соответственно, а также направить туда американских военнослужащих и гражданских специалистов для контроля за расходованием этих средств и проведения государственной модернизации. Этот расчёт впоследствии оправдался: Афины согласились разместить на территории страны военные базы США, а Анкара — американское ядерное оружие на авиабазе «Инджирлик».

Пока Советский Союз, истощённый почти пятью годами боевых действий, пытался восстановиться, Вашингтон, понесший наименьшие потери от войны, ещё сильнее привязывал к себе европейцев. 5 июня госсекретарь США Джордж Маршалл представил Программу восстановления Европы, известную как «план Маршалла», которая предусматривала предоставление 17 странам Европы (Великобритания, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Швеция, Норвегия, Дания, Ирландия, Исландия, Португалия, Австрия, Швейцария, Греция, Турция, позже — Западная Германия) безвозмездной помощи и дешёвых кредитов в обмен на выведение коммунистов из состава своего правительства.

Фултонская речь Черчилля: Как бывший премьер-министр разделил мир железным занавесом

Государства Восточной Европы и Финляндия отказались от участия в этом проекте. За период с 4 апреля 1948 по декабрь 1951 года Штаты выделили на эту программу $12,317 млн, однако деньги предназначались не для сокращения дефицита бюджетов западноевропейских государств, а для импорта различных товаров американского производства: 2/3 поставок приходилось на продовольственную продукцию, топливо и удобрения, 1/3 — на сельскохозяйственную продукцию, а именно муку. Таким образом, значительная часть выделенных Вашингтоном средств вернулась обратно в экономику США. В свою очередь, не только государства-участники программы сближались с Вашингтоном, но и происходила интеграция внутри Европы, которая в конечном результате оформилась в виде Европейского объединения угля и стали, а затем Евросоюза.

Мир на грани войны

Вскоре противостояние между социалистическим и капиталистическим лагерями пополнилось военным компонентом.

В рамках доктрины Трумэна 1947 года, которая, помимо помощи европейским партнёрам, предусматривала сдерживание СССР, 4 апреля 1949 года министры иностранных дел 12 стран — США, Канады, Великобритании, Франции, Италии, Дании, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, Исландии, Норвегии и Португалии — в Вашингтоне подписали Североатлантический договор с целью укрепить стабильность и повысить благосостояние в Североатлантическом регионе. В частности, статья 5 документа гласит, что нападение на одно из государств рассматривается как агрессия против всех стран-участниц. Так появилось НАТО.

Примечательно, что все европейские страны, присоединившиеся к новой организации, получали помощь по плану Маршалла, а в 1952 году к ним присоединились Греция и Турция, получившие деньги и военную помощь по инициативе Трумэна.

Первый генеральный секретарь лорд Гастингс Исмэй очень чётко и открыто назвал цель альянса: «Держать Америку в Европе, Советский Союз — вне Европы, а Германию — под контролем Европы».

Вопреки последнему тезису, Западная Германия всё же получила статус члена НАТО.

Советский Союз не мог бездействовать в этой ситуации и в качестве противовеса Североатлантическому альянсу создал Организацию Варшавского договора. СССР, ГДР, Польша, Венгрия, Чехословакия, Болгария, Румыния и Албания обязались воздерживаться от угрозы силой или её применения, а в случае вооружённого нападения на кого-либо из них немедленно оказывать помощь всеми необходимыми средствами, в том числе применение вооружённых сил.

Символом холодной войны стала Берлинская стена, возведённая в 1961 году по рекомендации секретарей коммунистических и рабочих партий стран Варшавского договора и на основе решения Народной палаты ГДР. Заградительное сооружение длиной 155 километров разделило Восточный и Западный Берлин. Несколько станций метро закрыли, телефонную связь разорвали, жителей домов, расположенных рядом со стеной, выселили. Жители ГДР неоднократно пытались преодолеть стену и попасть на другую сторону, как минимум для 136 человек попытка оказалась смертельной.

Борьба двух лагерей чуть не довела мир до ядерной войны. К 1960 году США имели значительное превосходство над СССР по стратегическим ядерным силам: 6000 боеголовок против 300. Более того, в 1961 году Вашингтон приступил к размещению в районе турецкого города Измир 15 ракет PGM-19 «Юпитер» средней дальности с радиусом действия 2400 км, то есть способных долететь до Москвы, перед которыми советская сторона была беззащитна. У Союза не оставалось иного выхода, как поступить аналогичным образом и разместить ракеты средней дальности в непосредственной близости к США — на Кубе. К тому же в результате революции к власти на острове пришёл коммунист Фидель Кастро.

Минобороны РФ рассказало о потерях СССР на Кубе во время Карибского кризиса
Минобороны РФ рассказало о потерях СССР на Кубе во время Карибского кризиса
© РИА Новости, Юрий Сомов | Перейти в фотобанк

В рамках операции «Анадырь», разработанной Генеральным штабом ВС СССР, на Кубу доставили ракеты, в том числе ядерные, необходимое оборудование и специалистов. Никто из капитанов кораблей, перевозивших вооружение, не знал о содержании груза. Президент США Джон Кеннеди говорил, что категорически не приемлет никакого советского вооружения у своих берегов, на что первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв отвечал, что это исследовательское оборудование. Американские самолёты-разведчики регулярно проводили полёты над островом, и 15 октября майор Ричард Хейзер на своём U-2 смог, как установило ЦПУ, сфотографировать советские баллистические ракеты средней дальности Р-12. 22 октября в обращении к нации Кеннеди объявил о наличии ядерного оружия СССР на Кубе и начале блокады острова Военно-морскими силами США. Пик кризиса пришёлся на 27 октября, когда советские военные сбили в небе над Кубой американский самолёт U2, которым управлял Рудольф Андерсон. К счастью, сторонам удалось достичь компромисса и положить конец этой истории: СССР согласился убрать ракеты с Кубы, а США гарантировали отказ от вторжения на остров и обещали демонтировать свои ракеты в Турции и Италии.

Эпоха разрядки международных отношений

1970-е годы ознаменовали переход от конфронтации к миру. 22-30 мая 1972 года, впервые после окончания Второй мировой войны, состоялся визит президента США в СССР. Итогом переговоров американского лидера Ричарда Никсона и генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева стало подписание договоров по ПРО и ОСВ-1 (об ограничении систем противоракетной обороны), а также политической декларации «Основы взаимоотношений между СССР и США», в которой было сказано, что различия в идеологии и социальных системах не должны быть препятствием для мирного сосуществования капиталистических и социалистических стран.

Важное значение имела и встреча президента США Рональда Рейгана с генеральным секретарём ЦК КПСС Михаилов Горбачёвым 11-12 октября 1986 года в Рейкьявике. Никакие документы политики тогда не подписали, но достигнутые договорённости лягут в основу двусторонних договоров по контролю над вооружениями, заключённых в 1987 и 1991 годах.

Символическим окончанием холодной войны эксперты называют неофициальные переговоры на борту советского теплохода «Максим Горький» 2-3 декабря 1989 года около берегов Мальты, во время которых Горбачёв заявил: «СССР готов больше не считать США своим противником и публично заявить об этом. Мы открыты для сотрудничества с Америкой, включая сотрудничество в военной области» — 41-й президент США Джордж Буш-старший, в свою очередь, сказал: «Мы находимся на пороге волнующих новых отношений между США и СССР».

Однако победитель в холодной войне всё же был один — Вашингтон. Не сумев преодолеть внутренние проблемы, СССР распался, что стало свидетельством несостоятельности социалистической системы. Страны, которые некогда входили в Организацию Варшавского договора, вошли в НАТО.

Лавров исключил начало новой холодной войны после выхода США из ДРСМД
Лавров исключил начало новой холодной войны после выхода США из ДРСМД
© РИА Новости, Григорий Сысоев | Перейти в фотобанк

Так завершилась эпоха, начавшаяся после выступления Черчилля в небольшом американском городке. Однако родственники британского политика не склонны преувеличивать значение слов, произнесенных им в далёком 1946 году.

«Это не было началом. Черчилль сказал то, что думал, что было ослепительно очевидно для многих. Дед ещё до окончания войны знал, что история будет двигаться в таком направлении. И это его печалило, угнетало. Вспомните, что произошло уже после Тегерана-43 на конференции в Ялте, где его как бы отодвинули в сторону. Возможно, больше всего в жизни он сожалел о том, что так и не увидит окончания этой холодной войны. Он был бы счастлив, если бы события в мире пошли иным чередом, но… Да и речь в Фултоне я не считаю чем-то уж таким особым. Просто президент Трумэн попросил деда выступить. И он выступил с тем, что у него действительно наболело», — сказала его внучка Селия Сандис, снявшая фильм «Лев и медведь» об отношениях Черчилля и Сталина.