По декабрьским опросам, проведенным разными социологическими компаниями, лидер свежесозданной «Оппозиционной платформы — За жизнь» стабильно занимает четвертое место в рейтингах, имея около 8,3% от общего числа опрошенных и 11,0 — 11,6% от числа собирающихся идти на выборы и определившихся со своим кандидатом избирателей. Это хороший результат, лишь немного уступающий занимающим места выше, исключая разве что Юлию Тимошенко (11,9% — 14,8% от общего числа опрошенных и 20,0 — 21,2% от числа намеренных идти на выборы и определившихся со своим кандидатом).

Юрий Бойко. Справка
Юрий Бойко. Справка
© commons.wikimedia/Government.ru
Между тем еще в октябре Юрий Бойко стабильно имел рейтинг порядка 5-6% от общего числа опрошенных и 8-9% от числа намеренных идти на выборы и определившихся со своим кандидатом. После объединения 9 ноября с партией «За жизнь» Вадима Рабиновича рейтинг Бойко резко скакнул вверх, так что опрос, проведенный 18-22 ноября Центром социальных исследований «София», зафиксировал даже его выход на второе место с 14,1% от числа тех, кто намерен идти на выборы, против 16,2% у Юлии Тимошенко.

Если же брать регионы, проведенные с 16 ноября по 4 декабря опросы Социологической группы «Рейтинг» показывают, что Бойко занимает первое место в Донецкой (с 13,7% от общего числа опрошенных, 16,7% от числа тех, кто намерен идти на выборы, и 19,2% от числа намеренных идти на выборы и определившихся со своим кандидатом), Луганской (11,5%, 14,6% и 22,5%) и Харьковской (11,4%, 14,5% и 19,8%) областях; второе — в Запорожской (12,5%, 19,1% и 22,0%) области; третье — в Одесской (8,6%, 13,1% и 15,2%), Николаевской (7,4%, 10,6% и 15,2%), Днепропетровской (14,0% в последней категории, полный отчет недоступен) и Херсонской (7,7%, 10,4% и 12,4%) областях.

Кто же обеспечил Бойко такой мощный старт?

След Банковой

14 июня видеоблогер Анатолий Шарий обратил внимание на то, что с 4 числа того же месяца Юрий Бойко начал каждый день мелькать в эфире телеканала «Прямой», связанного с президентом, который ранее демонстративно игнорировал существование этого не слишком харизматичного политика. Причем представать там в позитивном ключе — его упоминают с уважением, освещают его поездки, у него берут комментарии, целые интервью (состоящие из общих фраз «за все хорошее и против всего плохого») и т.д.

«Я думаю, что администрация (президента. — Авт.)… пришла к выводу, что они смогут вывести Юрия Бойко — «рейтинг у него, смотрите-ка», выведут! — во второй тур, и во втором туре он сольется из-за вышек, из-за чего-то еще», — предположил Шарий.

Предположение вполне логичное, и вот почему. По моей информации, еще год назад в качестве идеального спарринг-партнера для теряющего популярность Порошенко рассматривался Вадим Рабинович. Во-первых, на досрочных президентских выборах 25 мая 2014 года он занял седьмое место с 2,25% голосов, на Юго-Востоке набрав по 6-9%, так что у него были и неплохой исходный рейтинг для начала раскрутки, и стойкое реноме кандидата от электората бывшей Партии регионов. Во-вторых, его фамилия, ярко выраженная внешность, пост главы Всеукраинского еврейского конгресса и наличие израильского паспорта заставили бы даже лютого националиста, зовущего Порошенко не иначе как Вальцманом, выбрать во втором туре действующего главу государства.

Но к лету 2018 года этот красивый план начал пробуксовывать. Во-первых, несмотря на надувание рейтингов, становилось все более очевидно, что Рабиновича ну никак не удастся протащить во второй тур, особенно когда голоса Юго-Востока начал забирать в свою пользу Владимир Зеленский. Во-вторых, напрямую прицепить Рабиновича к Партии регионов, а тем самым к «злочинной владе» и далее по хорошо накатанной (расстрелы на Майдане, предательство в пользу России и т.д.) было невозможно — постов при Викторе Януковиче он не занимал. Поэтому пришлось бы муссировать национальный аспект, а после прокатившихся в апреле-мае погромов ромских таборов западные правозащитники и, главное, правительства и посольства стали очень резко реагировать на проявления ксенофобии на Украине. Соответственно, кампания против Рабиновича, где бы неизбежно всплыли юдофобские моменты, не вызвала бы понимания в Европе и США.

Зато Бойко — идеальнейший кандидат из наличествующих в политическом пасьянсе кандидатов от Юго-Востока: он и «донецкий» (выходец из Горловки, тогда как Рабинович — харьковчанин), и один из лидеров Партии регионов (был заместителем ее председателя и возглавлял отделение в Киевском области), и был вице-президентом в правительстве Николая Азарова (вплоть до свержения Януковича), и замешан в ряде крупных, не особо давних и хорошо раскрученных коррупционных скандалов (пресловутые газовые вышки, тогда как Рабиновичу можно было припомнить разве что советские судимости). То есть тут можно было гораздо легче разогреть эмоции и подвести избирателей Запада и Центра страны во втором туре к простому выбору: либо Порошенко со всеми его недостатками, либо реванш Партии регионов, «донецких бандитов» и всего прочего по списку.

Взлет Бойко: реванш «регионалов» или многоходовка власти

А чтобы надутый перед этим рейтинг Рабиновича не пропал зря, его было решено слить в пользу Бойко, объединив этих политиков в рядах новой политической силы, каковой и стала в декабре «Оппозиционная платформа — За жизнь». Именно после этого рейтинг Бойко резко скакнул вверх и достиг второго места, хотя социологи говорили, что рейтинги политиков автоматически не складываются при их объединении в одной партии.

Медведчук и телеканалы

Виктор Медведчук. Справка
Виктор Медведчук. Справка
© ВКонтакте/Виктор Медведчук
28 июля в партию «За жизнь» Рабиновича вступил Виктор Медведчук, на внеочередном съезде партии 4 ноября избранный председателем ее политсовета.

Между этими датами разыгралась довольно интересная история. 29 августа владелец телеканала NewsOne Евгений Мураев, занимавший на тот момент пост главы политсовета «За жизнь», заявил о передаче управления своим телеканалом бывшему при Викторе Януковиче заместителем руководителя администрации президента Андрею Портнову, живущему в Вене и резко критикующему Порошенко. К этому моменту было очевидно, что власть решила извести оппозиционный телеканал на корню, — его пытался лишить лицензии на вещание Национальный комитет по телевидению и радиовещанию Украины, националисты брали офис телеканала в осаду и нападали на его журналистов и т.д.

И вдруг 5 октября Мураев сообщил, что новым собственником канала стал депутат от «Оппозиционного блока» Тарас Козак, являющийся заместителем Медведчука по организации «Центр правового государства» (их связывает и многое-многое другое). Портнов в тот же день сообщил о расторжении договора об управлении NewsOne в связи со сменой собственника. Перед этим Мураев хлопнул дверью, выйдя 21 сентября из «За жизнь» со словами, что не «намерен участвовать в политическом балагане».

Управлять в качестве директора после смены собственника на NewsOne пришел Юрий Будяк, работавший до этого на телеканале «112 Украина». И тут нельзя не вспомнить, что 20 августа программа «Схемы» украинской редакции радио «Свобода» установила, что несколькими месяцами ранее новым владельцем телеканала «112 Украина» стал — через «прокладку» в лице мелкого немецкого бизнесмена, являвшегося по документам новым официальным собственником, — все тот же Медведчук. При одном хозяине оперативная переброска топ-менеджмента из одной структуры в другую вполне логична.

Что интересно — еще в феврале глава Национального комитета по телевидению и радиовещанию Украины обсуждал в переписке с президентом (ставшей позже достоянием хакеров) «крайние меры» перед лишением «112 Украина» лицензии, а в апреле на телеканале сменился собственник и все претензии вдруг исчезли.

Есть четкое впечатление, что скупка оппозиционных телеканалов Медведчуком была одобрена властью, а прежними собственниками встречена негативно (то есть пришли их не спасать и защищать от Порошенко, а сливать в нужном ему направлении). А уже в декабре Медведчук и Бойко официально стали соратниками в спешно созданном главном политическом проекте для Юго-Востока страны, основными медиаопорами для раскрутки которого и станут приобретенные перед этим два популярных новостных телеканала, которые уже привыкла смотреть оппозиционная аудитория Украины.

В чью пользу

Надо понимать, что, несмотря на подросшие (другой вопрос — каким образом) рейтинги, Бойко не сможет победить на президентских выборах. Это объясняется чисто арифметически. Вспомним наиболее важные голосования (по сути референдумы), на которых встречались в финальном поединке кандидаты двух «половинок» Украины. Второй тур президентских выборов 21 ноября 2004 года — Янукович победил Виктора Ющенко с перевесом в 872 тыс. голосов (15 млн 94 тыс. против 14 млн 222 тыс.). Второй тур президентских выборов 7 февраля 2010 года — Янукович победил Юлию Тимошенко с перевесом в 888 тыс. голосов (12 млн 481 тыс. против 11 млн 593 тыс.).

Но это было возможно в границах Украины до 2014 года и при ситуации, когда Запад и Центр страны контролировали одни элиты, а Юго-Восток — другие. И невозможно после того, как Украина потеряла 2-миллионный Крым и части Донецкой и Луганской областей, которые контролируют народные республики (по официальной статистике последних, там проживает суммарно 3 млн 775 тыс. человек). Это регионы, где раньше голосовали за пророссийских кандидатов порядка 80% (в Донбассе даже порядка 90% и выше) избирателей при очень высокой (порядка 60% в Крыму, порядка 70% в Донбассе) явке.

Сейчас этих регионов в составе Украины нет, а оставшаяся часть Донбасса лишена бывшей там ранее структуры Партии регионов, ее административной и бизнес-поддержки, которая и обеспечивала рекордные явку и результаты голосования (в Донецкой области почти под 100%). Вместо этого там военно-гражданская администрация с назначаемыми из Киева главами, назначенное из Киева же руководство силовых ведомств и патрули на улицах из вооруженных националистов, легализованных в структурах МВД.

Как несерьезный стоит отмести довод, что, мол, с Западной Украины уехало на заработки в Европу столько населения, что людей там толком и не осталось, и голосовать некому. Во-первых, массово уезжали оттуда в Польшу и дальше и в 2004-м, и в 2010-м. Во-вторых, да, с 2014 года поток украинцев на Запад количественно вырос в разы (например, в 2015-м в Польше — вдвое по сравнению с 2014-м), но при этом заметно поднялась в нем и доля жителей Юго-Востока (в 2015-м таковых среди гастарбайтеров в Польше было 28,4%, тогда как до 2014 года — всего 6,3%). В-третьих, украинские заробитчане в основной массе все равно возвращаются домой, а голосовать за рубежом тоже ничего не мешает.

Таким образом, любой кандидат Юго-Востока (если он не будет харизматичен настолько, что смог бы сплотить электораты разных частей страны) будет побежден во втором туре, даже если в первом он займет первое место (а 50% с лишним в первом туре получить он не сможет, не удавалось такое никому и до 2014 года). И все свежие опросы с Бойко это показывают — во втором туре его бьет практически любой оппонент, Порошенко с его максимальным антирейтингом проигрывает Бойко, но в районе статистической погрешности (и учтем, что это до начала истерии в СМИ и соцсетях про «реванш донецких»).

Вперед — в прошлое. Выборы президента возвращают Украину в 2014 год
Вперед — в прошлое. Выборы президента возвращают Украину в 2014 год
© РИА Новости, Андрей Стенин | Перейти в фотобанк
По данным опроса Киевского международного института социологии (КМИС), проведенного с 23 ноября по 3 декабря, в случае выхода во второй тур Порошенко проиграл бы Юрию Бойко со счетом 15,3% против 19,0%, Юлии Тимошенко — со счетом 11,8% против 23,4%, Святославу Вакарчуку — со счетом 11,1% против 24,2%, Владимиру Зеленскому — со счетом 12,2% против 27,8% (погрешность при опросе составила 2,0% для величин, близких к 10,0%, и 2,8% для величин, близких к 25%). Аналогично, по данным опроса КМИС, Социологической группы «Рейтинг» и Центра Разумкова, проведенного с 19 октября по 2 ноября, во втором туре Порошенко проиграл бы Бойко со счетом 17% к 20% (цифры в опросе округлены до целых значений), Юлии Тимошенко — со счетом 14% против 29%, Анатолию Гриценко — со счетом 14% к 26%, Владимиру Зеленскому — со счетом 15% против 28% (погрешность при опросе 1,0%, так как число респондентов выше в несколько раз — 10 тысяч вместо стандартных 2 тысяч в ноябрьском опросе КМИС).

Взлет Бойко: реванш «регионалов» или многоходовка власти

Проигрыш в рамках статистической погрешности или чуть больше — это поправимо (пока что большая часть опрошенных отвечает по второму туру, что не определилась, но такого пункта в бюллетене нет, и определяться они будут, причем в условиях массированной агитации).

Как видим, Бойко является самым удобным для Порошенко кандидатом. Впрочем, как и для любого участника выборов, хотя другим это уже не так критично, как нынешнему президенту, — та же Юлия Тимошенко выигрывает во втором туре, по данным ноябрьского опроса КМИС, у всех оппонентов, кроме Зеленского (и то проигрыш со счетом 22,2% к 23,0%, то есть гораздо меньше статистической погрешности; впрочем, с такой же разницей Тимошенко обходит по тому же опросу и Гриценко — 20,8% против 20,4%).

Основной проблемой является вывод во второй тур самого Порошенко, рейтинг которого не поднимается выше третьей (а часто и пятой) строчки в президентской гонке. Эту проблемы за оставшиеся до выборов три месяца и будут ударно решать.

Зачем это Бойко и Медведчуку

Этот вопрос еще более интересен. Вряд ли стоило покупать два популярных телеканала лишь для того, чтобы освещать заведомый слив своего кандидата во втором туре выборов. Тут кроется что-то большее.

Представители бывших «регионалов» последнее время усиленно намекают России, что все происходящее — это придуманный ими хитрый план, в котором они обвели вокруг пальца и использовали глупого Порошенко и сейчас идут к победе. Но просто стоило бы напомнить, что это те еще «гениальные стратеги», которые после победы в 2010 году умудрились настроить против себя все слои общества, включая даже те, кто голосовал за Януковича. Потому что весь Юго-Восток увидел, что вместо его общей победы над националистами и сторонниками НАТО получился приход к власти клана «донецких», которые даже Крыму отказали в праве назначить местного премьер-министром республики (навязав в 2011 году выросшего в Славянске Анатолия Могилева), которые использовали русский язык и дружбу с Россией лишь как инструмент сбора голосов (а затем повели курсом на евроинтеграцию, задавив при этом пророссийские движения).

Логика здесь скорее всего весьма незатейлива. Раскрутившись на президентских выборах и получив 30-40% (максимум) во втором туре, Бойко и его «Оппозиционная платформа — За жизнь» мобилизуют избирателей Юго-Востока, мощно выступают на выборах в Верховную Раду 26 октября 2019 года и формируют в парламенте самую большую фракцию. В общем, возрождаются лучшие времена Партии регионов.

Странное ощущение, что кто-то пытается повторить сценарий 2006 года, когда на волне разочарования «оранжевыми» первое место на парламентских выборах взяла Партия регионов и премьер-министром стал Виктор Янукович (проигравший в 2004 году и взявший теперь реванш), который сразу же вступил в борьбу полномочий с президентом Ющенко. Тут стоит напомнить, что именно Медведчук в 2004 году был идеологом и разработчиком новой Конституции, превращавшей Украину из президентской в парламентско-президентскую (с перекосом в сторону парламента и его главы, на пост которого планировал перейти после окончания второго срока Леонид Кучма) республику.

А потом пошло-поехало, и в 2010 году у Украины был «пророссийский» президент.

Однако возможность сформировать парламентское большинство в Верховной Раде у «Оппозиционной платформы» под огромным вопросом, даже Партия регионов в 2006 году, получив 186 голосов, не смогла этого сделать одна без нардепов от Социалистической (33) и Коммунистической (21) партий. Теоретически недостаток голосов смогли бы восполнить депутаты от «Оппозиционного блока», «Наших» Мураева и «Возрождения» Кернеса, а также некоторые внефракционные, которых можно было бы переманить.

Тревожно: Чего ждать Украине в 2019 году
Тревожно: Чего ждать Украине в 2019 году
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Но именно теоретически, не факт, что упомянутые партии пройдут по парламентским спискам («Оппозиционному блоку» и «Возрождению» это сейчас точно не светит, «Наши» пока на грани прохождения) и что у них будет достаточно голосов, и что они захотят блокироваться с расколовшим «Оппозиционный блок» Бойко и вызывающим у Мураева далеко не самые лучшие чувства Медведчуком. Позиции Кернеса в Харькове и так очень мощны, он подружился и с новой властью в Киеве. Расчет может быть на то, что первые две партии будут вынуждены с ним объединиться (при иных условиях коалиции против прозападных и националистических депутатов не создать), а Кернеса приманит возможность войти в парламентское большинство. Привлекательность же такого альянса для внефракционных депутатов сомнительна, Запад может предложить явно не меньше.

Правда, и Конституция сегодня действует другая, возвращенная в 2010 году президентская образца 1996 года, и полномочий у премьер-министра меньше. Но все же.

Изложенная выше схема очень красивая, но зависит от огромного числа факторов и поэтому нежизнеспособна. Вероятнее всего, «Оппозиционная платформа — За жизнь» сможет создать свою фракцию в Верховной Раде, и крупную, но станет лишь эффективной страшилкой для партий, представляющих противоположный политический спектр, так что те забудут разногласия и объединятся в коалицию вроде «Европейской Украины» 2014 года и у нового главы государства будет гораздо меньше головной боли с парламентом.

Наверняка есть какие-то кулуарные договоренности, возможно, и с Юлией Тимошенко, но жизнь обычно разрушает подобные построения. Обещать можно все что угодно.