Ответы на эти волнующие многих вопросы можно найти в интервью, которое дал изданию Украина.ру известный украинский политолог Михаил Погребинский.

- На повестке дня у власти томос, мова, армия, хотя опросы показывают, что приоритетными для людей являются совсем иные темы — конфликт на Востоке, тарифы, инфляция, коррупция… Власть не видит реальных проблем или не хочет видеть? Да и с этим набором официальных лозунгов не всё в порядке. Армия — срыв призыва; мова — рассорились с соседями; вера — раскол в православии. Создать быстро «единую церковь» не получается. Выходит, программа Порошенко не отражает реальных запросов населения, и при этом менять что-то уже поздно?

— Власть всё прекрасно видит и действует вполне рационально. Используя своё доминирование в СМИ и сотни «порохоботов», переформатирует информационную повестку под себя, навязывая темы, по которым у Порошенко, как он считает, сильные позиции. Армия удерживает линию соприкосновения — и это гораздо заметней, чем срыв призыва, тем более что призывники не воюют на этой линии. Законы по языкам и языковые квоты на ТВ — заметнее, чем проблемы с Венгрией. Раскол в украинском православии не новость, он был все четверть века украинской независимости, а согласие Константинополя на томос куда заметнее, чем возможный раскол мирового православия.

Тем не менее, всех этих «побед» недостаточно — президентский рейтинг Порошенко стагнирует, что неудивительно, — в условиях холодных батарей и неподъёмных тарифов как-то вопрос о томосе становится менее актуальным, чем задача обогрева своего жилья и сведения концов с концами в бюджете семьи.

- Как вы думаете, на что готов пойти Порошенко, чтобы сохранить власть?

— На всё, что ему позволят обстоятельства и американцы. Без каких-либо ограничений. Но американцы позволят далеко не всё.

Что касается обстоятельств, то Порошенко больше всего опасается атаки со стороны национал-радикалов. У нас традиционно наиболее активны в критике власти ультраправые с базой на Западе Украины и в Киеве. Поэтому президент по существу перехватывает их лозунги, пытаясь защититься от обвинений в «пророссийскости».

Клинцевич: Заявлениями о вмешательстве РФ Порошенко готовит отмену выборов
Клинцевич: Заявлениями о вмешательстве РФ Порошенко готовит отмену выборов
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк

Социальный протест его беспокоит только во вторую очередь, тем более что его некому организовать, — все левые партии зачищены, а остатки находятся под угрозой физического насилия со стороны радикалов.

- Пока власти заняты вопросами языкознания, на Украине начались холодные бунты, тысячи украинцев живут без тепла. И это в канун выборов. Как политики воспользуются этой ситуацией? Возможен ли новый Майдан — за тепло в домах и против тарифов?

— Тимошенко оседлала тарифную тему и удерживает заметный рейтинговый отрыв от остальных потенциальных кандидатов, по последнему опросу, она выигрывает у всех во втором туре.

Но Майдан сегодня невозможен. Это специфическая западная технология смены власти, а нынешняя власть вполне устраивает Запад. Украинские олигархи, за редким исключением (Коломойский прежде всего), в сговоре с властью, по крайней мере, пока Порошенко сохраняет пусть призрачные, но всё же не нулевые шансы на второй срок. А именно они контролируют рейтинговые каналы ТВ.

Важно также, что основные проблемы с отоплением и т.п. в основном касаются малых городов. А, как известно, революции случаются в столицах. Успех «революций» 2004 и 2014 годов как раз и обеспечивали три упомянутых выше фактора — Запад, олигархи и столица.

- Можно ли верить рейтингам, которые сейчас обнародуют социологические службы?

— Когда речь идет об испытанных, проверенных временем центрах со сложившейся репутацией, то можно. Если же мы встречаемся с «данными» какого-нибудь очередного учрежденного под выборы «Центра стратегического прогноза», то они всегда будут подыгрывать тому или иному кандидату, для того и создаются.

- В чем феномен Зеленского, вышедшего, согласно рейтингам, на второе место?

— В усталости от действующих политиков и запросе на новые лица. Это аналог выбора «против всех». Как правило, большинство поддерживающих таких кандидатов в опросах (в основном молодёжь до 30 лет) не ходят на выборы. Не исключено, что симпатии к шоумену обусловлены также и его ролью критика первых лиц в его комедийных шоу или его же роль в фильме «Слуга народа».

Думаю, что Зеленский многими воспринимается как антиэлитный и антисистемный кандидат, и, соответственно, поддерживая его, люди выражают недовольство системой. Разумеется, без поддержки олигарха Коломойского, владеющего каналом ТВ «1+1», раскрутить этого комика вряд ли было бы возможно.

- Мы видим, что даже у лидеров рейтингов не очень высокая поддержка. О чём это говорит? Могут ли быть неожиданности на президентских выборах?

— Это говорит о высоком уровне недоверия к политическому классу нашей страны. Ещё никогда за время украинской независимости в высших эшелонах власти не оказывались тотально столь некомпетентные люди, которым было бы крайне опрометчиво доверить управление даже ЖЭКом в каком-нибудь жалком захолустье.

Да, был у нас президент уровня сельского бухгалтера, но в правительствах, как правило, преобладали более или менее подготовленные люди. Поэтому мы и наблюдаем запрос на обновление этой элиты, который находит свое выражение в поддержке певцов, клоунов, виртуальных партий… собственно, именно с последними и могут быть связаны различные неожиданности.

Социологи: У Тимошенко и Бойко равные шансы победить на выборах
Социологи: У Тимошенко и Бойко равные шансы победить на выборах
© ba.org.ua | Перейти в фотобанк

Ситуация в стране длительное время дестабилизируется, что формирует предпосылки для развития событий по экстраординарному сценарию. Так что исключить неожиданности невозможно.

- Есть ли на Украине реальная оппозиция? Если да, кто это? Какова её электоральная и идеологическая основа?

— В Украине есть запрос на политический курс, альтернативный нынешнему: 75-80% людей считают, что страна идёт в неправильном направлении. Этот запрос есть и со стороны Запада страны (который требует большей радикализации), и со стороны Востока. Обе части страны объединяет антиолигархическая направленность и неприятие коррупции. Отличает же их пассионарность Запада, ведущего борьбу за строительство своей Украины в Украине, и молчаливый отказ Востока воспринимать эту новую Украину.

Существуют очень широкие круги протестного электората (порядка 30-35% всех избирателей), сосредоточенного в основном в Юго-Восточных областях, условно говоря, «русской Украины». Однако политические лидеры этого региона, за некоторыми исключениями, крайне ослаблены и лишены политической воли.
Во-первых, большая приватизация времен президентства Кучмы привела к формированию устойчивой и максимально глубокой зависимости между олигархическим капиталом, который не может существовать в конфликте с властью, и политическим классом Юго-Востока.

Во-вторых, формирующий политический ландшафт Юго-Востока национальный олигархический капитал зависим, хотя и не на 100%, от западных политических партнеров и кураторов Украины и рискует в определённой ситуации в ускоренном порядке лишиться заграничных счетов и недвижимости. Таким образом, политические руководители Юго-Востока находятся в двойной зависимости.

В-третьих, утрата Крыма и потеря контроля над восточной частью Донбасса очень сильно ослабили электоральные позиции «русской Украины».

На Западе и в Киеве доминирует оппозиция, идеологически ориентированная антироссийски (союз националистов и еврооптимистов), и критикует власть как недостаточно последовательно реализующую лозунг «Прочь от Москвы». Эта оппозиция более активна и сегодня имеет своих сторонников, скрытых или явных, не только в Верховной Раде, но и в исполнительной власти, и в руководстве регионов. Именно на эту аудиторию ориентированы трое из пяти наиболее рейтинговых кандидатов — Тимошенко, Гриценко, Ляшко.

- Есть мнение, что любой новый президент, даже если это будет не Порошенко, пойдет в том же антироссийском направлении — в вопросах языка, экономики, внешней и внутренней политики. Вы согласны с этим?

— Согласен, безусловно. Силовой ресурс — государственный и ресурс улицы — в руках у антироссийски ориентированной публики. Трудно себе представить президента или премьера, который рискнёт пойти на компромисс по ключевым вопросам — Донбассу, внешнеполитическому выбору и т.п., он рискует просто быть убитым радикалами. И Запад будет готов закрыть на это глаза.

- Какая сейчас ситуация в «Оппоблоке»? Будет ли выдвинут единый кандидат от Юго-Востока или — шире — от условного «антимайдана»?

— Такой кандидат с шансами выйти во второй тур уже выдвинут, это Юрий Бойко. Во всяком случае заявка на то, что именно он будет представлять на выборах избирателей Юго-Востока, состоялась. Процесс формирования «Оппозиционной платформы — За жизнь», которая и выдвинула Бойко, как известно, модерировал Виктор Медведчук, и именно от него во многом будет зависеть успех проекта.

Ищенко: «Оппозиционный блок» раскололи, чтобы не дать Тимошенко выиграть выборы
Ищенко: «Оппозиционный блок» раскололи, чтобы не дать Тимошенко выиграть выборы
© opposition.org.ua | Перейти в фотобанк

Какие политические субъекты поддержат Бойко и насколько много их будет, пока неясно. Насколько они будут популярны и влиятельны, тоже пока непонятно. Сегодня кажется, что скорее всего именно вокруг него будут (не сразу!) консолидироваться сторонники оппозиции нынешнему антироссийскому курсу.

Проблемы, разумеется, ещё будут, в частности, связанные с нежеланием Рината Ахметова и его команды поддержать Юрия Бойко. Похоже на то, что они не смирятся с нынешним status quo и, возможно, даже попытаются выдвинуть своего кандидата. В этом случае шансы Порошенко пройти во второй тур возрастут. Если же они откажутся поддерживать Бойко и сами не станут выдвигать своего кандидата (по-моему, это весьма вероятно), то их избиратели всё равно, скорее всего, будут голосовать за Юрия Бойко. Ну не станут же они публично поддерживать Порошенко или Тимошенко, а своего лидера в оставшееся до выборов время раскрутить будет очень непросто.

- Может ли Порошенко пойти на срыв выборов?

— Это зависит от того, получит ли он добро на такой шаг в Вашингтоне и Брюсселе. Или хотя бы только в Вашингтоне.

Теоретически вполне возможен легальный срыв выборов. Например, группа депутатов обращается в Конституционный суд (КС) с конституционным представлением прояснить, означает ли признанное Законом о реинтеграции состояние российской агрессии фактическую войну, что обязывает Порошенко ввести военное положение, в условиях которого выборы невозможны.

В КС уже сейчас есть судьи, которые считают, что у нас де-факто военное положение, и на этом основании они не поддерживали инициативы о конституционных поправках (начиная с судебной реформы 2016 года). Их меньшинство, но, если бы военное положение было нужно Порошенко, их бы стало большинство. Пока такого представления в КС нет, следовательно, либо Порошенко всё ещё рассчитывает выиграть президентские выборы, либо санкции на срыв выборов в Вашингтоне не получено.

Теоретически шансы на срыв выборов все равно остаются, но, на мой взгляд, они невелики.

Прим. ред.: интервью было записано до обострения кризиса в Азовском море, который перевёл вопрос о военном положении на Украине в практическую плоскость.