В эти осенние дни, с 26 по 29 октября, в Ялте проходит IX Международный литературный фестиваль «Чеховская осень — 2018».

У самого Чёрного моря

Настоящая осень в Ялте вот уже который год начинается с «Чеховской осени», литературного фестиваля, носящего имя великого русского классика. Антон Павлович провел в Крыму последние годы своей жизни. В 1898 году купил участок земли в Ялте, а уже в 1899-м переехал вместе с сестрой и матерью. Здесь, в Ялте, Чеховым были написаны: «Дама с собачкой», «Три сестры», «Вишнёвый сад» и т.д. Всего около пяти лет прожил русский классик в Ялте как постоянный житель, но почти все главные события творческой жизни Чехова произошли именно в «ялтинский период».

Крымские морские просторы, огромные горы-звери, словно спускающиеся на водопой, разлапистые пальмы, подпирающие южное небо, — всё это та самая потрясающая природа, которую, кажется, бери да режь, намазывай тонким слоем на лист (или на холст), пиши прекрасную пейзажную лирику. Богата крымская земля и на поэтов-маринистов, и на пейзажистов. Крым — это место силы! Соленая вода самого Черного моря вспоила Чехова, Волошина, Цветаеву, Эфрона, Гумилёва, Маяковского, etc. Константин Паустовский писал про Крым: «Есть уголки нашей земли настолько прекрасные, что каждое посещение их вызывает ощущение счастья, жизненной полноты, настраивает наше существо на необыкновенное простое и плодотворное лирическое звучание».

Чеховская осень в Крыму: Для полуострова это не только литература

Чехова в Крыму обожают, ялтинцы заслуженно называли его «первейшим гражданином города». Именем Антона Павловича названы: городской театр, улица, центральная библиотека, санаторий и противотуберкулёзный диспансер. В 1953 году в центре главной аллеи Приморского парка был открыт памятник Чехову. Писатель сидит, в левой руке записная книжка, взгляд устремлён в синюю даль самого Чёрного моря, которое и похоже, и совсем не похоже на море Азовское из города детства Чехова, Таганрога.

История фестиваля

Первый фестиваль «Чеховская осень» прошёл в Ялте в 2007 году, но предпосылки его возникновения появились немного раньше. В 2003 году поэт, прозаик и публицист Тамара Егорова решила основать Ялтинское литературное объединение, которое через полтора года с благословения писателя, чеховеда и директора Дома-музея А.П. Чехова Геннадия Шалюгина было переименовано в объединение имени Чехова.

Тамара Егорова поделилась со мной воспоминаниями о том времени: «Наше объединение началось с пяти человек. Нам было сложно найти себе место для сборов в Ялте. Нас отовсюду гнали. В школах — шумно, дети бегают, в других местах — арендную плату требуют. Решили пойти на «Белую дачу», просить приюта. Шалюгин нас пустил, но предложил переименовать объединение. Так мы стали чеховцами. А через год нашёлся документ о Чеховском обществе, которое было основано ещё при сестре писателя Марии Чеховой в 1918 году. Помогали бедным, туберкулёзным, больным, решали задачи гуманитарного плана. Так мы стали правопреемниками того самого первого чеховского общества. В этом году обществу исполнилось 100 лет».

Чеховская осень в Крыму: Для полуострова это не только литература

Первые фестивали, начиная с 2007 года, были местечковыми, участие принимали только крымчане из разных городов. Участникам хотелось знакомиться хотя бы с тем, что пишется на полуострове, о «международности» тогда не особенно задумывались. Прошло несколько лет, на фестиваль начали приезжать литераторы из городов материковой Украины. Потом присоединилась Молдавия, за нею — Грузия. «Фестиваль решили проводить в октябре, приблизительно приурочили его к дате основания нашего литературного объединения — 18 октября. С четвёртого по счёту фестиваля мы осмелились называться международным», — вспоминает Тамара Егорова.

В 2014 году был проведён VII фестиваль «Чеховская осень», впервые под российским флагом, потом был перерыв, организаторы копили силы. Ударными и невероятно успешными для фестиваля стали 2017 и 2018 годы. «Восьмой и девятый фестивали взяли такую высоту, которую не брал до этого ещё ни один крымский фестиваль, кроме «Великого русского слова», проводимого Советом Федерации. Впрочем, «Великое русское слово» — это не совсем фестиваль, это скорее многовекторный форум, на котором поднимаются не только вопросы языка и литературы», — рассказывает председатель регионального Союза писателей Республики Крым Валерий Смирнов-Шумилов.

В 2018 году на фестиваль приехали участники из самых разных стран: Афганистана, Ирака, Ливии, Колумбии, России, Украины, Белоруссии, Сирии, Англии, Германии и т.д. Более чем из двадцати регионов России приехали стихотворцы на крымскую землю, надеясь на победу в самых разных номинациях: от детских стихотворений до гражданской лирики.

«Путь домой»

«Те фестивали «Чеховская осень», которые проводились при Украине, были зациклены сами на себе. Мы были несколько ограничены в привлечении поэтов и прозаиков, — рассказывает президент фестиваля Андрей Чернов, — по сути, мы расширили границы. Границы сами расширились с изменением политической обстановки. Главная цель фестиваля — сделать так, чтобы крымчан увидело и услышало максимальное количество людей из регионов РФ и со всего мира».

Но, кажется, организаторы фестиваля, сами это до конца не осознавая, работают на более высокую и долгосрочную перспективу. Благодаря подобным мероприятиям, расширяющим горизонты общей осведомленности, Крым с каждым годом становится все более открытым для людей: для европейцев, азиатов, африканцев, южноамериканцев и т.д.

Чеховская осень в Крыму: Для полуострова это не только литература

Мой друг из Колумбии, директор Института культуры имени Льва Толстого в Боготе, Рубен Дарио Флорес Арсила, член жюри фестиваля «Чеховская осень — 2018», как и ваша покорная слуга, на церемонии открытия сравнил Крым и Чёрное море с резвым скакуном, носящим шикарную гриву (crin — грива, конский волос на испанском), несущимся вдаль к цели, не видя никаких препятствий. Рубен Дарио сказал, что он открыл для себя невероятный Крым, в который хочется приезжать снова и снова. Крым, в котором можно и нужно свободно и легко говорить на языке Толстого и Чехова.

И конечно, нас всех, русских мастеров художественного слова, волнует вопрос, что изменилось в литературной среде республики после марта 2014 года. «Нас всё же при Украине прижимали с языком, — вспоминает Тамара Егорова, — сколько стихов нами было написано на эту тему, мы так протестовали. Литературная жизнь Крыма «до» от литературной жизни «после» отличается тем, что нас стали поддерживать, финансово в том числе. Раньше, чтобы провести фестиваль, нам приходилось объясняться с чиновниками и меценатами, нам часто отказывали, иногда доходило до того, что мы, литераторы, складывали свои деньги, чтобы образовать хоть какой-то фонд фестиваля. В 2013 году нам очень помогла Россия, консул в тот год приезжал из Москвы в Ялту и выступил спонсором, для нас это был глоток свежего воздуха».

Тамара Егорова с огромным трепетом вспоминает события 2012 года: «Крым еще был украинским, но в душе мы надеялись, что перемены будут. Мы проводили фестиваль и решили поехать в Севастополь, чтобы выступить в Матросском клубе, который был отреставрирован при поддержке Юрия Лужкова. Мы тогда очень хотели попасть на военный корабль, чтобы ознакомить матросов с нашей программой. Нам поначалу отказали, а потом услышали наше выступление в Матросском клубе, услышали, как мы в песнях и стихах тоскуем по Родине, и нас пустили на корабль. Это было наше огромное счастье. Это была наша поэтическая победа!»

Геннадий Шалюгин, многие годы изучающий творчество Чехова, говорит, что помнит только одно более или менее знаковое мероприятие, которое провели при Украине на полуострове и посвятили при этом Чехову. По итогам должны были выпустить сборник, но не сделали, мотивируя тем, что слишком много Чехова и слишком мало Украины. Сегодняшние реалии таковы, что Дом-музей им. А.П. Чехова переживает второе рождение, пишу об этом без лишнего пафоса, просто констатирую. Помещения и сад находятся в идеальном состоянии, изменилась сама структура музея.

«Берегите человека»

«Берегите человека», — советовал своим друзьям Антон Чехов. Образ маленького человека — важнейший для русской литературы. Автор полон пристального внимания к личности того, на кого почти не обращают внимания по разным причинам. Маленький человек Чехова напоминает читателям о милосердии, сочувствии, терпении.

Великий колумбийский и всемирный писатель Габриэль Гарсиа Маркес подобно Чехову выбирал в качестве своих лучших героев обычных людей. Он находил своих персонажей среди обычных женщин, которые готовят еду, воспитывают детей, среди обычных мужчин, страшащихся старости, смерти, одиночества, etc.

Мы сидели с Рубеном Дарио после того, как отсудили одну из секций, пили кофе и говорили то о Чехове, то о Маркесе. И вместе пришли к выводу, что, конечно, именно проблемы маленького человека самые главные. В любом обществе! На них и надо держать ориентир. Маленькому человеку, по сути, государство не нужно, маленький человек может залезть в свой футляр, закапсулироваться, обособиться, писать стихи в стол, протестовать тихо. Это государству должен быть нужен маленький человек, маленький человек — это народ, но не огромный организм народа, а одна клетка.

Может быть, впервые маленький человек, посвятивший свою жизнь литературе, в Крыму получил возможность дышать в полную грудь, писать на родном языке и надеяться на выход для своих произведений на широкую аудиторию. Может быть, впервые после страшного 1990 года, когда тогдашний председатель крымской писательской организации Анатолий Домбровский был освистан в Киеве на съезде Союза (советских) писателей Украины «Крым — ганьба!», писатели Крыма почувствовали себя нужными, ведь это так важно для творческого человека — осознавать свою необходимость!