В середине сентября на российских прилавках появилась новая книга — «Смерть замечательных людей». Нынешние украино-российские отношения переживают едва ли не худший период в своей истории. И тем удивительнее было увидеть на обложке книги среди прочих рецензию завотделом Одесского областного бюро судмедэкспертизы.

Один из двух авторов книги — также одессит, уже 15 лет живущий в России. Алексей Паевский — научный журналист, главный редактор портала «Нейроновости.Ru» и научный редактор портала «Индикатор.Ru». Его соавтор — журналистка и медик по образованию Анна Хоружая.

Издание Украина.ру расспросило Паевского о родном городе, «загадочных» смертях, болезнях и том, чему же нас учат смерти замечательных людей.

- Вы родились в Одессе?

— Да, все так. Я родился в Одессе и прожил в ней первые 28 лет своей жизни. Я учился в Одесском государственном университете и окончил химический факультет.

- Но так получилось, что сфера ваших интересов это медицина и нейробиология?

— Не совсем. Сфера моих интересов это наука вообще. Так получилось, что последние 13 лет я занимаюсь научной журналистикой, тружусь в этой области, достаточно новой для нашей страны. Другое дело, что пишу я больше всего об астрономии, химии, нейробиологии, медицине и истории науки.

- Как у вас возникло желание переехать из такого прекрасного города как Одесса?

— Тут исключительно личные мотивы. Я переехал по большой любви.

- Трудно ли было натурализоваться в России? Наше издание часто пишет о проблемах, с которыми сталкиваются в РФ мигранты из Украины.

— Проблем вообще никаких не было. Мне было просто. С 1991 года я в Одессе всегда был членом клуба «Что? Где? Когда?» и занимал в нем не последнее место. Когда я переезжал из Одессы — это был 2003 год — у меня по всему бывшему Советскому Союзу было большое количество друзей и поэтому проблем с натурализацией и обустройством не возникло.

- А как вообще возникла заинтересованность в болезнях, смертях людей?

— Здесь есть небольшая предыстория. Я достаточно давно занимаюсь научной журналистикой и явочным порядком стал одним из старейших по опыту в данной сфере. И меня достаточно давно приглашают на разные школы, мастер-классы, лагеря, где есть элементы обучения научной журналистике.

Чуть больше четырех лет назад я приехал на «Летнюю школу «Русского репортера» — сейчас это просто «Летняя школа» — образовательное мероприятие на берегу Волги около Дубны. Меня пригласили на мероприятие по научной журналистике, куда приезжали молодые люди, студенты поучиться научной журналистики, и попросили прочитать лекции о переднем крае науки. Я прочитал лекции по журналистике о медицине и о применении радиоизотопов в быту. И там на этой школе ко мне подошла очаровательная девушка, которую звали Анна Хоружая, и попросила стать ее учителем по научной журналистике. Так мы стали друзьями, соавторами.

Молодому автору, чтобы набить руку, всегда нужно писать. Мы завели совместный блог. В качестве его тематики Аня предложила историю медицины: она сама медик и тогда училась в Волгоградском государственном медицинском университете. Старшие товарищи в лице Алексея Водовозова - медицинского журналиста и блогера — это одобрили: такой темы, как оказалось, в рунете не было. Блог очень быстро стал популярным. В нем мы писали много и о разном.

Одной из самых популярных публикаций написанных Аней в самом начале существования блога стала публикация в двух частях, посвященная медицинским аспектам смерти Александра Сергеевича Пушкина: как прошел раневой канал, как ему неправильно оказывали помощь, можно ли было его спасти в те годы, можно было ли его спасти сейчас. Сначала возникла одна публикация, потом — вторая, и появилась идея отобрать какое-то количество значимых историй болезней не обязательно знаменитых людей. Наша книжка называется «Смерть замечательных людей», а не «знаменитых людей», и это важно. У нас есть там человек пять, о которых мало кто знает из обывателей.

На их примерах мы рассказали интересные истории из медицины, которые могут быть не только интересными сами по себе, но и поучительными. И не только в аспекте медицинской этики, но и того, что может быть полезно человеку. К примеру с тем же Пушкиным: нужно понимать, что в случае тяжелой травмы не нужно самостоятельно перемещать человека, ведь ему можно сделать гораздо хуже.

Потом мы договорились с издательством «Пятый Рим» — мы хорошо знакомы с директором и главным редактором. Они поддержали нашу идею и мы написали книжку.

- Вы учились в Ришельевском лицее. Буквально в трех кварталах от него находится дом Попудовой, который иногда называют также и домом Попудова. Там в 1919 году умерла знаменитая русская актриса немого кино Вера Холодная. Основная версия причины ее смерти — «испанка». Однако до сих пор популярны разные версии: что ее отравили, в том числе и при помощи белых лилий — эту версию любят экскурсоводы, что ее задушили и прочее. Так отчего же умерла Холодная?

— Тут все предельно просто. В последние ее дни Холодную обследовал и провожал в последний путь очень классный врач. Как ни странно какими-то обходными путями в мою личную библиотеку попал лондонский учебник анатомии, который был в библиотеке этого врача.

«Одесса - это чума и холера». Чему нас учат смерти великих

Вера Холодная умерла от «испанки» как и миллионы других людей. Тут ничего загадочного нет. Так, например в те же годы умерли жена и двое детей нашего будущего нобелевского лауреата Петра Леонидовича Капицы. Тогда испанский грипп унес жизни очень многих людей. Только потому, что Вера Холодная была любимицей многих людей и возникла версия о ее загадочной смерти. Не может же такой известный человек банально умереть от гриппа! Как и с Александром I. Не мог же он умереть в Таганроге! И сейчас еще рассматривают версию о том, что он был старцем Федором Кузьмичом — версию, которая появилась сильно позже смерти Александра I. Сразу же после его смерти ходило около 50 версий о том, куда он ушел и кем он стал. Это нормально.

В общем, испанка — обычный грипп, который протекал очень тяжело — с осложнениями через пневмонию и сердечную недостаточность.

- С какой болезнью у вас ассоциируется Одесса? Когда мы говорим о Феодосии, все понятно — чума: монголы, осада Каффы и все такое. А Одесса?

— Во-первых, чума — потому что там гора — Чумка — недалеко от железнодорожного вокзала. Это первая остановка трамвая, если ехать ко мне домой от железнодорожного вокзала. Она всегда так называлась. Это большая насыпь над общей могилой жертв эпидемии чумы рядом со вторым кладбищем. А те, кто жил в Одессе в семидесятые годы, как мои родители, вспомнят и об эпидемии холеры. В общем, чума и холера.

- В вашем блоге есть интересная заметка о «фосфорной челюсти» — профессиональной болезни работников спичечных фабрик XIX века. А если говорить о наших днях, когда появились новые орудия труда — компьютеры. Какие сейчас существуют болезни, связанные с производством.

— На самом деле, если говорить о компьютерах, в последней редакции международной классификации болезней есть игромания — пристрастие к компьютерным играм. Но вот еще о чем хотелось сказать. Сами компьютеры довольно безопасны. А вот с мобильными телефонами и планшетами связано нарушение сна. Если мы перестанем спать и начнем лазить по соцсетям, синий свет экрана мешает выработке мелатонина и сбивает наши циркадные ритмы. Во многих гаджетах уже появился режим «ночного» или «вечернего» света, который меняет световую температуру.

- У вас есть замечательная книга «Вообще чума»…

— На самом деле наши книги «Вообще чума» и «Смерть замечательных людей» вышли с разницей в один день и даже меньше, хотя писались они с разницей в год. Позапрошлой зимой мы написали «Смерть», но она долго готовилась к печати, а прошлой зимой написали «Чуму». Но здесь история другая — на нас само вышло издательство «АСТ» и предложило написать книгу по мотивам блога.

- Хотелось бы в связи с этим задать такой вопрос: Средние Века ассоциируются с чумой. А вот что, как вы думаете, является болезнью ХХI века?

— На мой вкус, и я думаю, что мой соавтор со мной согласится, болезнью ХХI века является болезнь Альцгеймера. В воображении людей сейчас все больше и больше наступают две болезни: рак (который на самом деле — множество разных заболеваний) и болезнь Альцгеймера. Это потому, что мы стали дольше жить. Мы стали доживать до рака, который чаще всего представляет собой накопление со временем мутаций в клетках, и до болезни Альцгеймера, которая представляет собой нейродегенеративное заболевание, при котором разрушаются нервные клетки — она чаще стартует у людей старше 70 лет.

Но если с раком мы более-менее понимаем механизм его возникновения и все остальное, то в случае с болезнью Альцгеймера мы не понимаем ее механизм. Поэтому большую часть онкологических заболеваний мы умеем лечить. Например, Нобелевская премия по физиологии и медицине присуждена в этот понедельник именно за успешную борьбу с раком. С болезнью Альцгеймера мы до сих пор многого не понимаем вообще. И ни одно лекарство, которое доходило до клинических испытаний по болезни Альцгеймера пока что не показало никакого успеха.

- Вы даже ответили на вопрос, который часто задают: почему в средневековых анналах мы не находим упоминаний о болезни Альцгеймера — болезни с такой симптоматикой?

— На самом деле симптоматика понятна. Болезнь Альцгеймера и болезнь Паркинсона мы найдем. Болезнь Паркинсона впервые полноценно описали как болезнь за полтора века до самого Паркинсона, а сами симптомы были известны и ранее. Просто чтобы отличить ту же болезнь Альцгеймера от других — к примеру, от старческого маразма, нужно было проводить вскрытие. В Средние Века их не очень-то и проводили по понятным причинам.

- В последнее время стремительно становится популярной наука, научно-популярные произведения: ваши книги, книги Аси Казанцевой; профессор Сергей Савельев пишет книгу о мозге и на нее выходит критическая рецензия на сайте «Антропогенез», все это живо обсуждается; появилась премия «ВРАЛ», присуждаемая псевдоученым. С чем это связано? В те же девяностые все было наоборот: астральные поля, экстрасенсы, фотографии ауры и все в таком духе.

— В 90-ые стало можно всё. И это «всё» вырвалось на свободу. А те люди, которые могли заниматься популяризацией науки, должны были как-то выживать. Теперь же стало получше с экономикой и появилась возможность заниматься популяризацией науки. Кроме того — это целенаправленная работа большого количества людей. Нас становится все больше Спрос на это сейчас есть и очень хороший. Мы находимся на взлете.

- Может вы бы могли дать несколько советов нашим читателям? Первый мы усвоили на примере Пушкина — не заниматься помощью пострадавшим, если вы не специалист. А что еще вы можете посоветовать?

— Очень важно понимать, что в любом случае даже при плохом среднем уровне нашей медицины в любом случае лучше обращаться к врачу при недомогании. Для этого нужно очень много. Другой вопрос, что нужно найти хорошего специалиста. Для этого нужно заниматься самообразованием, чтобы отличать хорошего врача от плохого. Вот такой вот самый главный совет.

Еще совет — вести здоровый образ жизни. Это просто, но очень помогает. Больше двигаться, меньше есть, и всё такое.

Лучше спать. Вот этот совет я хочу дать всем. Это критически важно для нашего организма — спать 7-8 часов. Никакими иными способами здесь не обойтись. Это фундаментальная штука.