Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй обвинила Россию в причастности к отравлению экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля с дочерью в Солсбери в начале марта.

«Либо речь шла о прямом действии российского государства против нашей страны. Либо же российское правительство утратило контроль над потенциально катастрофически опасным нервно-паралитическим веществом и допустило его попадание в чужие руки», — заявила Мэй.

Почти одновременно с этим нидерландская программа независимых журналистских расследований Zembla сообщила об обнародовании имен главных подозреваемых по делу о сбитом в Донбассе самолете рейса МН17. Со ссылкой на экс-главу СБУ Валентина Наливайченко и бывшего начальника главного следственного управления спецслужбы Василия Вовка журналисты из Нидерландов назвали основных подозреваемых: командира ополчения и экс-министра обороны ДНР Игоря Стрелкова, его подчиненного — Сергея Дубинского, известного под позывным «Хмурый» и генерал-полковника ВС РФ Николая Ткачева.

Как говорилось в программе, представители объединенной команды следователей по делу МН17 впервые назвали имена вероятных виновников. Для этого СБУ предоставила следствию многочисленные материалы, в том числе 150 тыс. перехватов телефонных разговоров. Примечательно, что ранее — в мае 2017 года в рамках этой же программы выходило расследование о связях президента США Дональда Трампа с «русской мафией». Теперь же Россию снова обвинили в причастности к катастрофе рейса МН17.

Издание Ukraina.ru разбиралось в том, что стоит за «черным понедельником» для российско-европейских отношений.

Совпадение официальных обвинений из Великобритании по времени с неофициальными обвинениями из Нидерландов вряд ли может быть случайным.

«Конечно, из философии следует, что случайности в жизни случаются чаще закономерностей, но не в этом случае. Идет достаточно массированная и хорошо подготовленная информационная кампания против Москвы. Понятно, что за голословными обвинениями госпожи Мэй ничего не стоит и их надо было элегантно подпереть чем-то более весомым. Что может быть с этой точки зрения лучше, чем Украина? Поэтому достается снова из загашников история с «Боингом». Мы уже отчаялись дождаться внятных доказательств от голландской стороны. Очевидно, как и с вмешательством в выборы в США, нам никогда ничего не покажут. Но тем самым делается простой вывод: Россия — государство-террорист и нужно поддерживать Украину», — поясняет в комментарии изданию Ukraina.ru политолог и публицист Армен Гаспарян.

Захарова: Заявления Мэй - это цирковое шоу в британском парламенте
Захарова: Заявления Мэй - это цирковое шоу в британском парламенте
© РИА Новости, Владимир Песня | Перейти в фотобанк

Он напоминает о еще одном событии понедельника — обращении президента Украины Петра Порошенко к ЕС с просьбой предоставить Киеву оружие.

«Спустя четыре года с начала российской агрессии против Украины пришло время для ЕС назвать агрессора агрессором и стороной конфликта», — отметил Порошенко на встрече с верховным представителем Евросоюза Федерикой Могерини.

По словам Гаспаряна, данные события могут быть связаны.

«Это все звенья одной цепи. Если задать нашим европейским партнерам очень простые вопросы из серии — не хотят ли они поторопить Украину с выполнением Минских соглашений, не хотят ли они поинтересоваться ситуацией с нарушением прав на Украине, не хотят ли обратить внимание на совершенные военные преступления в Донбассе, никакого ответа не будет. Гораздо проще позиционировать одну страну как персонифицированный Мордор, который всех угнетает и истребляет, чем задавать такие вопросы», — уверен Гаспарян.

По его словам, в истории России был период, когда ей пришлось столкнуться с подобным отношением к себе. Это было сто лет назад, когда в западной печати и политике происходили подобные процессы. С другой стороны, нынешнее поколение западных политиков, по словам Гаспаряна, отличается особым цинизмом.

«Наблюдая за всем тем, что происходит в Донбассе, сделать вывод, что это Россия — страна-террорист, конечно, за гранью добра и зла», — указывает эксперт.

Примечательно, что вслед за обвинениями Мэй госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что уверен в «российском следе» отравления Скрипаля. При этом он вспомнил и об Украине.

«Для подобного нападения, для попытки убийства частного гражданина на территории суверенного государства, никогда не бывает оправдания, и мы возмущены, что Россия, похоже, вновь демонстрирует подобное поведение. От Украины до Сирии, а теперь и до Великобритании, Россия продолжает быть безответственной силой, несущей нестабильность миру, действующей с открытым пренебрежением к суверенитету других стран и жизни собственных граждан», — подчеркнул Тиллерсон.

А это значит, что Россию, судя по всему, будут действительно готовить к роли государства — спонсора терроризма.

Вспоминая Локерби

29 декабря 1979 года США начали составлять список государств — спонсоров международного терроризма. С самого начала в списке оказались Ирак, Ливия, Южный Йемен и Сирия. Позже в него попали Куба, Иран, КНДР и Судан. Ирак исключали из списка в 1989 году и то, для того, чтобы разрешить американским компаниям поставлять туда оружие во время Ирано-иракской войны. Единственной из стран, кому удалось покинуть список без катаклизмов или смены режима, была Куба. Ее исключение было связано с потеплением кубинско-американских отношений, инициатором которого был президент США Барак Обама. Именно он и направил в Конгресс в 2015 году предложение о выводе Кубы из списка.

Примечательно, что одну из стран в списке обвиняли в крушении европейского самолета. Речь о Ливии, которой инкриминировали соучастие во взрыве «Боинга 747» над шотландским городом Локерби в 1988 году. Расследование велось британцами два года и по его результатам Ливию признали виновной в произошедшем. В 1991 году выдвинули обвинения против двух ливийцев — главы службы ливийской авиакомпании Libyan Arab Airlines Абдельбасета Али Махмеда Аль-Меграхи, которого называли агентом ливийских спецслужб, и сотрудника этой же авиакомпании Ламина Халифа Фимаха. Совбез ООН ввел против Ливии санкции.

Армен Гаспарян: Успокойтесь, госпожа Мэй, мы вас и не ждали
Армен Гаспарян: Успокойтесь, госпожа Мэй, мы вас и не ждали
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

В 1999 году после длительных переговоров ливийский лидер Муаммар Каддафи согласился выдать этих людей при условии, что суд над ними пройдет на нейтральной территории. В итоге ливийцев судили в 1999 году на территории бывшей американской военной базы в нидерландском Утрехте. Фимаха оправдали, а Аль-Меграхи приговорили к пожизненному заключению. Спустя четыре года Ливия признала ответственность одного из своих официальных лиц за взрыв самолета над Локерби, однако власти страны отдельно подчеркнули: Ливия не намерена признавать вину за совершение этого теракта. В соответствии с соглашением между Ливией, Великобританией и США Триполи выплатил семье каждого из погибших по $10 млн в обмен на полное снятие экономических санкций.

Нынешняя ситуация с малайзийским боингом начинает все больше напоминать ситуацию с Локерби. Судя по всему, Запад настаивает на следующем: Россия как государство не виновна в трагедии в Донбассе, однако некоторые официальные лица и граждане РФ могут быть ответственны за трагедию, что практически повторяет ситуацию 30-летней давности. Кроме того, подобные обвинения могут стать основанием для нового витка санкций в отношении России.

«Теоретически, конечно, это («российский Локерби» — ред.) невозможно. Другой вопрос, что мы уже выдели такое демонстративное пренебрежение и извращение любого факта, что меня не удивит в этой истории вообще ничего. Рано или поздно они скажут, что за безопасность на территории всего бывшего Советского Союза должна нести ответственность Россия. Им необходимо добиться унижения и бесчестия России, а для этого все средства хороши. Выбирать здесь можно из чего угодно и как угодно», — отмечает Гаспарян.

Однако пока Европа выдерживает паузу. Еще 8 марта Совместная следственная группа, занимающаяся официальным расследованием катастрофы боинга в Донбассе, сделала заявление, в котором отметила, что Наливайченко и Вовк покинули СБУ в 2015 году и «определенно, с того времени они не имели доступа к результатам расследования крушения MH-17». Но, как указали следователи, даже являясь руководителями СБУ, и Наливайченко, и Вовк «никогда не были вовлечены в процесс сбора и анализа доказательств и не были уполномочены выдвигать свои предположения или решать, кто может быть наделен статусом подозреваемых». Так следователи прокомментировали интервью Наливайченко и Вовка голландским журналистам.

Официально срок работы Совместной следственной группы продлен до 1 января 2019 года. Впрочем, его могут и продолжить.

Пока обвиненные голландскими журналистами молчат. Ткачев, которого ранее другие «следователи» — блогеры из Bellingcat и журналисты The Insider, обвиняли в причастности к крушению МН-17 в Донбассе, тогда назвал результаты таких расследований «чушью», отметив, что занимается военно-патриотическим воспитанием молодежи в Екатеринбурге. Стрелков неоднократно подчеркивал: ополчение не могло сбить «Боинг», у него не было средств для этого. Дубинский не баловал СМИ комментариями.

В свою очередь российские политики иллюзий по отношению к западным коллегам не испытывают и на их объективность не надеются.

«Беспокоит сама тенденция — мы тут у себя решили, сами расследовали, сами вынесли приговор, сами судим. А Россия должна оправдываться даже без предъявления ей доказательств и без участия на всех стадиях процесса. Для «королевы судов» Британии это деградация полная: тотальная презумпция виновности, когда доказывает не суд и не прокурор, а обвиняемый. Не допущенный ни к доказательствам, ни к процессу. Тот же алгоритм принят по «рашагейту» в США и по «Боингу» в Нидерландах. Вот это настораживает серьезно. Окончательный переход запада в режим сталинских «троек». Почвы для взаимодействия все меньше: какое взаимодействие у репрессированного с карательной системой, кроме принуждения первого к безропотному подчинению последней?» — заявил председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

Против России развязана война. Пока информационная. Однако примеры Ливии, Ирака, Сирии и многих других государств свидетельствуют: подчас такие противостояния оканчиваются настоящей, «горячей» войной. И хорошо от этого не будет никому.