отображать лентой
Родословная украинской коррупции
История краха «Родовид Банка» и злоключений его куратора Александра Шепелева
Глеб Простаков
ГЛАВА 5: ГОП-СТОП ПО-УКРАИНСКИ
В которой мы расскажем, как бывшие собственники банка отжимали бизнес у своих клиентов, Игорь Коломойский благодаря «Родовид Банку» завершил строительство своей нефтяной империи, а Владимир Продивус с помощью Турчинова и Клюева украл из банка 890 млн грн

Банкротство любого крупного банка — это убытки для одних и колоссальные возможности для других. «Кредитный портфель банка на 70% был проблемным, притом, что многие клиенты активно банкротились, не желая погашать займы, в том числе структуры, связанные с акционером банка Сергеем Дядечко», — рассказывал в своем интервью экс-администратор национализированного «Родовида» Сергей Щербина уже после выхода из тюрьмы. Эти 70% кредитов были завязаны на структуры Дмитрия Фирташа и Сергея Дядечко. 

Сергей Щербина © скриншот epravda.com.ua

Но, конечно, были и другие крупные заемщики, которым повезло меньше.

Козырная карта бита

Элитный киевский ресторан в самом центре Киева славится хорошей кухней и элитными проститутками. Совладельцем «Дежа Вю» был известный ресторатор Андрей Задорожный, один из учредителей известного бренда «Козырная карта».

К 2007-му самая большая сеть ресторанов в стране насчитывала полсотни заведений. Рестораны открывались так быстро, что собственных средств учредителей на это не хватало.

Брали кредиты, и брали много.

Один из самых крупных кредитов взял Задорожный, который был лицом бренда. Кредит в $5,25 млн был оформлен в «Родовид Банке» под залог «Дежа Вю». А уже через два года, в 2009 году, выяснилось, что кредит был погашен земельным участком в Киевской области, документы на который оказались фальшивыми.

Задорожный утверждает: не виноват — замену предмета залога инициировал не он, а собственники банка. Об этом говорил ресторатор в 2013 году, находясь в хорватской тюрьме, куда его поместили по запросу украинского Интерпола.

Действительно, под документами на выдачу кредитов и смену залогов стоят подписи бывшего зампредправления банка Юрия Дробнохода, подельника экс-предправления «Родовида» Дениса Горбуненко.

Одним из приоритетных направлений бизнеса уже после национализации для бывших собственников «Родовида» стал отжим бизнеса у заемщиков банка, пользуясь их неспособностью погасить кредиты. Причем отжим, понятно дело, не в пользу банка, а в свою собственную. 

Ключевым моментом схем был вывод привлекательных активов из залога, замену на «мусорные» либо просто несуществующие активы.

По некоторой информации, сейчас структурам Горбуненко принадлежит от 30% до 50% ресторана «Дежа Вю».

Рейдерство поставлено на конвейер

В 2010 году Виктор Янукович уже успел вкусить настоящую власть. Мелкие сошки вроде Дядечко и Горбуненко спешили встроиться в систему и предлагали свои услуги новым правителям.

Многие киевляне помнят, как в один прекрасный момент с набережной Днепра исчезли пришвартованные там элитные рестораны. Это были рестораны «Козырной карты». Пытаясь заручиться поддержкой молодой команды Януковича талантливые банкиры Дядечко и Горбуненко ставят технологию отжима собственности через банк на конвейер. К сверхприбыльному бизнесу добавился мощный админресурс.

 

 

 

 

 

 

Дебаркадеры также были в залоге у банка «Родовид». Летом 2010 года суд запретил держать десять ресторанов-дебаркадеров на Днепре.

 

Формальная причина: разрешения на использование водной территории выдано госслужащими с превышением служебных полномочий.

Рестораны, служившие залогом по кредитам, по понятным причинам, вмиг обесценились. После чего «Родовид Банк», уже, будучи государственным, потребовал от кредиторов либо досрочно погасить кредиты, либо предоставить новые ликвидные залоги. А это уже, как говорится, хорошая переговорная позиция о вхождении в долю.

Таким образом, сначала владельцы банка, а затем госслужащие, управлявшие «Родовидом», использовали финучреждение, чтобы банально грабить своих же заемщиков.

Схема, обкатанная на «Козырной карте», стала основным инструментом передела на киевском рынке недвижимости. А такой недвижимости в залоге у «Родовида» было немало. Торговый центр «Печерский» по улице Суворова 4 — здание, в котором сейчас находится главных офис банка «Союз», принадлежащего Сергею Дядечко, достался банкиру вследствие махинаций с предметом залога.

ТЦ, винные бутики, рестораны и другая недвижимость, записанная на многочисленные оффшорные фирмы и фирмочки, сегодня контролируется экс-владельцами «Родовида» и теми, кто «рулил» банком после них.

На таких схемах, в частности, росла империя бизнеса президента Януковича, усталость от которого у бизнеса и граждан накапливалась на протяжении последующих четырех лет, пока крышку котла не сорвало Майданом.

«Кофе идешь пить?»

В марте 2015 года в кулуарах Верховной Рады, редакционных курилках и на тусовках столичного бомонда, все повторяли одну и ту же фразу, сопровождая ее характерным хихиканьем. «Кофе идешь пить»?

Слова, сказанные бывшим главой Днепропетровской области, олигархом Игорем Коломойским депутату Мустафе Найему, быстро стали мэмом. В тот вечер спецназ СБУ должен был штурмовать офис компании «Укрнафта». Но штурма не случилось — спецназу тогда противостояли то ли частная охранная фирма, то ли бойцы добровольческого батальона «Днепр-1», подконтрольного Коломойскому. Частные армии набирали силу после Майдана.

Впрочем, Коломойскому было не до шуток. Под угрозой оказалась его нефтяная империя, которую он скрупулезно выстраивал много лет.

Тремя китами этой империи были компании с похожими названиями. Первая — добывающая нефть компания «Укрнафта», где «приватовцы» владели миноритарным пакетом акций, но контролировали менеджмент. Вторая — «Укртатнафта», контролировавшая крупнейший в стране Кременчугский нефтеперерабатывающий завод, отжатый Коломойским у российской «Татнефти». Третий — госкомпания «Укртранснафта», монопольный оператор украинских нефтепроводов, которую Коломойский контролировал с помощью своего человека, поставленного у руля.

Но большая часть прибыли образовывалась при продаже конечного продукта – бензина и дизтоплива, которую «Приват» реализовывал через собственную сеть АЗС.

И знаете, как досталась Коломойскому эта сеть? Все верно — без «Родовид Банка» снова не обошлось.

Масштабный банковский кризис 2008 — 2009 годов подарил Игорю Коломойскому уникальный шанс стать безусловным лидером рынка нефтепродуктов. Вот как все произошло.

Временную администрацию в «Укрпромбанке» - финучреждении, которое на тот момент занимало 18-ю строку по объему привлеченных депозитов в стране (на 1 строчку выше «Родовида» в его лучшие времена) — ввели еще в январе 2009 года. Вкладчики «Укрпромбанка» представляли собой грозную электоральную силу — свыше 460 тыс. физлиц. Вместе с членами семей речь могла идти о полутора миллионах человек, голоса которых премьер Юлия Тимошенко получала, реши она их насущную жизненную проблему. Пройти мимо такой возможности опытный политик просто не могла.

За три месяца до президентских выборов НБУ принимает решение перевести депозиты клиентов «Укрпромбанка» объемом почти 7 млрд грн в банк «Родовид». Под это решение Минфин направляет в капитал банка еще 5,6 млрд. грн. Предполагалось, что разница будет покрыта за счет ликвидных активов «Укрпромбанка». И вот тут началось самое интересное.
Собственниками «Укрпромбанка» были те же люди, что и владельцы компании «Альфа-Нафта», одного из крупнейших трейдеров нефтепродуктов. Около 40% кредитов банка выдавались связанным с собственниками структурам, тогда как в залог передавались АЗС под брендом ANP (Альфа-Нафта-Продукт). Всего в залоге оказалось 500 заправок или почти 25% от всего их количества в Украине. Такой залог дорого стоил.

В ноябре 2009 года «Родовид» начинает выплаты вкладчикам «Укрпромбанка» в надежде на скорую передачу ликвидных АЗС. Но не тут-то было. Передача кредитного портфеля «Укрпромбанка» в «Родовид» затягивается. Автозаправки находятся в залоге НБУ и для их передачи нужна оценка. Выбор оценщика откладывается, сроки действия временной администрации в «Укрпромбанке» подходят к концу. В итоге Нацбанк принимает решение о ликвидации финучреждения.

Уже после победы Виктора Януковича на выборах большая часть активов «Укрпрома» в ходе ликвидации переходят «Дельта банку» Николая Лагуна, близкого к Валерию Хорошковскому. В том числе — две трети заправочных комплексов ANP. Позже Лагун продаст 300 АСЗ за $20 млн «Привату».

Замкнув цепочку «нефть — переработка — розница», Игорь Коломойский, наконец, завершил строительство вертикально-интегрированной нефтяной компании. Владея крупнейшим банком — «ПриватБанком» и контролируя стратегический рынок нефтепродуктов, Игорь Коломойский, ни много ни мало, держал в напряжении власть и заставлял считаться со своими интересами.

Стремительный рост политического веса Коломойского в Украине тесно связан с историей «Родовид Банка». Вполне вероятно, что эта история представляет не просто читательский интерес, но и интерес другого свойства, итогом которого могут стать уголовные дела, аресты, суды и посадки.

Дураки, мосты и кредиты

Два крупнейших долгостроя современной Украины — это недостроенные мосты в Киеве и Запорожье. Подольский мостовой переход в столице начали сооружать в далеком 2003 году, а мост, соединяющий два берега промышленного Запорожья — в 2004-м. И уже давно главным вопросом по отношении к этим «стройкам века» является не то, когда они будут достроены (в это мало кто уже верит), а то, сколько денег было украдено на этих проектах и сколько еще предстоит.

Вы удивитесь, но без «Родовид Банка здесь тоже не обошлось. Огромный кредит, выданный компании «Мостобуд» в «междуцарствие» (при смене Кабмина Тимошенко на правительство Азарова), стал поворотным для «Родовид Банка». Кредит окончательно подорвал финансовое положение уже национализированного банка — восстановить доверие к нему после было не реально.

В январе 2017 года в хозяйственном суде Киева начата процедура банкротства «Мостобуда», целью которой, как утверждает бывший замгенпрокурора Украины Ренат Кузьмин, является легализация украденных в банке денег.

В начале марта 2017 года Ренат Кузьмин, который во время президентства Януковича лично вел «газовое дело» Тимошенко, делает публичное заявление, адресованное Национальному антикоррупционному бюро Украины.

Кузьмин утверждает: Александр Турчинов в должности первого заместителя главы правительства Тимошенко повинен в масштабном расхищении средств МВФ. 

Его подельниками Кузьмин обозначил нардепов Луъянчука и Шепелева.

«В 2009-м они украли в «Родовид Банке» 560 млн грн государственных средств через компанию «Мостобуд». Наблюдательный совет компании возглавлял Владимир Продивус, народный депутат от Партии регионов, близкий друг и бизнес-партнер Василия Грицака, действующего главы СБУ» — по словам Кузьмина, компания «Мостобуд» по указанию Турчинова и содействии Шепелева противозаконно получила кредит сроком на 6 месяцев. Кредит был выдан без обеспечения и залога, деньги не вернули и впоследствии присвоили.

Продивус был представителем команды Януковича; Турчинов, как и Шепелев – команды Тимошенко; Луценко был министром внутренних дел при Ющенко и генпрокурором при Порошенко

Почему кредит «Мостобуду» так важен для нашей истории? Потому что именно он столь явно протягивает коррупционные ниточки ко всем представителям власти — не важно, бывший ил нынешней, до или после Революции достоинства. Продивус был представителем команды Януковича; Турчинов, как и Шепелев — команды Тимошенко; Луценко был министром внутренних дел при Ющенко и генпрокурором при Порошенко

«Мостобуд» получил кредит в марте 2010 года. Тогда «Родовид» уже пребывал в плачевном финансовом состоянии, имел портфель де-факто невозвратных кредитов и непогашенные обязательства перед вкладчиками. Огромный кредит этой компании наряду с решением правительства о выкупе «Родовидом» облигаций внутреннего государственного займа на 1,2 млрд грн для финансирования бюджета стали, выражаясь языком астрономов, тем самым «горизонтом событий», пересечение которого окончательно превратило «Родовид Банк» в черную дыру, которая всасывала в себя бюджетные деньги и средства нерадивых вкладчиков.

Руководителем «Родовида» на тот момент оставался все тот же Сергей Щербина, назначенный правительством Тимошенко. Без ведома Щербины столь крупный кредит выдан быть не мог.

Позже Сергей Щербина заявил, что решение выдать кредит «Мостобуду» было принято «под давление из Кабмина».

Щербина не называет имена людей, но по нашему предположению, Продивусу оказывали поддержку сразу два человека из, казалось бы, противоборствующих политических лагерей.

За него просил видный «регионал» Андрей Клюев — таким образом Продивусу возвращали его немалый взнос на выборы Виктора Януковича. Вероятно, владелец «Мостобуда» пожертвовал партии сумму, много большую стандартной платы за место в проходном списке Партии регионов.

Просил за него и первый вице-премьер Александр Турчинов, который тем самым, страховал себя от преследований со стороны новой партии власти. 

В отличие от своей соратницы Юлии Тимошенко, Турчинов не испытал давления властей с началом президентства Януковича, не говоря уже об уголовном преследовании и посадке в тюрьму. А это имеет свою цену и цену немалую.

Кредит Продивус не вернул. К 2012 году вместе с начисленными процентами «Мостобуд» задолжал «Родовид Банку» около 890 млн грн. Компания имела долги и пред другими финучреждениями, в частности, «Укрсоцбанком» и была фактическим банкротом.

С приходом новой власти после Майдана Владимир Продивус находит новых друзей. В марте 2014 года народный депутат от Блока Петра Порошенко Руслан Демчак зарегистрировал в Верховной Раде законопроект, которым прямо прописывал запретить до 2018 года возбуждение дел о банкротстве предприятий, которые занимаются строительством, ремонтом и реконструкцией мостов. Кого лоббировал Демчак объяснять не нужно.

 

 

Продолжение следует...