отображать лентой
Родословная украинской коррупции
История краха «Родовид Банка» и злоключений его куратора Александра Шепелева
Глеб Простаков
ГЛАВА 2: ЗЕМЕЛЬНАЯ АФЕРА ВЕКА
В которой Дмитрий Фирташ готовится к войне с Юлией Тимошенко, Леонид Черновецкий торгует дорогой киевской землей, а Александр Шепелев становится личным врагом Виктора Януковича

«Это сенсация! – Леонид Черновецкий озарил журналистов своей лучезарной улыбкой и обвел окружающих взглядом безумных глаз. — Это больше похоже на «Криворожсталь», серьезный аукцион, с серьезными инвесторами. Этот миллиард очень нужен киевлянам для разных, в том числе социальных, программ!».

В марте 2007 года фирма с ничего не говорящим названием «Баски Плюс-2004 год» легко побеждает в конкурсе на покупку огромного участка в киевском районе Оболонь размером 113 гектар. Цена вопроса — без малого миллиард гривен, что по курсу составляло $200 млн. Противостоять олигарху, пользующемуся всемерной поддержкой властей, никто из застройщиков не решился, и земля без особых трудностей перешла структурам Дмитрия Фирташа.

Земельная сделка в Киеве по украинским меркам действительно была знаковая. Еще ни один столичный мэр не продавал столько земли за раз. По словам представителя «Баски» Александра Лазарева, инвестор намеревался возвести в столице целый микрорайон с говорящим названием «Золотой пляж». Район должен был стать полностью автономным — свои школы, больницы, детские сады и развлекательные центры. Проект, оцениваемый в $1,5 млрд, включал в себя масштабную реконструкцию набережной на берегу Днепра.

Учитывая размер земельного участка, аналогов такому строительству в стране не было и не могло быть.

Так родилась одна из самых масштабных схем ограбления государства в истории Украины, прямо связанная с крахом банка «Родовид».

Но, спустя почти десять лет, легкая победа аукнулась влиятельному украинскому олигарху.

В июле 2016-го, новостные ленты запестрили заголовками об аресте сына одиозного, но уже подзабытого экс-градоначальника Киева Леонида Черновецкого. Степан Черновецкий был арестован правоохранителями в Барселоне, но уже в августе отпущен под залог. Испанское следствие сообщило, что подозреваемый в отмывании денег Черновецкий младший дал все необходимые показания, общественной угрозы не представляет, Испанию покидать не собирается, а потому может быть свободен. С помощью Черновецкого испанские правоохранители нашли выход на куда более крупную рыбу.

На выборах мэра Киева лидирует Леонид Черновецкий. © РИА Новости, Сергей Старостенко | Перейти в фотобанк

Через полгода, в феврале 2017-го, Фирташа, который вышел под залог в 125 млн евро, повторно арестовывают в Вене.

Дорогая киевская земля, арест Фирташа и банк «Родовид». Как все это связано? Не спешите, скоро все станет понятно. А пока расскажем, как Дмитрий Фирташ не стал крупнейшим украинским застройщиком.

Фирташ: некоронованный строительный магнат

К 2004 году Дмитрий Фирташ понял: газовый бизнес столь же прибыльный, сколь и ненадежный. Бизнесмен вынужден был сменить фирму EuralTransGas, которую СМИ плотно связали с транснациональной мафией и именем некогда самого разыскиваемого американским ФБР преступника — Семена Могилевича — на новую прокладку — RosUkrEnergo.

В том же 2004-м Фирташ выводит часть заработанной на торговле газом прибыли в реальный сектор, вкладывая деньги в недвижимость. Тем самым олигарх страховался от изменчивости политической конъюнктуры в Украине и России в середине нулевых годов.

Пробным шаром на неосвоенной ниве послужило строительство элитного торгового и развлекательного центра ArenaCity в самом центре Киева, возле знаменитого Бессарабского рынка. А уже через несколько лет неподалеку был возведен многоэтажный бизнес-центр «Парус» — первый киевский небоскреб высотою в 31 этаж. 

Дело заспорилось, и к 2007 году Фирташ решает, ни много ни мало, стать крупнейшим в Украине игроком на рынке недвижимости.

Столь амбициозная цель требовала много земли — много и дорогой. Покупка огромного участка земли в Киеве решала эту задачу. Правда, уже через несколько месяцев стало понятно, что мечте Фирташа не суждено сбыться — в стране поменяется власть.

Смертельная обида

В декабре 2007 года Рада отправила в отставку правительство Виктора Януковича и со второй попытки назначила на должность премьера Юлию Тимошенко. Голосование было поистине драматичным — Януковича уволили минимально необходимым числом голосов.

По словам Шепелева, того голосования команда Виктор Януковича ему так и не простила. В тот момент Шепелев обрел влиятельнейшего врага. Но пока у нардепа все складывалось хорошо – он находился в стане победителей.

Бурное развитие «Родовид банка» совпало со временем первого премьерства Виктора Януковича в 2002-2005 годах. Все четверо его совладельцев – Денис Горбуненко, Сергей Дядечко, Дмитрий Егоренко и Сергей Бубка – дончане, земляки премьера, Бубка к тому же – видный член Партии регионов.

До ноября 2007 года «Родовид» развивался как успешное финансовое учреждение — конкуренция, правильный маркетинг и удачная имиджевая стратегия помогали банку привлекать деньги на депозиты и успешно кредитовать. Как водилось — кредитовали и свои структуры, но тем тогда грешили почти все банки, а запас прочности экономики эти грехи прощал.

Это были «золотые годы» для Украины, когда цена на сталь, железную руду и химические удобрения стремительно росла. 

Разрозненная собственность олигархов оформлялась в холдинговые структуры.

В 2005 году энергетические активы Рината Ахметова объединяются в корпорацию ДТЭК, в 2006-м металлургические заводы, шахты и ГОКи – в корпорацию «Метинвест». Как на дрожжах растет новый газовый бизнес Дмитрия Фирташа: заработок на импорте газа компанией RosUkrEnergo теперь удвоился за счет продажи этого газа конечному потребителю компанией «УкрГаз-Энерго». Химпром олигарха оформился в холдинг OstchemInvest.

Распродавались остатки государственной собственности, компании не жалели денег на их приобретение и брали все новые кредиты. Тогда же в Украине наблюдается бум потребительского кредитования – кредиты берут на все, начиная от покупки автомобилей и квартир до стиральных машин и мобильных телефонов.

Все бы хорошо, но спустя два года после Оранжевой революции в стране назрел серьезный политический кризис. Конфликт в треугольнике Ющенко — Янукович — Тимошенко, затянувшаяся «коалициада» приводят к тому, что 2 апреля 2007 появляется указ президента о роспуске Верховной Рады. Ющенко назначает внеочередные выборы парламента на 27 мая 2007 года.

Юлия Тимошенко, Виктор Янукович, Виктор Ющенко (слева направо) © MYSHKO MARKIV / AFP

Указ оспаривает сама Верховная Рада во главе с Партией регионов Виктора Януковича. Рада отказывается выделить деньги на проведение выборов, и тем самым блокирует решение Ющенко. После затяжных переговоров стороны таки соглашаются на проведение внеочередных выборов, но переносят их дату на 30 сентября. Больше полугода страна живет в подвешенном состоянии — вопрос о власти не решен.

В октябре выборы фиксируют победу «оранжевых» партий НУНС — «Народная самооборона» и БЮТ над их оппонентами — Партией регионов и коммунистами с минимальным преимуществом. Бизнес, завязанный на «регионалов», находится в состояние нарастающего напряжения. Почти два месяца после выборов идет ожесточенный торг за лояльность депутатов — в ход идут подкуп, угрозы и обещания.

И вот 29 ноября 2007 года в парламенте оформляется новая коалиция в составе фракций партий Ющенко и Тимошенко. 

А 18 декабря Рада отправляет правительство Виктора Януковича в отставку и со второй попытки назначает на должность премьера Юлию Тимошенко.

Именно это голосование и вспоминал Шепелев. Один дополнительный голос «против», и смена власти в стране не состоялась бы.

Фирташ в опасности

Смена кормчих всегда влечет за собой передел собственности — это устоявшаяся традиция в Украине, да и на всем постсоветском пространстве. Понимая, что политическая крыша дала течь, ориентированный на «регионалов» бизнес осенью 2007 года панически ищет «тихую гавань» на время бури. А буря, судя по всему, предстояла неслабая, о чем свидетельствовал тот напор, с которым Юлия Тимошенко атаковала своих оппонентов.

К 2007 году Дмитрий Фирташ окончательно утвердился в статусе главного врага Юлии Тимошенко. Стремительный успех компании RosUkrEnergo, чьим акционером был Фирташ, строился исключительно на политических связях. С российским «Газпромом» — с одной стороны, и украинским истеблишментом — с другой.

Импортируя газ из России в Украину по заниженным ценам он, де-факто, присваивал часть прибыли «Газпрома». А, монопольно продавая этот газ украинским потребителям — оспаривал доходы «Нафтогаза Украины».

Уже по предварительным итогам парламентских выборов стало очевидно, что дело пахнет керосином. Пришло время для популярной у финансистов стратегии StopLoss — минимизации потерь на неблагоприятном инвестиционном фоне.

Берешь чужое – отдаешь свое

Угроза отставки Виктора Януковича и назначения премьером Юлии Тимошенко заставили бизнес, связанный с Партией регионов, искать тихую гавань. Взяв на вооружение известный принцип «беру чужое — отдаю свое» Дмитрий Фирташ решил, что самое правильное решение — набрать как можно больше кредитов.

5 ноября 2007 года принадлежащая ему компания «Баски Плюс-2004 год» — та самая, что владела огромным участком киевской земли — обращается в «Родовид Банк» с заявкой на получение кредита. Кредитный договор заключается в этот же день, после чего в течение нескольких часов банк выдает кредитные средства в размере 233 млн грн (свыше $46 млн по курсу) на счет заемщика. На все проверки и формальности — неполный рабочий день банковского клерка.

Условия кредитования — сверхвыгодные. Согласно им, выплата процентов по кредиту должна быть осуществлена в день полного погашения задолженности.

Иными словами, кредит нельзя признать проблемным, так как заемщик не осуществляет по нему никаких платежей до окончания срока кредитования. А этот срок при согласии банка и кредитора можно продлевать сколь угодно долго. Очень удобно.

В течение ноября 2007 года, как раз тогда, когда Партия регионов, НУНС и БЮТ ожесточенно скупали голоса депутатских «тушек», кредиты из «Родовида» посыпались как из рога изобилия.

«Родовид Банк» раздает кредиты со скоростью пулеметной очереди. Вслед за компанией «Баски Плюс-2004 год», за кредитами в «Родовид» обратились еще несколько связанных с Фирташем компаний на общую сумму $64 млн. Все эти кредиты выдавались в течение светового дня, без проволочек. Сверхльготные условия — аналогичные тем, по которым кредитовалась фирма «Баски».

Эта порция кредитов связанным с Фирташем компаниям была лишь первой ласточкой, нервной непроизвольной реакцией на нависшую угрозу прихода Юлии Тимошенко в правительство. Но бизнес олигарха ждала встряска посерьезней. 

Стремясь уничтожить бизнес Фирташа, который кормился с посредничества при поставках газа, Тимошенко инициировала подписание прямых соглашений с российским «Газпромом».

В феврале следующего, 2008 года, «Нафтогаз Украины» заявляет о подготовке к переходу на прямые контракты и буквально через неделю получает неожиданный ответ из Москвы: «Газпром» согласен отказаться от посредничества RosUkrEnergo, если его устроит цена прямого контракта.

Для Дмитрия Фирташа это был не просто звоночек, а звон колокола, который возвещал о скором конце его газовой империи. Действовать нужно было без промедлений.

В том же феврале опробованная тремя месяцами ранее схема встает на конвейер. К распределению кредитов подключаются компании, связанные с одним из акционеров самого «Родовид Банка» — Сергея Дядечко. Банк начинают грабить его собственники.

Согласно их условиям, заемщики могут предоставить залоговое имущество уже после получения кредитов — практика, немыслимая для банкиров в трезвом уме и доброй памяти.

Необходимость заключить договора залога наступает летом 2008 года — нужно брать новые и новые кредиты. В июне 2008 года банк заключает с компанией «Баски Плюс-2004 год» договор ипотеки — залоговым имуществом становится легендарный участок киевской земли в 113 гектар. Этот же залог становится обеспечением не только по кредиту самой «Баски Плюс», но и 11 других компаний, аффилированных с Фирташем и Дядечко.

Все перечисленные структуры, очевидно, связаны между собой. Но сотрудники «Родовид Банка» в упор этого не замечают.