События в закарпатском городе Мукачево, произошедшие в июле 2015 года не были сюрпризом и чем-то необычным для нынешней Украины. Передел собственности и перехват легальных и нелегальных финансовых потоков с помощью «законных» или незаконных вооруженных структур стали обыденными событиями на всей территории страны.

Но мукачевская выходка «Правого сектора» заставила в очередной раз задуматься о перспективах «единой Украины» как местных жителей, так и киевские власти. Это один из первых случаев, когда откровенный бандитизм, прикрывающийся политическими, псевдопатриотическими лозунгами, получил отпор сил, представляющих местную власть.

Закарпатье — очень специфический регион, подарок Советской власти Украине. На протяжении многих веков территория Закарпатья входила в состав различных княжеств и империй — от Галицко-Волынского княжества до Венгерского королевства, Трансильвании, Австро-Венгрии и Чехословакии.

Создавая образ врага из России, Украина треснула по хребту Карпат

В нынешнем виде Закарпатская область была окончательно сформирована лишь в апреле 1946 года. Причем, в состав УССР была включена территория в 250 кв. км в окрестностях Чопа, которая никогда не входила ни в состав Подкарпатской Руси (1920-1938 гг.), ни Карпатской Украины (провозгласившей свою независимость в 1939 году, но сразу же оккупированной Венгрией).

Население региона имеет пестрый национальный состав, неадекватно отраженный в переписи населения 2001 года, когда украинцами было записано более 80% жителей. А русинами — менее 1%. В действительности, русинов на порядок больше, однако в Украине они не признаются национальным меньшинством, невзирая на неоднократные соответствующие обращения представителей этого народа к киевской власти, и даже на то, что в 2006 году вопрос русинов рассматривался в ООН.

Комитет по ликвидации расовой дискриминации ООН рекомендовал признать русинов национальным меньшинством, ссылаясь на существенные различия между русинами и украинцами. Венгров, в соответствии с переписью 2001 года, на Закарпатье более 12%, причем в некоторых районах они проживают достаточно компактно. Например, доля венгров в Береговском районе достигает 90%, в Ужгородском районе — свыше трети населения, в Виноградовском — более четверти, в Мукачевском — более 10%.

В декабре 1991 одновременно с референдумом о независимости Украины в Закарпатье проходил и референдум о статусе территории. За статус «специальной самоуправляемой территории» проголосовало 78,6% из 83% избирателей, явившихся на голосование. Как видно — автономия не является желанием какой-то отдельной национальности, а представляет давний интерес для всех жителей региона. Но уже в то время организаторы референдума о статусе Закарпатья подверглись преследованию за сепаратизм со стороны киевских властей, и в основном это были русины.

Парадокс, но при некоторой внешней схожести культур и языков украинского и русинского народов, русины чувствовали свою обделенность в сравнении с остальнымиФото #492202 народами и народностями, населяющими Закарпатье и всю Украину. Венгры, наравне с румынами, словаками и представителями других народов пользовались правами, предоставляемыми Законом Украины о национальных меньшинствах, принятом в 1992 году.

Венгры Закарпатья могли учить своих детей в венгерских языковых школах, в которых на украинском преподавали лишь украинский язык и украинскую литературу, и то адаптировано. О подобном подходе к национальным особенностям русины (да и русские) могли только мечтать.

Создавая образ врага из России, Украина треснула по хребту Карпат

Сегодня заявление о признании русин, как отдельного народа, может стать поводом для обвинения в сепаратизме. В целом на Закарпатье действуют около 100 школ для нацменьшинств — с венгерским, словацким, румынским и русскими языками обучения. Но не с русинским.

События на Донбассе, консолидируют разные национальности Закарпатья в желании найти защиту от настоятельных попыток привлечь население региона к участию в т.н. АТО и от бандитизма вооруженных праворадикалов всех мастей, прикрывающих свои поступки псевдопатриотическими лозунгами.

И если в начале 1990-х инициаторами автономизации Закарпатья были русины, то теперь и русины, и русские, и украинцы, и представители других национальностей не возражали бы и против любой, в том числе и венгерской, поддержки в каком-либо виде, ввиду отсутствия других видимых сил, способных защитить регион от усиливающегося безумия Киева. Но такая защита может иметь серьезные последствия, как для самой Венгрии, так и для Украины в целом и для Закарпатья в частности.

Венгрия — член НАТО и ЕС — пытается пользоваться сложившейся ситуацией. Ее скрытые территориальные амбиции проявляются не первый год и начались задолго до киевского майдана и «АТО». Кроме компактно проживающей мадьярской диаспоры Закарпатья, значительные диаспоры находятся в сопредельных государствах (что позволяет говорить не о диаспорах, а об ирредентах): 1,4 млн этнических венгров проживают в Румынии, что составляет примерно 6,6% этой страны (по переписи 2002), а в регионе Северная Трансильвания — около 20%.

Более 520 000 — в Словакии (9,7% населения по переписи 2001). В сербском автономном крае Воеводина доля венгров примерно 13% или порядка 300 000, а в Суботице — 38%. Всего в этих странах Венгрия выдала 750 000 паспортов этническим венграм, живущим рядом с границей, из них около 100 000 — граждане Украины.

Венгрия приняла закон, по которому этнические мадьяры, проживающие в соседних странах, получают льготы в области образования, здравоохранения и трудоустройства в Венгрии. В конституции, принятой в 2012 г., есть такие формулировки: «Венгрия, руководствуясь идеей единства венгерской нации, несет ответственность за судьбу живущих за ее пределами венгров… У каждого венгерского гражданина есть право на защиту Венгерского государства во время его пребывания за рубежом».

Создавая образ врага из России, Украина треснула по хребту Карпат

Правая партия «Йоббик» призывает к изменению границ с соседями. И во всех соседних странах действуют организации, открыто выступающие за воссоединение местных мадьяр с Венгрией. Но на Украине этого не замечали ни до майдана, ни сейчас.

В принципе, венгерское меньшинство, да и остальное население Закарпатья, до майдана и войны в Донбассе чувствовали себя вполне приемлемо. Регион был на особом положении — своеобразный аналог Прибалтики времен Союза. Приграничная территория, пользующаяся выгодами, предоставляемыми своим географическим положением — от облегченной процедуры пересечения границы для местных жителей до возможности участия в контрабандной деятельности (мелкой частной и в государственных масштабах).

Рекреационная зона с уникальным климатом, популярными зимними горнолыжными курортами, возможностями для активного летнего отдыха, привлекательная своей культурой, кухней, традиционным гостеприимством, толерантным отношением ко всем национальностям и вероисповеданиям. Весь советский период закарпатцам сложно было найти объективные поводы для недовольства жизнью.

Из окраины различных империй Закарпатье, превратившись в область Украинской ССР, становится цветущим, быстро развивающимся краем. Освобожденное в 1944 от фашистов Закарпатье уже 18 октября 1945 года (не дожидаясь Указа Президиума Верховного совета СССР о создании Закарпатской области с административным центром в Ужгороде, изданного 22 января 1946) впервые в своей истории открывает университет!

Прокладывались железные дороги, строились электростанции — до сих пор функционирующая Теребля-Рикская ГЭС в следующем году отметит свое 60-летие. Во времена СССР развивалась легкая, пищевая, горнодобывающая, лесохимическая и деревообрабатывающая промышленность, машиностроение, металлообработка, электроника и производство стройматериалов.

За годы «незалежности» произошли «существенные изменения в структуре промышленного производства Закарпатья» — так называют деградацию экономики региона современные украинские деятели. Эти изменения принято объяснять тем, что «промышленность стала больше приближенной к ресурсным возможностям области».

Создавая образ врага из России, Украина треснула по хребту Карпат

Действительно, все ближе к производству сырья и все дальше от достаточно высокотехнологичных производств. Как и во многих регионах Украины, доставшаяся в наследство Закарпатью от Советского Союза промышленность приходила в упадок, и основными видами деятельности в регионе становились туризм, торговля лесом и контрабанда. Из сравнительно крупных промышленных предприятий пока еще действует автопредприятие, собирающее чешские «Шкоды» — «Еврокар», но и его перспективы туманны, так как продажи новых авто в январе-мае 2015 упали на 73%.

Премьер-министр Украины Яценюк 22 июля заявил, что среди таможен, которые будут переданы под контроль британской компании Crown Agents, будет и Закарпатская. Порошенко пытается назвать события в Мукачево 11 июля «провокацией Кремля», но всем очевидно, что это не более чем слова-паразиты в лексиконе украинских политиков.

А в Мукачево происходят обычные бандитские разборки между официальными и полулегальными бандитами, в результате которых местные власти и жители могут потерять стабильный и привычный источник дохода от контрабанды. Лишение такой «прибавки» вместе с падением производства в регионе и сокращением числа рабочих мест, потерей прибылей от туристического бизнеса из-за июльских событий, усложнением процедуры пересечения границы с Венгрией для граждан Украины, сводят к нулю оставшиеся аргументы в пользу «единства» Закарпатья с остальной Украиной.

На днях глава кабинета премьер-министра Венгрии Янош Лазар заявил, что его страна готова принять своих соотечественников, проживающих в Закарпатье, если ситуация в Мукачеве усугубится: «Если венгров в Закарпатье будут обижать и им придется бежать, то мы всем поможем и всех примем».

Но все это в Киеве предпочитают не замечать — ведь для Украины, всё, что идет с запада — свято, а всё, что с севера и востока — изначально грешно и является «происками врагов». И если в очередной раз будут нарушены минские соглашения по Донбассу, а политика сохранения «единой Украины» путем применения силы будет продолжена, Украина не выдержит. И треснет. Теперь уже по хребту Карпатских гор. Далее везде.