Дамаск в шаге от краха, считают некоторые аналитики, наблюдающие за ситуацией с «Исламским государством». Исламисты теснят правительственные войска. Переговоры пока не приносят результатов.

Насколько ситуация действительно опасна для официальной власти в Сирии? На этот вопрос нашему изданию ответил арабист, дипломат, доцент Санкт-Петербургского педагогического Университета имени Герцена Сергей Рудасев.

— Положение Сирии — нашего стратегического партнёра — достаточно сложное. Боевики «Исламского государства» (ранее они называли себя «Исламское государство Ирака и Леванта») выступают, будучи суннитами, против Башара Асада, который является представителем шиитского направления ислама — алауиты.

Сирия перестанет существовать или надежда на сохранение государства осталась?

Но, скажем так, это идеологические, пропагандистские моменты. На самом деле всему миру известно, что тот же ИГ создали американцы, после чего потеряли контроль над ним. Все востоковеды отмечают, что США действуют, как слон в посудной лавке — создают подобные организации, финансируют их совместно с рядом режимов стран Персидского залива, потом теряют над ними контроль, оставляя неуправляемый или самоуправляемый хаос.

И самое главное, что в окружении лидера ИГ Абу Бакр аль-Багдади стоят бывшие офицеры Саддама Хуссейна. Многие из них когда-то учились и в России, и в других странах. Это достаточно грамотные люди, потерявшие власть во время американcкого вторжения и после казни Саддама Хуссейна шиитским судьёй, которого игиловцы, кстати, отыскали и тоже казнили.

Эти подразделения ИГ, организованные и руководимые иракскими кадровыми офицерами — достаточно мощная военная структура. И совместно с множеством других структур, организаций, фронтов, которые насоздавали ИГ совместно с «Аль-Каидой», они выступают против Башара Асада и достаточно успешно ведут боевые действия в Сирии.

Однако почему все бомбежки игиловских подразделений (в которых, по разным данным, 30-80 тысяч опытных боевиков) в Сирии не приносят результатов? Американцы кровно заинтересованы в том, чтобы игиловцы помогали дипломатии и вооруженным силам «Свободной сирийской армии», которая тоже действует под управлением ЦРУ против режима Башара Асада. Поэтому объективно для американцев ИГ, который они якобы проклинают и якобы бомбят с помощью коалиции различных государств, действует в рамках стратегии США по свержению Асада.

Дополнительно войска ИГ заняли известный палестинский лагерь (где много лет проживали беженцы) Ярмук, это фактически город. Они выбили оттуда жителей, но многие палестинцы, что называется, предали Башара Асада и перешли на сторону ИГ. А окраина гордка Ярмук находится чуть ли не в 5 км от резиденции Башара Асада. То есть ситуация достаточно опасная.

Сирия перестанет существовать или надежда на сохранение государства осталась?

Плюс город Алеппо или, как его называют арабы, Халеб. Он разделен пополам. Половину города контролируют сирийские войска, половину — войска ИГ. Идут постоянные бои. Это практически второй город Сирии по значимости.

И на данном этапе, конечно, у Башара Асада сложилось достаточно сложное положение. К тому же, мировое сообщество сейчас отвлечено на йеменско-саудовский конфликт, на конфликты в районах Курдистана, на неразбериху в Ливии, на другие конфликты и на непальское трагическое землетрясение. ЕС, Европа и ООН сейчас заняты, в том числе, проблемой огромного количества ливийских беженцев, бегущих в Европу. Сирией пристально никто не занимается.

У правительства Сирии сейчас дела идут, скажем так, ни шатко, ни валко. Над ними нависла не смертельная опасность, но достаточно серьезная. Как будут развиваться события, пока не известно. Но считать, что власть Башара Асада вот-вот падёт, мне кажется, ещё рановато. Игиловцы, конечно, награбили банки в иракском Курдистане (почти 800 миллионов долларов), они также торгуют награбленной нефтью по бросовым ценам. Но деньги у них заканчиваются. А огромное количество исламистов воюет именно за деньги. Кроме того, им надо на что-то содержать инфраструктуру, которую они пытаются создать в рамках практически средневековых управленческих решений. Деньги нужны на всё, даже на боевые припасы. И эти деньги начинают иссякать.

Так, как исламисты победно шли на первом этапе создания своего халифата, сейчас они уже действовать не могут, в силу ограниченности ресурсов. Так что, я думаю, положение официальной власти в Сирии, кончено, не очень приятное, но не катастрофическое.

Надеюсь, что Россия, понимая необходимость в оказании поддержки Сирии (это момент стратегической важности), найдет возможность помочь сирийцам.

Сирия перестанет существовать или надежда на сохранение государства осталась?

Кроме того, Сирии помогает Иран, будучи шиитским государством. Как я уже сказал выше, алауиты, стоящие у власти в Сирии — это шиитское направление ислама. Иран является достаточно жестким и очень сильным партнером. Думаю, они немало помогают Сирии, выступая против ИГ.

Таким образом, я уверен, в Сирии сейчас сохраняется некоторое равновесие, которое не должно привести в катастрофе.