Законодательное рейдерство — это когда ты ни черта не смыслишь в предмете, но на волне пиара вносишь в зал какую-то чушь, а падкие на яркие слова депутаты за нее голосуют, не потрудившись даже вчитаться в суть.

Вчера парламент рассматривал два законопроекта о противодействии сексуальным преступлениям против детей. Вы знаете, что на протяжении двух лет мы работали над усовершенствованием законопроекта (6607), которым предлагалось внедрить реестр осужденных за подобные преступления и процедуру химической кастрации.

Мы предлагали, чтобы реестр был открытым для сотрудников и руководителей детских учреждений. А процедуру кастрации применять по решению суда только в отношении людей, признанных больными педофилией и только после отбытия половины срока наказания. И реестр, и процедура лечения были подробно выписаны, со всеми деталями, ответственными и исполнителями.

Выборы на Украине. Испорченный телефон: о чем все-таки говорили Путин и Зеленский? Обзор событий за 11 июля
Выборы на Украине. Испорченный телефон: о чем все-таки говорили Путин и Зеленский? Обзор событий за 11 июля
© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк

Но Рада приняла другой законопроект (6449), Олега Ляшко. Который еще в самом начале процесса решил рейдернуть тему и выступить со своей инициативой. Неграмотно прописанной, без согласования с криминалистами, следственными органами и психиатрами.

В результате депутатов банально оболванили словами «открытый реестр» и «принудительная кастрация», и был принят закон, применить который будет невозможно.

Реестр. Законопроект Олега Ляшко в принципе не предлагает концепцию реестра. О реестре идет речь в переходных положениях, где указано, что Кабмин обязан его создать. В документе нет ни определения реестра, не описаны ни способы его внедрения, ни цели его создания, ни кто им будет пользоваться, ни уровни доступа. С точки зрения юридической техники это называется отсутствие предложения о реестре. Согласно правилам законотворчества, в переходных положениях указываются совсем другие нормы, например об отсрочке вступления закона в силу или поправки, связанные с введением новых норм.

Кастрация. Это вообще полный провал. Дело в том, согласно мировой практике и нормам ВОЗ, педофилия — это болезнь. Она диагностируется и подается лечению, в частности, путем химической кастрации. При этом не все, кто совершает сексуальные преступления в отношении детей являются педофилами. Парламент же принял закон, который обязывает принудительно кастрировать всех, кто проходит по этим статьям, в том числе, здоровых людей. Процедуры принудительной кастрации здоровых людей нет ни в одной стране мира. Потому что в такой формулировке химическая кастрация становится не лечением, а наказанием, что противоречит всем нормам и практикам международного права. А это значит, что нас ждут обращения в ЕСПЧ и неизбежная отмена этой нормы.

Мне очень жаль, что так случилось. Это был мой последний законопроект, который хотелось довести до конца. Мы провели огромную работу, но в результате победила глупость. Отдельно удивило, что за нее проголосовали, в том числе, ударники труда и лидеры посещений, которые привыкли называть себя ответственными. Теперь на их ответственности будет отсутствие рабочего механизма превенции сексуальных преступлений против детей.

Это не про конкуренцию и не про пиар. Это про тупость, из-за которой правоохранительные органы ещё на полгода-год останутся без действенного инструмента. Я очень надеюсь, что президент этот законопроект не подпишет, а следующий созыв парламента доделает эту работу грамотно.