Несмотря на то, что саммит «большой восьмерки» в Баварских Альпах пройдет без участия России, наблюдатели констатируют осторожное дипломатическое потепление в отношениях Запад — Россия. Об этом свидетельствуют недавние встречи Ангелы Меркель и Джона Керри с Владимиром Путиным. Потепление, если его можно так назвать, связано с некоторыми факторами. Но оно хрупкое и в любой момент может прерваться.

Чего, однако, нет, так это четкого понимания, как строить отношения после украинского кризиса.

На Западе поняли, что ситуация на Ближнем Востоке, где экстремисты «Исламского государства» (ИГ) безвозвратно захватили часть территорий Сирии и Ирака и, повторяя историю талибов в Афганистане до 11 сентября 2001 года, создали новый террористический плацдарм для борьбы с Западом, стала гораздо более взрывоопасной, нежели конфликт на востоке Украины.

Бомбежки США не остановили продвижение исламистов. Еще несколько лет тому назад Запад обдумывал военные удары против Ирана, затем против Сирии. Запад бомбил Ливию. А теперь выясняется, что по сравнению с тем страшным вызовом, который представляет ИГ, иранская проблема атомной бомбы или авторитарный режим Башара Асада отошли на задний план.

Выходы из ситуации есть

Запад четко понимает, что без конструктивного сотрудничества с Россией спасти Ближний Восток от скатывания в хаос невозможно.

На Западе также стали ощущать, что решению украинской проблемы препятствует сегодня уже не Россия, а во многом Киев. Запад надеялся на быстрый реформаторский прорыв послемайдановской Украины в сторону Европы, но теперь вынужден констатировать, что новая украинская власть может застрять в тех же дрязгах, которые имели место после первого майдана в 2005 году.

Киев мало делает для привлечения западных инвесторов в страну, а только просит денег, кивая на войну с Россией. Еще год тому назад Евросоюз обещал Украине чуть ли не безоговорочную поддержку — политическую и финансовую. Но за последние месяцы опять всплыла проблема греческого дефолта. Запад понимает, что без конструктивного сотрудничества с Россией спасти Украину от дальнейшей дестабилизации невозможно.

Германии как лидеру Евросоюза, нужен, наконец четкий консенсус внутри Европы по российскому вопросу. Европа стоит в преддверии серьезнейших внутренних вызовов, не исключено, что из состава ЕС могут выйти Великобритания и Греция. Такая Европа политически будет отличаться от прежней, в будущем Евросоюзе первые скрипки начнут играть «новобранцы» из бывших стран-членов Варшавского Договора, в первую очередь Польша, чей бывший премьер формально возглавляет Евросоюз.

Ни для кого не секрет, что российская тематика разделяет страны ЕС. Южная Европа выступает за смягчение санкций или вообще за их отмену. Северная часть Европы требует обратного. Чтобы сохранить некое лидерство в Европе, Германия старается балансировать между двумя полюсами. Со временем это становится утомительно.

Выходы из ситуации есть

Предпосылки для новой договоренности с Россией по вопросам безопасности есть. Если Минский процесс до середины лета увенчается успехом, потепление отношений Запад — Россия может стать реальным. Но чего абсолютно не хватает, так это извлечения уроков из украинского столкновения. Многие политики на Западе наивно полагают, что Россия вынужденно согласится с существовавшим до сего дня статус-кво. То есть Европа и впредь будет строиться на двух основных китах — НАТО и ЕС без участия России.

На самом деле, если говорить реально-политическим языком, Россия через украинский кризис укрепила свои позиции на европейском пространстве. На Западе считают, что Россия требует для себя некую зону влияния, которую ни США, ни ЕС ей предоставлять не будут. Но дальнейшего продвижения НАТО и ЕС на постсоветское пространство Россия уже не потерпит.

Выходы из ситуации есть, но конкретно о них политики пока не думают. Можно использовать председательство Германии в ОБСЕ в 2016 году, чтобы воскресить эту заспанную организацию. Здесь уместно вернуться к идее создания Совета Безопасности Европы. Уместно будет также возродить старую идею общего экономического пространства между Евросоюзом и Евразийским союзом. Глупо было бы, исходя из новых вызовов со стороны арабского мира, навсегда отказаться от сотрудничества в рамках ПРО.

Вряд ли можно ожидать импульс к новому восприятию вопросов безопасности на саммите Большой Семерки. А на саммите «большой двадцатки», который в этом году пройдет под председательством Турции? Турция — новый энергетический мост между Россией и Европой, прямой участник урегулирования ситуации на Ближнем Востоке, страна-наблюдатель в Шанхайской Организации Сотрудничества. Где найти лучшую площадку для обсуждения этих насущных тем?

Оригинал публикации