Давайте о мире. Ещё раз. Снова и снова. Пока раскалённые колья понимания не войдут в сердцах тех, кто так много, так страстно говорит о войне. Той, что идёт сейчас в Донбассе. Той, где люди погибают сотнями и тысячами, с одной и с другой стороны. Погибают — за что?

Когда я задаю этот вопрос двум сторонам конфликта, людям разного возраста, статуса и положения, то слышу в ответ нечто сбивчивое, туманное или, наоборот, пафосное, велеречивое, но так или иначе — неубедительное, пустое. Да, манифесты прожектов подчас действуют как успокоительное для совести и здравого смысла, но в условиях нынешнего раздрая, фактического и ментального, не несут конструктива и зачастую, наоборот, приводят к тягостно-неприятному результату.

Тут ведь не одна слезинка ребёнка, тут целое озеро слёз образовалось.

А договариваться, между тем, надо. Однако сложно привить миролюбие как метод человеку, потерявшему в результате обстрелов и бомбардировок всю семью. Или тому, кто сознательно приехал в Донбасс истреблять «бандеровцев» и «фашистов». Цветы в драке раздавать, как правило, не только бесполезно, но и рисково.

Преодоление бездны

Между тем, — и я привожу данную оскоминную сентенцию не только, дабы напомнить о том, что банальности, как заметил Борхес, самые точные вещи на свете, но и для акцентуации очевидного, которое отчаянно пытаются «затереть» — любая война заканчивается переговорами. Мы должны признать это как данность, сделав камнем, на котором будет основан храм мирных переговоров. Пусть и нас активно убеждают в обратном. Вспоминают Вторую Мировую Войну. Хотя в донбасской бойне с тем, кто на чью землю пришёл, всё не столь однозначно.

Опроси противников, и они, в общем-то, обвиняя врага, станут говорить одно и то же, но ярлыки, маркеры будут разными. Затеют хождение по мукам, но смысл един: в Донбассе славяне убивают славян, братья истребляют братьев. Те, кто во время Второй Мировой Войны сражался под одним флагом, прикрывая, поддерживая друг друга, теперь — по разные стороны баррикад, готовые перечеркнуть то скрепляющее, что было в прошлом, вытащив наружу мерзкое, отвратительное, разделяющее.
От того сравнения с Гражданской войной более уместны. И вот там, говорят нам, были свои победители.

Те, кто, залив страну кровью, решил ликвидироваться через 74 года, перед этим выиграв чудовищную войну.

Вначале красного пути битва шла внутри страны. Для многих же участников донбасской бойни сегодня она проходит на нейтральной территории. Украинские граждане превратились либо в расходный материал, либо в побочные жертвы войны. Они гибнут там, в Дебальцево и Углегорске, Донецке и Луганске, пока военные, «отпускники», добровольцы, наёмники утверждаются за счёт взрывов и выстрелов.

Преодоление бездны

И в этой войне есть такая же, как и её бессмысленность, доминанта — некая игрушечность, карикатурность происходящего. Безусловно, не там, на поле боя, но в том пространстве, что создано вокруг. И Стрелков, и Моторола, и подзабытый ныне Бабай в матрице общественного сознания напоминают скорее героев малобюджетного боевика, нежели реальных людей. А, к примеру, наиболее подготовленный боевой отряд сил АТО называется «киборги», словно воины его в Fallout сыграть решили.

От того кошмарная бойня одной своей стороной всё больше уходит в то, что принято обозначать как «заигрались».

Донбасские митинги и референдумы, ставшие следствием Евромайдана, нелепых действий нового украинского правительства, превратились в фабрику смерти, штампующую жертвы с фаталистическим постоянством, но на фасаде её — сияющий баннер, где демонстрируется остросюжетное кино, наблюдать за которым довольно-таки интересно. Люди — уже не люди, а цифры в статистике и слова в новостях. В большинстве случаев о них вспоминают лишь тогда, когда нужно обвинить противника, заклеймить его, дабы вынести карающий приговор.

В мире войны противоборствуют две жажды — мира и отмщения. И вместе с тем люди, находящиеся там, подчас могут договариваться лучше, эффективнее, чем те, кто находится вне зоны боевых действий. Через свой ужас они порой могут понять и принять ужас другого.
В тех же, кто не столкнулся с бойней воочию, наоборот, сильна потребность войны. Их генератор априорной собственной правоты работает на полную мощность, и сигналы его должны посылаться каждому несогласному. Убедить — невозможно, подчинить — стоит попробовать. Люди, живущие в мире, требуют войны. Они пестуют и вдохновляют её, питая инфернальных демонов, втиснувшихся в топочущее войско Ареса. Ими создан дьявольский запрос на воинственность. Они инфицировались и инфицировали других бациллой кровожадности.

Преодоление бездны

Возможно, это тот редкий случай, когда часть народа запрашивает и получает у власти то, чего она желает. И вместе с тем сама власть желанию этому потворствует и угождает, во многом порождая его. Таков уроборос войны. Потому формирование новых мирных договорённостей — процесс ступенчатый, поэтапный. И начаться он должен с рядового гражданина, с общества, российского и, прежде всего, украинского, в коем вызреет запрос на перемирие, родится абсолютная уверенность в необходимости прекращения боевых действий.

И для начала риторика войны должна быть заменена единственно верной риторикой мира.

Минские договорённости, безусловно, не стали панацеей, эффективным решением, но они их нельзя назвать и полной фикцией. Те часы, дни без обстрелов уже есть достижение. Да, учитывая нынешний контекст, минские договорённости невозможны в их первоначальном формате, границы сдвинуты, территории изменены, но их можно и нужно взять за основу, а участвовать в них обязаны люди, наделённые большими полномочиями, нежели Леонид Кучма. Пришло время для беседы первых лиц четырёх сторон: Украины, США, Народных Республик, России.

Последняя на протяжении всей войны призывала именно к мирному урегулированию конфликта. Понятно, что в этом есть дипломатический элемент лукавства, однако именно Москве мир в Донбассе необходим прежде всего. Так же он необходим и Народным Республикам, обесточенным, подорванным до основания. И Украине, теряющей своих граждан и находящейся на грани новой революции. Странным образом мир в Донбассе нужен всем, и вместе с тем он всё дальше.

Преодоление бездны

Во многом потому, что война сегодня выгода одной стороне конфликта, организовавшей государственный переворот, запустившей в Украине, возможно, необратимые деконструирующие процессы. Как и две мировые войны, донбасская бойня идёт на пользу США. Судя по их риторике, они сворачивать боевые действия не собираются.
И это тот фактор, который необходимо понять, разбираясь с вопросами «кто есть враг» и «за что сражаются в Донбассе». С ответа на них начинается преодоление бездны на пути к миру.