Вопрос автокефалии православной церкви в Украине возникает каждый раз, когда появляется подходящее для этого время и обстоятельства, которые могут способствовать воплощению замысла. Активно этот замысел стал воплощаться при правлении государством президента Виктора Ющенко, порой его намерения казались очень близкими к внедрению. Родной брат бывшего президента Петр Ющенко до сих пор остается председателем общественного объединения «Поместная Украина». При Януковиче Филарету было не до поместной церкви, он на протяжении этих лет все время жаловался на притеснения его паствы и сетовал при этом как на президента, так и на УПЦ МП, которую обвинял в преследованиях.

Сегодня в Киевском Патриархате УПЦ снова пытаются придать актуальности вопросу создания поместной церкви в Украине. Филарет уже несколько раз об этом говорил при всякой возможности в своих публичных выступлениях. Примечательно, что решение этого вопроса он не обошел даже в скорбные дни, когда в Украине прощались с митрополитом Владимиром.

Чем мотивирует патриарх Филарет необходимость создания в Украине поместной православной Церкви? На брифинге в украинском кризисном медиа-центре 3 июля 2014 он, в частности, сказал: «Мы убеждены на сто процентов, что в Украине рано или поздно будет единая поместная православная церковь, независимая от Москвы. Мы не заинтересованы в захвате храмов, нам нужна украинская паства. И если общество хочет перейти в Киевский патриархат, мы не возражаем и готовы ее принять. Это свобода совести, и закон позволяет это». То есть, речь идет не о каких-то духовных стремлениях, желании укрепления духа мирян, а лишь о том, чтобы иметь как можно больше храмов и людей в них.

Поместная церковь: «за», «против», «воздержался»

Теперь коснемся самой перспективы создания в Украине единой церкви, независимой… хотя, как может быть церковь совершенно независимой? Если по правде, у Филарета самая что ни есть «независимая» структура, потому что ее никто не признал, разве что его паства, которая молится в храмах, принадлежащих УПЦ КП. Если разговор идет об объединении с другими церквями, то почему же на протяжении стольких лет этого не сделали Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата и Украинская Автокефальная Православная Церковь? А дальше могли бы привлекать других. Но этого не произошло, хотя попытка такая была: вспомните Патриарха УАПЦ Владимира Романюка и его загадочную смерть. Поэтому говорить сегодня об объединении несочетаемого — УПЦ КП, УПЦ МП и УАПЦ — невыполнимая мечта Филарета.

Это же, кажется, его проект, озвученный украинскими политиками. А еще говорят о привлечении к этому объединению Украинской греко-католической Церкви, то есть, о некоей странной православно-католической религиозной организации.

Оставив в сторонке политические препятствия на пути к объединению церквей в Украине (хотя церковь должна быть вне политики) коснемся хотя бы одного из догматических элементов, который наверняка станет преградой в этом направлении. Поскольку должна быть внедрена стандартизация богослужений, то сему помешает элемент, который называется диптихом. Кто посещает Литургии, обратит внимание, как на них «поминают» лиц церковной иерархии. В каждой из православных церквей свой диптих. А во вселенском православии есть два основных списка диптихов — русский и константинопольский. При создании отдельной украинской церкви она подвинет много православных церквей в этих диптихах вниз, в том числе и РПЦ. По этой и по другим причинам украинская автокефалия никогда не может быть признанной ими.

Поместная церковь: «за», «против», «воздержался»

Если же принять во внимание присоединение к общей структуре и Украинскую греко-католическую Церковь, то дело вообще зайдет в тупик.

Ведь между православными и греко-католиками есть несколько существенных канонических и богословских разногласий, а также элементов обрядности. В частности, это понимание непорочности Девы Марии и Ее Успения, исхождение Святого Духа и тому подобное. А понятие «чистилища» в православии отсутствует вообще. Что касается подчинения греко-католиков Ватикану, а православных Константинополю (при их признании им, конечно), то снова возникает вопрос: как все это объединить?
Но наибольшей преградой к объединению в одну поместную церковь станут сами епископы и священники. Ведь неизбежным процессом будут административные реформы приходов и епархий. Известно, что сегодня есть села, имеющие по несколько церквей разных конфессий. Как их объединить? Произойдут также перемещения епископов и не обязательно в более злачные места.

А теперь можно задаться существенным вопросом: каким образом создание нового объединения «Украинская поместная православная Церковь» поможет спасению человеческих душ? Или такое формирование предназначено выполнять лишь роль аудитории для воплощения определенных государственных планов? Без сомнения, государству нужны свои рычаги влияния на общественность, но не церковь же предназначена для этого.

Поместная церковь: «за», «против», «воздержался»

Кроме Филарета об Украинской поместной православной Церкви в нашей стране говорят еще политики и люди, которые в храмы «ходят», больше исповедуя традицию, чем стремясь к спасению душ и Вечности в Небе. Как-то я спросил у своего товарища: «Объясни, пожалуйста, какова цель создания поместной церкви?» «Ну как же, Москва далее должна нами управлять?» «А разве глава Церкви не Христос, разве не Он руководит?». Дальше — молчание. Выяснил для себя, что оба говорим на разных языках и о разных вещах. Он — о церкви как нужной государству организации, а я — о Церкви, Теле Христовом, сообществе людей, принадлежащих Господу и заботящихся о спасении душ. Да, объединение церквей, как его воспринимает мой товарищ, может потребоваться государству, но Божьим ли будет это дело? Таким образом, можно предположить, как будут решать вопрос о создании Украинской поместной православной Церкви — возможно, простым голосованием.