Эти национальные «герои» — погромщики и убийцы — в полной мере характеризуют новое украинское государств.

Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов
О вышеперечисленных персонажах и их преступлениях сказано предостаточно, но в данном случае важно, что они культивируются как пример для всенародной гордости — со всеми своими кровавыми деяниями и ультранационалистическими воззрениями. Собственно, эта работа ведётся уже давно и настойчиво: вспомним, к примеру, недавнюю уличную выставку возле Верховной Рады со стендом, где изображено факсимиле так называемого «Акта о провозглашении Украинской державы» украинскими националистами в июне 1941 года. Не без гордости в акте говорилось: «Відновлена Українська Держава буде тісно співдіяти з Націонал-Соціялістичною Велико-Німеччиною, що під проводом Адольфа Гітлера творить новий лад в Європі» («Восстановленная Украинская Держава будет тесно взаимодействовать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создаёт новый порядок в Европе»).

Аналогичная выставка с теми же документами была представлена и значительно раньше — в 2018 году. То есть связь ОУН, бандеровцев с Третьим Рейхом носит системный, публичный и можно сказать бесстыдный характер — как и глорификация дивизии СС «Галичина» или возвеличивание бандеровцев — убийц мирных жителей.

Если таковы «национальные герои», то и подражать им не зазорно. Так директор Украинского Еврейского комитета Эдуард Долинский публикует весьма характерное фото, на котором запечатлены представители националистической молодежи в парадной форме на могиле коллаборанта Данилы Рудака. «Ветераны и молодые полицаи приносят присягу на могиле нацистского военного преступника, служащего батальона "Нахтигаль" и 201-го шуцманшафт батальона, офицера украинской вспомогательной полиции Станислава [ныне Ивано-Франковск. — Авт.], командира куреня УПА (запрещённая в РФ организация. — Ред.) "Звери", массового убийцы мирного населения и соучастника уничтожения 30 тысяч евреев Данилы Рудака», — уточняет суть запечатлённого сюжета господин Долинский.

Спустя всего несколько лет после Евромайдана Украина покрылась несметным количеством памятников, мемориальных досок и топонимов, восхваляющих людей, руки которых по локоть в крови невинных жертв. Им возлагают цветы, возле них проходят общественные мероприятия, они стали частью привычной жизни. А за всем этим маячит вполне очевидная мысль — уничтожение несогласных с идеями украинского национализма есть путь к славе, почету, бессмертию.

Ответ на этноцид. О национально-освободительном движении на Украине
Ответ на этноцид. О национально-освободительном движении на Украине
© AFP, Genya SAVILOV
«Мемориальный комплекс Украинский национальный пантеон героев должен стать местом единения живых, где каждый украинец будет чувствовать себя представителем великого народа, гордым его героическом прошлом, а также осознавать себя причастным к созданию его современной истории», — говорится в вышеупомянутом обращении тернопольских депутатов. И сопричастие это начинается уже сегодня: с участия в карательной операции в Донбассе, в борьбе с остатками инакомыслия, внедрением неонацистских практик в повседневную жизнь Украины. Вот, скажем, только что убитый на Донбассе знаменитый снайпер ВСУ Уберт Мрачковский, как сообщает информационный ресурс «Политнавигатор», был участником обычной неонацистской группировки, и даже сфотографирован «кидающим зигу» на фоне неонацистского цифрового кода «14/88».

Люди, которые с пеной на губах осуждают «тоталитарное прошлое», охотно используют для достижения своих целей не только травлю, доносы, цензуру, но и акции «прямого воздействия» — репрессии и избиения. Например, в «наилучших традициях» Третьего Рейха на Украине осуществляется системная травля цыган, которая принимает форму погромов и публичных унижений. На днях в центре Киева снова линчевали цыганских девушек — поймали своих жертв на Крещатике, расписали им лбы зелёнкой, а потом разместили это видео в интернете. Как вы понимаете, официальные украинские и западные «правозащитники» и пикнуть в ответ не посмели.

Да и какой смысл высказывать свою «озабоченность», если метрополия всех этих пресловутых «правозащитников» — то есть Соединённые Штаты Америки — голосуют в ООН совместно с Украиной, отказываясь осуждать героизацию нацизма. Резолюция ООН, против которой голосовали США и Украина, рекомендует принять меры по предотвращению пересмотра итогов Второй Мировой войны, а также в отношении отрицания военных преступлений и преступлений против человечности. А это напрямую противоречит всей сути ныне действующего киевского режима.

Зачем Украине обращать внимание на мнение международного сообщества, если ксенофобский режим официально поддерживает Белый Дом? Да и остальные как бы «демократические» страны Евросоюза совместными усилиями не могут справиться даже с похабным сайтом «Миротворец», публикующим «чёрные списки» и личные данные антифашистов (не исключая детей, как это произошло с юной писательницей из ЛНР Фаиной Савенковой). Чего мы хотим от «прогрессивной» западной общественности, если даже откровенный неонацист Сергей Филимонов, снявшийся в фильме одиозного Олега Сенцова, получает на Стокгольмском международном кинофестивале награду как «лучший киноактёр» — и никого ничего не смущает.

Украинский неонацизм давно «в законе», но и выше его. Ультраправые не несут ни моральной, ни уголовной ответственности: вспомним убийство писателя Олеся Бузины, развалившееся дело об убийстве Павла Шеремета, безнаказанного убийцу Сергея Стерненко и многие другие случаи.

Из свежих примеров: после мощных акций ультраправых Соломенский райсуд Киева выпустил из-под стражи неонациста из группировки С-14 Сергея Бондаря, ранее задержанного за оскорбления и угрозы сотруднику прокуратуры (уголовное производство по ч. 1 ст. 345 УК Украины — «угроза или насилие в отношении работника правоохранительного органа»). А вынырнувший из небытия бывший лидер неонацистской организации «Правый Сектор» (запрещённая в РФ организация. — Ред.) Дмитрий Ярош на некоторое время даже был назначен советником главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного.

Кина не будет
Кина не будет
© фильм Киборги / Перейти в фотобанк
Ультраправые — не маргиналы (как нас пытаются уверить), но важный фактор внутренней и внешней политики. Они законодатели политической моды, пример для подражания и социальный лифт для десятков тысяч молодых людей. Как писал один из лидеров ВО «Свобода» Александр Аронец, «современные бандеровцы — это все украинцы, поэтому допустить критику бандеровцев на государственном уровне — значит лепить врага из современной Украины».

Но самое большое отвращение вызывают даже не они, а «майданные патриоты» — украинские обыватели, сознательно не замечающие, что происходит на улицах их городов. Сами переформатированные, они подгоняют под себя окружающий мир. «А по булыжной мостовой — грррум, грррум — стучат коваными сапогами коренастые красномордые парни в серых рубахах, с тяжелыми топорами на правом плече. "Братья! Вот они, защитники! Разве эти допустят? Да ни в жисть! А мой-то, мой-то… На правом фланге! Вчера еще его порол!.. Ура, серые роты!"» («Трудно быть богом»).

«Идеология кривых зеркал» подразумевает возможность и необходимость взращивания «нового человека» в деструктивных представлениях о мире — настойчиво предлагая ему в качестве объекта для подражания самых отвратительных персонажей. В таком случае легко считать порядочным человеком подлеца, негодяя, убийцу — что в свою очередь подразумевает общую аморальность общества, где национал-«элите» позволено всё, а все остальные оказываются на положении рабов в концлагере.

И наоборот: сопротивление словом или делом людоедскому режиму приобретает нравственные черты национально-освободительной борьбы, в том числе от колониального управления.