Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов
На днях опубликован оцифрованный архив Нюрнбергского трибунала, в Сеть выложены десятки тысяч исторических документов, в числе прочих — стенограмма допроса одного из кураторов ОУН офицера абвера Эрвина Штольце. До августа 1944 года он исполнял обязанности заместителя начальника 2-го отдела Управления Аусланд/Абвер/ОКВ. В это же время (начиная с февраля 1944 г.) сотрудничал с РСХА, а в сентябре 1944 состоялся его официальный перевод в Главное управление имперской безопасности с назначением на пост руководителя секретного «явочного пункта Берлин». В обязанности Штольце была вменена организация спецподразделений для ведения диверсионных действий в тылу наступающих союзнических войск — в первую очередь, в тылу Красной армии.

Показаниями Штольце раз подтвержден факт вербовки Степана Бандеры и его последующего сотрудничества с гитлеровцами: «В октябре 1939 года я с Лахузеном привлек Бандеру к непосредственной работе в Абвере. По своей характеристике Бандера был энергичным агентом и одновременно большим демагогом, карьеристом, фанатиком и бандитом, который пренебрегал всеми принципами человеческой морали для достижения своей цели, всегда готовый совершить любые преступления. Агентурные отношения с Бандерой поддерживал в то время Лахузен, я — полковник Эрвин Штольце, майор Дюринг, зондерфюрер Маркерт и другие…».

Уроки Нюрнбергского трибунала важны не только для историков, но и для возможного будущего Украины. Украина беременна большой войной. О ней — как о факте сегодняшнего дня — разглагольствуют украинские политики, о ее стратегии рассуждают украинские военные, к ней громко призывают фанатики-националисты. Война вроде бы уже идет — как идет поток гробов военнослужащих ВСУ из зоны конфликта на востоке страны, но, парадоксальным образом, все еще может начаться. Речь о широкомасштабных боевых действиях между Украиной и ЛДНР, а такого варианта событий исключать не приходится.

Можно ли назвать Украину нацистским государством?
Можно ли назвать Украину нацистским государством?
В случае экономического и энергетического краха политики нынешнего правительства Киев легко может прибегнуть к проверенному веками средству отвлечения внимания общественного мнения от внутренних проблем, в нашем случае эскалацией напряженности в Донбассе. Российские СМИ активно предостерегают украинский режим от такого рода планов. Однако в случае подобного развития событий надо четко себе представлять, что делать с украинской политической конструкцией в дальнейшем.

И здесь важнейшим фактором представляется реализация политики денацификации на любой части освобожденной от майданного режима территории. То есть жесткого, директивного и всеобъемлющего запрета идеологии бандеровщины как союзника и наследника гитлеризма, изобличение украинского ультранационализма в историческом аспекте и его военных преступлений уже в наши дни.

В случае краха действующего режима (а в его военном проигрыше в случае вмешательства армии РФ сомневаться не приходится) под трибунал должны отправиться не только непосредственные исполнители заговора против мира, но и его идейные вдохновители. Так, на скамье подсудимых Нюрнбергского трибунала оказались не только гитлеровские военачальники, но и пропагандисты гитлеризма Штрайхер и Розенберг (причем оба были повешены).

В этой связи чрезвычайно важной представляется задача своевременной идентификации преступников, пресечение возможности их бегства с Украины, привлечения негодяев к открытому и гласному суду. Для убеждения общественного мнения Украины в преступности майданной власти необходимы публичные показания, раскрытие коррупционных схем, методов националистической пропаганды, способов внедрения идеологии бандеровщины в образование, в «гражданское общество», в информационную сферу и т. д.

«Угроза для власти». Киевский эксперт о нацизме с демократией, который сегодня строится на Украине
«Угроза для власти». Киевский эксперт о нацизме с демократией, который сегодня строится на Украине
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк
Следовательно, в случае начала Украиной широкомасштабной провокации в Донбассе, речь должна идти не только о нанесении решительного военного поражения, не только о возможности падения майданного режима, но разгроме его идеологии. Иначе отряхнувшая и быстро забывшая поражение майданная Украина вновь пойдет в наступление на Восток — при доброжелательной поддержке своих западных хозяев.

Процесс денацификации должен затронуть школы, вузы, госаппарат, СМИ и носить такой жесткий характер, чтобы о прославляемых сегодня гитлеровцах-коллаборантах и пискнуть в позитивном контексте никто не мог — как невозможно в современной Германии прославление Гитлера или идеологии национал-социализма. А поскольку украинский ультранационализм пропитан не только животной русофобией и антисемитизмом, но и идеями государственного терроризма, его надо рассматривать наряду идеологией запрещенного в РФ «Исламского государства» как симптом террористической активности.

Еще раз: на данный момент предпосылкок для денацификации Украины нет, но если в результате своей военной авантюры режим посыплется, надо учитывать не только военный или экономические аспекты проблемы, но и чисто идеологические моменты. Началом процесса обеззараживания должен стать открытый и гласный процесс над военными преступниками — показательными «козлами отпущения», поскольку невозможно и несправедливо судить весь народ. Эти кандидатуры должны быть подобраны заранее, чтобы обеспечить их (вряд ли добровольную) доставку на скамью подсудимых.

На базе разоблачений и последующих решений Трибунала происходит юридическая денацификация страны и трансформация в ее максимально дружественное России пространство.

Не от воинского тщеславия русские добивали Бонапарта в Париже, а Гитлера в Берлине, но ради безопасности своего государства. Нынешний киевский режим — лютый враг России, опасность которого нельзя недооценивать. Его ядовитые клыки — не только пушки и беспилотники, но идеология и пропаганда. Вырвать эти клыки — задача не менее важная, нежели нанести ему военное поражение.