Бывшая сотрудница Facebook Фрэнсис Хауген выступила в американском Сенате, обвиняя эту социальную сеть в разжигании ненависти ради прибыли корпоративного менеджмента. Причем, ее речь транслировали в прямом эфире для всей страны и смотрели во всех странах мира.

Интерес к показаниям Хауген понятен. Эта женщина осмелилась бросить вызов гигантской компании с финансовым оборотом в триллион долларов, которая вовлекла в свою паутину три миллиарда человек — 60% всех интернет-пользователей планеты. Вдобавок, ее выступление состоялось сразу после масштабного технического сбоя, который парализовал работу Facebook, WhatsApp, Instagram — что привлекло дополнительное общественное внимание. Ведь докладчица знает ситуацию изнутри и подкрепляет свои слова серьезными доказательствами.

Хауген работала в компании с 2019 года, отвечая за борьбу против дезинформации, и уволилась из нее в мае. В течение всего этого времени она тайно копировала внутреннюю документацию Facebook, и анонимно передавала ее различным изданиям — включая The Wall Street Journal — действуя в духе Эдварда Сноудена, который рассказал когда-то миру о секретной слежке спецслужб. А затем решила открыто рассказать об экономических стратегиях и смысловых алгоритмах Фейсбука. Потому что деятельность социальных сетей наносит человечеству огромный социальный ущерб, последствия которого еще только предстоит оценить. 

«Выборы в Фейсбуке». Как оцифруют украинскую демократию
«Выборы в Фейсбуке». Как оцифруют украинскую демократию
© РИА Новости, Рамиль Ситдиков / Перейти в фотобанк

По мнению Фрэнсис Хауген, глобальная компания занимается разжиганием ненависти и банально стравливает между собой своих пользователей. Согласно ее данным, около 5% комментариев и постов содержат язык вражды, однако администраторы удаляют их избирательно, потому что алгоритмы сети используют агрессию для привлечения интереса аудитории. И поток хейтспича приносит владельцам Фейсбука прямую выгоду.  

По большому счету, все мы прекрасно знаем, как это работает. Скандальные конфликтные темы всегда вызывают массовое внимание, сообщения с языком ненависти востребованы у публики — о них пишут и говорят, на них ссылаются, их критикуют и осуждают. А это повышает популярность сети, помогая ей зарабатывать на рекламном контенте. Ведь информационный ажиотаж, растущая посещаемость и зашкаливающие просмотры привлекают капиталы рекламодателей.

Замешанный на вражде хайп превратился в эффективное средство для продвижения различных страниц и пабликов. Он хорошо продается и приносит большие деньги — а значит, на токсичное содержание можно закрыть глаза. В этом и заключается нехитрая стратегия самой богатой в мире сетевой корпорации, которая в буквальном смысле питается чужой ненавистью — превращая чьи-то грязные слова в свою чистую прибыль.

Украинские пользователи Facebook столкнулись с этим задолго до откровений от Фрэнсис Хауген. Восточноевропейский сегмент Фейсбука буквально переполнен языком ненависти, которую легко найти в каждом втором сообщении на общественно-политическую тематику. Но администраторы никогда не наказывают за такие грехи украинских випов. Им позволено говорить практически все, несмотря на постоянные нарушения принятых в сообществе норм — потому что по факту они написаны отнюдь не для всех. 

Эти люди — политики, блогеры, журналисты — регулярно оскорбляют «ватников» и «совков», выставляют на показ свою ксенофобию и расистские предрассудки, призывают к расправе, позволяют себе использовать любые запретные слова. Однако они являются неприкосновенными для Фейсбука. Больше того, политкорректная социальная сеть, за редкими исключениями, не трогает украинских ультраправых — даже если они позволяют себе антисемитские шутки на тему трагедии Холокоста, которые звучат сейчас в укрнете по поводу восьмидесятой годовщины массового убийства в Бабьем Яру.  

В то же время, на украинском Фейсбуке запросто наказывают за принципиальную идеологическую критику нацизма. Если вы разместите фотографию публично зигующих патриотов, ее с высокой вероятностью удалят — лицемерно мотивируя эти действия борьбой с разжиганием ненависти. Не говоря уже о том, что Facebook блокирует страницы оппозиционных журналистов и блогеров — даже если они соблюдают установленные правила и высказываются только в корректном духе. И эта оруэлловская избирательность отнюдь не случайна. Потому что к модерированию украинского фейсбук-сегмента скандально допустили украинских националистов, напрямую связанных с политическими организациями ультраправых.

Судя по выступлению Фрэнсис Хауген, такие позорные факты полностью укладываются в логику политики, которой руководствуется глобальная социальная сеть. Докладчица убеждена, что Facebook должен объявить о своем «моральном банкротстве», поскольку его деятельность «ослабляет демократию» во всем мире — и особенно вредит женщинам, которые становятся объектами самой жестокой травли. Вроде той, которую недавно испытала на себе уволенная киевская преподавательница Евгения Бильченко, и многие другие жертвы сетевых компаний украинских националистов.

«Руководство компании знает, как сделать Facebook и Instagram более безопасными, но не будет вносить необходимых изменений, потому что они поставили свою астрономическую прибыль выше людей… Вчера мы видели, как Facebook отключили от Интернета. Я не знаю, почему это произошло, но я знаю, что более пяти часов Facebook не использовался для углубления разногласий, дестабилизации демократии и не заставлял молодых девушек и женщин чувствовать себя плохо», — заявила в Сенате бывшая сотрудница компании.

И действительно — многие пользователи Фейсбука открыто приветствовали его масштабные сбои. Потому что это предоставило возможность отдохнуть от навязчивого вмешательства в нашу жизнь, указывая на нездоровую зависимость от бесконечного потребления и производства сетевого контента.    

«Падение Facebook/Instagram вызвало у меня прилив неожиданной радости. В ней было нечто большее, чем политическое злорадство в отношении корпорации, которая монополизирует человеческое общение; превращает его в работу «на дядю», который продаёт нас своим рекламодателям, и так глубоко вошёл в социальную ткань, что неучастие в его платформе имеет вполне конкретные экономические последствия для каждого из нас.

Радость, которую я испытал, была личной. Так радуется пленник, внезапно оказавшийся на свободе — в мире без фейсбука. Я знал, что это временный просвет, машину скоро поднимут, и мы снова помчимся хомяками в её колёсах. И, всё же, те пару часов, когда вся эта ярмарка тщеславия, хейт-спича, дезинформации, депрессии и токсичной социальности лежала, были часами, напомнившими, что другой мир возможен. И что этот другой мир — лучше», — пишет об этом львовский политбеженец Анатолий Ульянов, проживающий сейчас в США. 

Стражи пропаганды. Как победить цензуру от украинских ультраправых в Facebook
Стражи пропаганды. Как победить цензуру от украинских ультраправых в Facebook
© REUTERS, Dado Ruvic/File Photo

«Facebook и Instagram таинственным образом отключаются, и на один прекрасный день мир становится более здоровым местом», — констатировал в своем твиттере Эдвард Сноуден. Он призвал работников корпорации к забастовке и намекнул на целесообразность разделить эту огромную монополию. Подобные требования звучат сегодня все чаще — так что некоторые комментаторы считают обрушение Фейсбука целенаправленной операцией, направленной на ослабление его постоянно растущей власти.

Однако нам не стоит искать в этой истории конспирологические подтексты. Проблемы, с которыми сталкивается сегодня наш мир — не исключая пороки и недостатки социальных сетей — это проблемы господствующей системы, которая целиком завязана на глобальные корпорации. А они могут похвастаться сверхприбылями — но никогда не отличались эффективностью в смысле общественно полезных результатов своей работы.

«Миром правит не тайная ложа, а явная лажа» — предупреждал на этот счет классик.