Украинские власти продолжают искать выход из ловушки под названием «Минские соглашения». 

Напомним, выполнять соглашения Киев не хочет, ведь тогда он обязан будет провести конституционную реформу и фактически ввести федеративное устройство страны (то есть уничтожить проект «Украина — не Россия»). 

Отказаться выполнять Минские соглашения Украина не может, поскольку тогда рухнет тщательно пестуемый тамошними властями и их западными спонсорами миф о «невыполнении Россией» пунктов Минска. Более того, в случае выхода из соглашений Киева с Москвы придется снимать санкции — а это для украинских властей абсолютно неприемлемо. 

Геворг Мирзаян: кто он
Геворг Мирзаян: кто он
© Владимир Трефилов

На Банковой считали, что третьим вариантом поведения может стать изменение Минских соглашений. Модификация его пунктов таким образом, чтобы Украина восстановила власть над Донбассом, но при этом не превращалась в федерацию. 

Например, если по пункту 9 Минских соглашений передача под контроль Киева границы между ЛДНР и Россией должна было «начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования», включающего конституционную реформу, то Украина хочет сначала получить границу и вдобавок ввод своих войск в Донбасс, а уж потом может быть провести какие-нибудь выборы и что-то дописать в конституции. 

Однако эту хитрую инициативу Киева не поддержала не только Россия (для которой весь смысл Минска именно в федерализации), но и Франция с Германией. Даже Джозеф Байден по итогам переговоров с Владимиром Путиным аккуратно высказался в поддержку Минских соглашений. 

И в этой ситуации Владимир Зеленский не нашел ничего лучшего, как попытаться шантажировать Москву, Берлин и Париж. 

«Если не получатся любые альтернативные договоренности с США, с Россией и параллельно в "Нормандском формате" — будет он работать или нет, — то за "стену" будет голосовать народ Украины», — говорит глава государства. 

Под стеной он тут имеет в виду не столько вал на границе (хотя ряд украинских деятелей были бы рады погреть руки на аналоге «стены Яценюка»), сколько полный разрыв всех связей.

Кто-то сразу расценил эти слова как готовность Украины расстаться с территорией ДНР и ЛНР (в случае согласия на то народа, разумеется). По мнению украинской украинской оппозиции, президент банально намерен передать часть территории страны России. Однако спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков напомнил президенту и другим заинтересованным товарищам, что вопросы о территориальной целостности на референдум не выносятся. 

Интервью Зеленского: проект «Стена» и другие бредни
Интервью Зеленского: проект «Стена» и другие бредни
© пресс-служба президента Украины

«Президент Украины говорит, что если Германия, Франция, Россия не пойдут на компромисс с Украиной в украинском плане реализации Минских соглашений, то Украина готова отказаться от политического диалога вообще на некоторое время и попытаться заморозить конфликт», - трактует смысл угрозы Зеленского украинский политолог Руслан Бортник.

Однако, к сожалению для Зеленского, его шантаж обречен на провал. Российские власти уже заявили, что нельзя разорвать разорванное. 

«Мы можем констатировать, что, собственно, все связи де-факто и так разорваны. Эти регионы отторгнуты украинским государством. Если речь идет о формализации этого процесса, этой ситуации и придания ей характера де-юре, понятно, здесь можем только выразить сожаление. Если есть какие-то другие задумки, то, наверное, разъяснения последуют», — заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

В целом же решение Зеленского формализовать разрыв экономических связей и отказ от политического процесса (напомним, Украина не ведет прямых переговоров с ЛНР и ДНР о конституционной реформе, хотя обязана делать это согласной Минским соглашениям) выгодно Российской Федерации. 

Во-первых, это значит, что с Зеленским больше не о чем говорить. Москва давно выступает за отказ от политического диалога в «Нормандском формате» с участием Киева (по той простой причине, что украинский президент недоговороспособен).

Во-вторых, создание «стены» означает согласие Украины на замораживание конфликта. Замораживание, в процессе которого Москва может двигать второй, альтернативный (не противоречащий, а именно альтернативный) Минску вектор — присоединение Донбасса к России во всех смыслах кроме территориального. 

«Я устал договариваться»: Зеленский признался, что использует СНБО как «оружие»
«Я устал договариваться»: Зеленский признался, что использует СНБО как «оружие»
© president.gov.ua
В-третьих, создание «стены» может трактоваться Россией как официальный выход Украины из Минских соглашений. Ведь одно дело затягивать выполнение политических пунктов (даже если эта затяжка продолжается уже 6 лет), а другое — официально отказаться от их выполнения.

А если Украина отказывается, это означает, что она прямо нарушает пункты Минских соглашений — и на основании этого Москва может требовать от европейских партнеров либо принуждения Киева вернуться в рамки достигнутых договоренностей, либо официально признать факт нарушения, с последующим снятием с России санкций. 

Таким образом, хитрый план Владимира Зеленского может выйти ему и киевской власти боком. У украинской элиты не хватает политического мужества, чтобы отказаться от того, что ей уже давно не принадлежит.