Стоит ли потом удивляться безнаказанным политическим убийствам, следы организаторов которых ведут на Украину, арестам российских граждан в Киеве, атакам военных кораблей в Керченском проливе и даже прорывам диверсионных групп, как это имело место в Крыму летом 2016 года? Ведь напрямую это не касается жизни среднего москвича или жителя российской глубинки. Однако его обязательно коснутся последствия узурпации власти какими-нибудь заинтересованными силами внутри страны. И тогда он, как и его украинский собрат, начнёт недоуменно спрашивать — а нас за что? Да всё за то же — равнодушие, невнимательность, нежелание думать о судьбах отечества.

Украинский Евромайдан начался не в конце 2013 года, а значительно раньше. Сразу после победы на президентских выборах 2010 года Виктора Януковича чьим-то экономным решением были распущены практически все — с огромным трудом собранные накануне выборов — лояльные журналистские коллективы, оборвана система обратной связи с людьми, во власти воцарилось настроение самоуспокоенности и, мягко выражаясь, зазнайства. Одновременно, пользуясь попустительством «серых кардиналов» и ключевых политтехнологов, оппоненты легитимного президента наращивали свои пропагандистские усилия.

Хитроумные комбинации во властных коридорах на Печерских холмах старательно имитировали византийский стиль правления, построенный на сложной системе сдержек и противовесов, однако кабинетное хитроумие не спасло команду украинского президента при прямом столкновении с разъярённой толпой.

Сколько раз мне лично приходилось слышать, мол, «куда Украина денется от России», дескать, сколько прочных нитей связывают людей, церкви, экономику… А вот взяла — и делась. Более того, стала мощным клином, вбитым в оборонительные ряды, плацдармом для разведывательной деятельности против России, базой для антигосударственной российской оппозиции и международных террористов. Кто в ряду возможных потерь следующий — Армения? Казахстан? Белоруссия?

Государство отнюдь не всегда спасает мощная армия: наглядный пример тому дал нам опыт распада СССР. Желание перемен в сознании застоявшейся массы людей, помноженное на тайную корысть элиты, дополнительно провоцируется равнодушием и косностью бюрократической машины. Саботаж использует бюрократическую глупость как инструмент, а молодёжь с «загаджетными» мозгами — в качестве тарана. Надежда, что события 1991 или 1993 годов в России никогда не смогут повториться вновь, являются неоправданными — уже выросло два поколения, не понимающие, что такое последствия краха собственного государства, их мало пугает опыт Украины (а некоторых даже и вдохновляет).

А началось на Украине, напомню, с ленивого идеологического и информационного разоружения киевской власти — то есть крайней степени самоуверенности правящей партии. Далее универсальный сценарий прописан до мелочей: тайный и явный саботаж, управляемые толпы на улицах, нежелание силовиков ввязываться в политическое противостояние, заграничные счета, иностранное гражданство и делающие карьеру за рубежом дети ключевых фигур во власти, колоссальное международное давление и шантаж представителей политической элиты, заманчивый и настойчиво предлагаемый «доброжелателями» вариант смены власти… И вот уже хрупкая стабильность последних полутора десятилетий летит к черту. И удивлённый житель российской глубинки, как и его украинский собрат, спрашивает: «А нас за что?..»