После возвращения на родину после 5-летней эмиграции бывший заместитель главы Администрации президента Украины начал судебные разбирательства в отношении предыдущего главы государства.

«Зарегистрировал в Государственном бюро расследований третье заявление об отмывании средств, легализации незаконных доходов и неуплате налогов бывшим президентом Порошенко, который в составе организованной преступной группы завладел телеканалом «Прямой», оформив его на офшорную компанию, фиктивно принадлежавшую бывшему члену Партии регионов (Владимиру) Макеенко», — сообщил юрист Андрей Портнов на своих страницах в соцсетях.

Если верить лидеру партии «Батькивщина» Юлии Тимошенко, Порошенко купил телеканал «Прямой» у сына свергнутого в результате госпереворота президента Украины Виктора Януковича через подставных лиц не менее чем за $10 млн.

Опасный транзит. Все уголовные дела бывшего президента Порошенко
Опасный транзит. Все уголовные дела бывшего президента Порошенко
© Украина.ру

«Сегодня ГБР зарегистрировало новое уголовное производство и начало расследование по факту легализации Порошенко преступных доходов при офшорных манипуляциях на сумму $300 млн по сделке продажи завода «Кузня на Рыбальском», — добавил Портнов.

Порошенко приобрёл завод «Кузня на Рыбальском» (ранее «Ленинская Кузня» в 1995 году. С началом войны в Донбассе предприятие освоило производство новых разработок оборонного назначения, с его конвейеров выходили боевые модули и бронемашины, гранатомёты и зенитные установки. С 2016 года правительство Украины разрешило заводу осуществлять экспорт товаров военного значения, что помогло «Кузне», которая ранее ежегодно несла многомиллионные убытки, увеличить заказы.

В ходе журналистского расследования программы «Гроші» выяснилось, что за неполные 5 лет военных действий «Кузня на Рыбальском» заработала около 2,5 млрд гривен (почти 6 млрд рублей) на ремонте и модернизации техники, а также как «фирма-прокладка» для завышения стоимости работ. Осенью 2018 года Порошенко продал предприятие бизнесмену Сергею Тигипко, который планирует построить на этой территории жилой комплекс, по всей видимости, для того, чтобы дистанцироваться от одного из своих бизнес-активов.