23 мая истек срок подачи апелляции по делу российских граждан, предусмотренный украинским законодательством. Осужденные и их защита сообщили, что не намерены обращаться к президенту Украины Петру Порошенко с просьбой о помиловании. Но это не означает, что таковое не последует.

«В связи с тем, что мы — и осужденные, и защита — не считаем приговор суда законным и обоснованным, мы не согласны с этим приговором, обращаться с этим ходатайством осужденные и защита не будут», — заявила адвокат Евгения Ерофеева Оксана Соколовская.

Однако она допустила, что уже в ближайшее время ходатайство о помиловании могут подать другие лица, которые имеют на это право, согласно украинскому законодательству. Изменения в порядок помилования на Украине, внесенные в мае Петром Порошенко, предоставляют такую возможность супругам, родителям, детям и другим членам семьи осужденного лица, а также уполномоченному Верховной Рады по правам человека.

Таким образом, получается, что ни Александров, ни Ерофеев, ни их адвокаты не признают своей вины в совершении терроризме, который им инкриминируют украинские прокуроры. А потому не подают прошения о помиловании, ведь такое прошение с юридической точки зрения равносильно признаню вины. Другое дело — если такое прошение последует от родственников осужденных.

Валентин Рыбин, представляющий в суде интересы Александра Александрова, сказал, что защита российских граждан не будет подавать апелляцию на приговор, еще в то время, когда была такая возможность. По его словам, после вступления в силу решения Голосеевского районного суда Киева, приговорившего россиян к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества, может идти речь о подаче ходатайства о помиловании.

То есть, с одной стороны, подсудимые вину не признают, а с другой — отказываются оспаривать решение суда. С точки зрения формальной логики, такое решение выглядит, по меньшей мере, странно. Но, если наше предположение верно, и договоренность отпустить российских граждан все же существует, такое поведение наполняется очевидным смыслом. Ведь подача апелляции запускает процесс рассмотрение по кругу, тогда как сами Ерофеев и Александров остаются в СИЗО. А с учетом последней инициативы украинского Минюста, который предложил отменить действие «закона Савченко» (зачисление одного дня предварительно заключения за два дня лишения свободы) для особо тяжких преступления (а именно к таким относится дело Ерофеева и Александрова), дальнейшее затягивание дела им совсем невыгодно.

Основными способами возврата Александрова и Ерофеева на Родину остаются три процедуры: помилование указом президента Украины, передача российской стороне в порядке, предусмотренном Конвенцией о передаче осужденных лиц от 1983 года, а также обмен на осужденных в результате политических договоренностей властей России и Украины.

В свою очередь, министр юстиции РФ Александр Коновалов сообщил, что ведомство не работает над реализацией последнего сценария, а рассматривает только вопрос о возможной передаче бывшей военнослужащей ВСУ Киеву для отбывания наказания на Украине. По понятным, причинам Россия не желает говорить об обмене Савченко на Александрова и Ерофеева, поскольку не признает их военнопленными. Следовательно, наиболее вероятным вариантом остается их помилование главой государства Петром Порошенко.

Сам украинский президент уже выразил готовность поставить свою подпись под соответствующим указом. Однако он снова увязывает эту процедуру с возвратом на Родину бывшей военнослужащей ВСУ Надежды Савченко. Порошенко ранее заявлял, что это может произойти до конца мая.

«Я готов использовать любые свои конституционные полномочия для того, чтобы вернуть Надежду домой, поэтому, если такое обращение (о помиловании россиян — ред.) поступит, я немедленно воспользуюсь этим», — заявил Порошенко.

Кроме того, глава министерства юстиции Украины Павел Петренко, чье ведомство непосредственно участвует в подобных процессах, также выразил уверенность, что освобождение осужденных от наказания займет немного времени.

«Процедура помилования урегулирована специальным положением о помиловании. По нашим оценкам, помилование может быть осуществлено достаточно быстро», — сказал он.