Об этом он рассказал в интервью Украине.ру.

— Рафаэль, посол США в России Джон Салливан заявил в интервью CNN о том, что обвиняет Лаврова в ядерном шантаже. О каком шантаже говорит господин Салливан?

— Это надо у господина Салливана спросить, кто занимается ядерным шантажом. Это достаточно экстремальное заявление из категории «на воре и шапка горит». Мы никому не угрожаем. Если они считают, что наши плановые испытания наших межконтинентальных ракет — это какая-то угроза, то это угроза тем, кто захочет нанести вред нашей стране, это совершенно ясно и понятно.

А то, что касается ядерного шантажа, почему я говорю, что «на воре шапка горит»? Потому что мы именно от западных политиков на протяжении последних несколько лет каждый раз слышим о возможности ядерной войны, о возможности ядерного удара, о возможности превентивного удара, локального ядерного удара.

Когда Россия и Китай разрушат гегемонию США и что будет с Украиной - Ордуханян
Когда Россия и Китай разрушат гегемонию США и что будет с Украиной - Ордуханян

Мы постоянно слышим эту риторику. Каждый раз, когда в той или иной форме они адресуют нам те или иные постулаты и угрозы, которые возникают перед всем человечеством, мы должны с вами прекрасно понимать, что это, прежде всего, болевая реакция на свои собственные мысли, такой синдром.

Это то, что сейчас в мозгах этих людей, извините за такое выражение, потому что эти люди действительно сейчас думают, что в той или иной форме они могут каким-то образом одержать не то что победу, а чего-то добиться, при помощи какого-то локального или еще какого-либо ядерного удара.

Поэтому каждый раз муссируется эта тема. Мы должны относиться к подобным воззваниям с осторожностью. А с другой стороны, должны понимать, что это всего лишь политическая риторика, это тема политического дискурса. Низкопробного, но политического дискурса.

— Палата представителей Конгресса США одобрила закон о ленд-лизе для Украины. Является ли это серьезной проблемой в ходе спецоперации?

— Это имеет очень большой политический резонанс, потому что у всего мира с чем ассоциируется ленд-лиз? Это помощь, предоставляемая странам, которые воюют против фашизма.

В данном случае надо сказать, что, с точки зрения имиджевых характеристик в политике, это очень существенный шаг, и он направлен против нас. Конечно же, подобная вещь будет очень негативно сказываться на нас. Потому что теперь они будут постоянно трубить по поводу того, что, как в свое время помогали странам против Гитлера, теперь мы помогаем странам против России.

То есть в любом случае они будут политически ассоциировать подобным образом современную Россию. Этого нельзя допустить, мы должны со своей стороны — опять же, это часть политической дискуссии сегодняшней, — мы должны здесь занять абсолютно непримиримую позицию. Нам не хватает жесткости, потому что мы по-прежнему реагируем на те или иные шаги. А они, судя по этому шагу, очень четко и грамотно вымеряют свои шаги, и они бьют по больным местам.

«Еще не конец»: Бородай объяснил, откуда армия Украины получает самолеты
«Еще не конец»: Бородай объяснил, откуда армия Украины получает самолеты
© РИА Новости, Григорий Василенко / Перейти в фотобанк

Посмотрите, как получилось — ленд-лиз против России и встречу на Эльбе еще отменили. Посмотрите, какая идет последовательная цепочка. Я неоднократно здесь говорил по поводу инициативности. Наше Министерство иностранных дел, администрация Президента делают много в этом направлении, но этого недостаточно, мы по-прежнему реагируем, а нам нужно инициировать протесты. У нас сейчас есть совершенно реальные возможности — в преддверии того, как Запад хочет объявить нас страной, спонсирующей терроризм, мы должны это сделать, мы должны опережать. Они должны реагировать на это. Мы должны объявить ленд-лиз Донецку и Луганску в борьбе против фашизма, мы должны были это сделать. Тем более мы и так это делаем, просто нужно было выстроить грамотную политтехнологическую цепочку.

Мы неоднократно говорили о том, что, к глубокому сожалению, иногда для выстраивания практических шагов нашей внешней политики мы не привлекаем экспертов. Эксперты, которые могли бы именно политические рекомендации дать. На Западе, в Лондоне, Вашингтоне, я видел это — работают сотни центров, которые поддерживаются правительством и которые дают эти рекомендации. Я убежден, что этот шаг был инициирован одним из таких центров и потом это было взято в разработку правительством.

Ленд-лиз, предупреждение для Приднестровья, наёмники погибшие и живые. Хроника событий на Украине на утро 29 апреля
Ленд-лиз, предупреждение для Приднестровья, наёмники погибшие и живые. Хроника событий на Украине на утро 29 апреля
© соцсети

Нам нужны свежие политтехнологии в нашей деятельности. То, что делает наша армия — это замечательно, и это, безусловно, достойно самой высокой похвалы. Но давайте не будем забывать, что, помимо горячей войны, еще идет и информационная война. И я не знаю, что важнее в данной ситуации, какая война более важная.

— Тем временем Великобритания направляет восемь тысяч военных на учения в НАТО по противостоянию России. Создаст ли это угрозу стратегического характера?

— Опять же, это политический шаг. Мы прекрасно понимаем, что восемь тысяч ничего не решат, с одной стороны. С другой стороны это, безусловно, шаги администрации Джонсона, которая не пользуется популярностью и которая в буквальном раздрае сейчас в Англии. Они боятся не дожить до следующих выборов. Ставится вопрос о том, чтобы Джонсон уходил в отставку. Поэтому подобные переброски, подобные шаги — это в большей степени политические шаги. Но они, безусловно, опять же, с точки зрения пиара, негативно сказываются на общей ситуации в Европе. Подобные действия не способствуют установлению мира в этой ситуации.

Конечно же, в целом это негативно, а с точки зрения военно-технической угрозы как таковой для нас это не представляет. Хотя с этими господами всего можно ожидать, учитывая, кто сейчас премьер-министр Англии, кто там министр иностранных дел, кто министр обороны.

Конечно же, никто из них в самом кошмарном сне не захочет участвовать непосредственно в военной операции. Это не те военные силы, которые будут нам напрямую противостоять. Но демонстрация якобы солидарности из нужды — это, безусловно, определенный краткосрочный эффект будет иметь.

Украинские военные проходят подготовку в Британии — Джонсон
Украинские военные проходят подготовку в Британии — Джонсон
© РИА Новости, Алекс Макнотон / Перейти в фотобанк

— Польша и Румыния тоже заявили о военных учениях. Не получится ли так, что они ввяжутся в большую войну?

— В данной ситуации роль Румынии будет немножко в другом. Уже сейчас достаточно серьезно во многих изданиях, я ссылаюсь сейчас на издание American Thinker, и в некоторых других, появляются такие статьи по поводу заинтересованности Румынии и Польши в территориальных приобретениях за счет Украины.

Я думаю, под шумок этой так называемой российской экспансии они сейчас будут проводить свою политику аннексии земель уже бывшего государства Украина. И, к глубокому сожалению, политический истеблишмент Украины совершенно не видит этой опасности и угрозы. А уже сейчас и в Румынии, и в Польше раздаются голоса о возвращении Буковины и, соответственно, Львова в состав уже этих стран.

Конрад Ренкас: Польские власти готовят «унию с Украиной» в форме федерации или конфедерации
Конрад Ренкас: Польские власти готовят «унию с Украиной» в форме федерации или конфедерации
© vk.com, Конрад Ренкас

Сначала это будет все сделано частичной, временной оккупацией, но, в конечном итоге, потом это будет передел Украины. Украина повернулась спиной к Западу и думает, что опасность исходит с Востока, а я убежден, что гораздо большая опасность сейчас для нынешнего режима исходит с Запада.

— Много денег российских олигархов удержано за границей, в Америке. И эти средства хотят частично выделить на помощь в поддержку Украины. Джо Байден попросил у Конгресса целых 33 миллиарда долларов на поддержку Украины, из которых около 20 миллиардов именно на военную помощь, и всего лишь три миллиарда пойдут на гуманитарную помощь. На что уйдут русские деньги, если вдруг это получится оформить юридически?

— Двадцать миллиардов — это хороший заказ. Уйдут они мы с вами знаем куда. Они уйдут в «Локхид Мартин», «Боинг»… Может быть, немножечко Англии обломится. А три миллиарда на гуманитарную помощь — это восточноевропейские страны, они какие-то продукты, вспомогательные вещи будут поставлять. Распилят это очень быстро.

Но я бы в данной ситуации обратил внимание на другое. Для нас это хороший звонок. Я не хочу сейчас злорадствовать, те люди, бизнесмены, которые разными способами, под разными предлогами выводили деньги отсюда (из РФ. — Ред.) и думали, что они сейчас уже спасены… Но я сейчас, глядя на это все, представляю себе, с каким вниманием в Саудовской Аравии, Китае, европейские некоторые страны, Сингапур, Ближний Восток — как они наблюдают за тем, что сейчас происходит, и что делается с долларами, которые вроде бы там уже очень у нас…

Это те самые 30 триллионов, долг сейчас висит Америки — это деньги Саудовской Аравии, деньги Китая, Японии, очень многих стран. Я думаю, они сейчас с придыханием на все это смотрят и прекрасно понимают, кто будет следующий.

Андрей Суздальцев: США уже финансируют войну против России российскими же деньгами
Андрей Суздальцев: США уже финансируют войну против России российскими же деньгами
© Владимир Трефилов

Как ни странно, я хочу убрать эту составляющую, я не собираюсь сейчас переживать за тех людей, которые потеряют деньги — это их дело, они знали, на что шли. Им объясняли, наверное, или, может быть, не сказали, но тем не менее они понимают, что это такое дело — сегодня ты в банке, сегодня эти цифры есть на дисплее компьютера, завтра их нет. Это для нас хороший звоночек. Побыстрее, ребята, на Запад, чтобы некому было давать.

— А как этот лакомый кусочек отразится все-таки на Украине?

— Если операция будет носить затяжной характер… Ни в коей мере сейчас не говорю это, я не военный специалист, не хочу подгонять кого-то. Нет, я сейчас говорю о другом. Если это затянется, то тогда это новое оружие, это кровь, это смерть, это слезы, это горе. И это, прежде всего, горе наших братьев-украинцев. И, конечно же, это будет и на наших солдатах. Я надеюсь, что к этому сценарию наше политическое руководство готово, и я убежден, что оно предпримет самые решительные шаги, исходя из этой ситуации.

Мы не можем запретить им (американцам. — Ред.) это делать. Это их деньги, это их валюта, мы здесь ничего не сможем сделать. Но мы можем с получателем разобраться. Ну что ж, пусть приносят [деньги] в Киеве. В Киеве должны встретить, на хорошем русском языке сказать: «Спасибо, что принесли». Я считаю, что если они это сделают, то да, эти деньги надо потратить, но на восстановление новой Украины.

Я не знаю, в каком это виде будет, как это будет, какие там будут государства, но это должно действительно пойти для блага украинского народа — ничего здесь плохого нет. Но только — не бандеровско-фашисткой мрази, только не на закупку «Джавелинов» или еще чего-то. А вот Мариуполь отстроить, другие города, которые разрушены, которые разбомбили. Там много куда есть приложить руки. Так что с этой точки зрения, почему бы нет?

Это в комплексе надо все видеть, и самое главное — надо понимать, что никто нам здесь не поможет, никто не пойдет навстречу, никто не будет пересматривать свои решения. А мы должны действовать, исходя из наших интересов, из интересов русского и славянских народов, и довести дело до конца. Мы не имеем права остановиться.

— Последний вопрос касается русско-иранских отношений в области энергетики. Ни для кого не секрет, с 1979 года большие проблемы у Ирана, они под жестокими санкциями. Эти санкции США не оставят свободного выхода Москве и Тегерану, кроме как заниматься переработкой нефтепродуктов?

— Думаю, мы уже давным-давно поняли ту ошибку, которую мы совершили в свое время при президенте Медведеве, когда мы отменили нашу сделку с Ираном, причем совершенно необоснованно. Мы не должны были этого делать, но тем не менее пошли на это. Думаю, мы больше не повторим подобное.

Второй фронт и неонацисты. От чего режим Зеленского хочет отвлечь внимание и силы России
Второй фронт и неонацисты. От чего режим Зеленского хочет отвлечь внимание и силы России

Мы должны понять, что Иран сейчас ситуативно выстраивает стратегические отношения с Китаем и с нами. Это не потому, что он относится благожелательно к нашей внешней политике, это не означает, что он поддерживает какие-то наши усилия, но мы видим, что Иран сохраняет дружественный нейтралитет во всем этом. Он показывает, что он готов к серьезному диалогу.

Почему это вынужденная мера? Потому что у Ирана очень много врагов вокруг. Это касается и Турции, которая является незримым противником его лидерства в исламском мире. Это касается Саудовской Аравии. Это касается Израиля. Поэтому в данной ситуации Иран тоже в какой-то степени не то чтобы и под санкциями, а он тоже каким-то образом отрезан от части мира. Это такая обособленная культура, но очень интересная и очень динамичная.

По паритету покупательной способности Иран приближается к 700 миллиардам долларов, как ни странно — даже подсанкционная, но это достаточно динамичная экономика. И мы должны в этой ситуации рассмотреть характер наших стратегических отношений с Ираном, и прежде всего, в энергетике.

Иран может стать нам союзником в создании антитурецкого, антитуранского восприятия, потому что эта смычка Турции, Азербайджана с нашей Средней Азией, она должна прерваться здесь. И в данной ситуации нам нужно иметь Иран на своей стороне…

Самое главное, мы должны понять, что любые ограничения ядерной программы, энергетической, даже если это мирный атом — у нас больше нет никаких обязательств перед Западом. Мы не должны сдерживать наши взаимоотношения, а должны развивать их с Ираном самым динамичным образом.