Игорь Коротченко. Кто он
Игорь Коротченко. Кто он
© РИА Новости, Михаил Воскресенский / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в комментарии изданию Украина.ру.

Ранее Минобороны РФ сообщало, что окруженной и полностью заблокированной в Мариуполе на территории «Азовстали» украинской группировке было предложено добровольно сложить оружие, сдаться и прекратить боевые действия с 6:00 мск 17 апреля, чтобы спасти свои жизни. Украинские боевики отказались сложить оружие. После 17.00 мск ситуация на передовой оставалась напряженной, при этом военные РФ и ДНР стабильно продвигались вперед.

- Игорь Юрьевич, можем ли мы ликвидировать гарнизон таким образом, чтобы не дать им героически погибнуть и не позволить Украине создать им образ мучеников?

— Нам необходимо решать военные задачи. Если противник не сдается, его необходимо дистанционно уничтожать. Что касается этого ореола мучеников, то наплевать. Если враг не сдается, его уничтожают. Это военная аксиома, которая не подвергается сомнению. И это будет сделано.

- Зеленский, оценивая ситуацию в Мариуполе, заявил, что это очень похоже на Иловайский котел. Может ли освобождение города резко снизить боевой дух противника?

— Плевать на мнение Зеленского. Это руководитель враждебного нам режима, против которого мы ведем специальную военную операцию. Его мнение не принимается во внимание. Мы решаем задачи, исходя из логики военной целесообразности. В Москве никого не интересует, что он заявил и о чем он думает.

Анатолий Вассерман: Отделить украинцев от остальных русских можно только путем насилия и обмана
Анатолий Вассерман: Отделить украинцев от остальных русских можно только путем насилия и обмана
© РИА Новости, Александр Натрускин

Вопрос специальной военной операции решается военным образом, а не политическим. Поэтому специальная военная операция будет продолжаться до полного разгрома ВСУ тем или иным способом. Подорвет это моральный дух или не подорвет — все решается на поле боя. Очевидно, что на политизированное и находящееся во взвинченном состоянии украинское общество это может оказать определенное влияние. Но в любом случае противник сопротивляется. Поэтому вопрос будет решаться военным путем.

- Сейчас говорят о том, что скоро начнется решающая битва за Донбасс. Как она будет происходить?

— Когда она начнется, Генштаб ВС РФ нам об этом объявит. Слишком много говорится, но от слов не решаются военные задачи. Российское руководство само определит последовательность, цели и необходимость нового этапа.

- Поставки западного оружия на Украину — это общая проблема, или есть какие-то конкретные его виды, которые способны изменить баланс сил на поле боя?

— Это очень серьезная проблема, которую необходимо решать путем воспрепятствования любым иностранным военным поставкам. Для этого необходимо уничтожить все железнодорожные и автомобильные мосты на юге и на западе Украины, которые логистически связывают ее со странами НАТО.

Речь идет об уничтожении на украинской территории всей транспортно-логистической сети, по которой идет переброска оружия. Воздухом перебрасывать они не могут, потому что военно-транспортные самолеты будут сбиваться. Остаются железнодорожные и автомобильные поставки. Так вот уничтожение железнодорожных и автомобильных мостов заблокирует эти поставки по железной и автомобильной дороге.

Необходимо разрушить транспортно-логистические хабы на юге и на западе Украины. В противном случае мы столкнемся с очень серьезными негативными последствиями.

Евгений Норин: Украина как анти-Россия всё равно сохранится, это надо трезво понимать
Евгений Норин: Украина как анти-Россия всё равно сохранится, это надо трезво понимать
© vk.com, WARCATS.RU

- Почему же мы сразу не стали это делать?

— Это вопрос к генерал-майору Конашенкову. Я даю экспертные комментарии, но я не обладаю всей полнотой информации. Минобороны обладает всей полнотой информации. Вопросы о том, почему что-то не было сделано — это вопрос к ним.

- Мы сейчас действуем силами армии мирного времени, в то время как Украина ведет против нас тотальную войну. Будем ли мы наращивать эту группировку?

— Это вопрос к Минобороны, которое формирует численность и характер группировки и ставит задачи. Потому что все комментарии военных экспертов, которые не обладают полнотой информации, не претендуют на истинность. Я не верховный главнокомандующий и не министр обороны. Этот вопрос надо адресовать людям, которые принимают решения.